Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Многие лета: личная «история успеха» премьера Домбровскиса

Автор: Александр Носович

Многие лета: личная «история успеха» премьера Домбровскиса

18.09.2013  // Фото: http://www.flickr.com

Нестабильность внутри латвийского правительства продолжает нарастать, но одно в кабинете министров остается неизменным – премьер Домбровскис, который не так давно даже получил немало «поздравлений» из уст латвийских политологов за рекордное долгожительство на посту главы кабмина. При этом политический успех Домбровскиса не является успехом демократического политика по определению – антирейтинг правительств Домбровскиса никогда не опускался ниже 70%, зато поднимался до 94%. Персональную «историю успеха» премьер-министра Латвии можно объяснить многими факторами, но только не народной поддержкой.

Валдис Домбровскис был утвержден главой правительства 12 марта 2009 года, во второй раз - 3 ноября 2010 года, в третий - 25 ноября 2011 года. Изначальный его приход на премьерский пост был легальным по процедуре, но недемократическим по факту: Домбровскис пришел в условиях фактического банкротства Латвии как одной из наиболее пострадавших от финансового кризиса стран мира, в условиях революционной по сути ситуации в стране, когда произошли погромы в старой Риге, а правительство Годманиса было распущено с рекордно низким рейтингом поддержки – 8% населения.

Тогда президент Затлерс поручил сформировать новый кабинет депутату Европарламента Домбровскису. Напрашивается параллель с Литвой: соседнюю республику, также жестоко пострадавшую от мирового кризиса, точно также из Брюсселя приехала спасать Даля Грибаускайте – тогдашний комиссар ЕС по финансам.

Но если приход Грибаускайте во власть состоялся все же в результате всенародных президентских выборов, то Домбровскис был просто назначен на пост главы латвийского правительства.

Назначение Домбровскиса премьером имело следствием беспрецедентную антикризисную политику нового правительства, из-за которой сломано уже немало копий представителями различных экономических школ. По сути, девальвация лата, урезание расходов, «замораживание» социальных программ – это очередное издание программы «шоковой терапии». Для политического деятеля (в условиях демократии) «шоковая терапия» не оборачивается политическим самоубийством обычно только в том случае, если резкое падение социального благополучия является кратковременным и сменяется его стремительным ростом. Если до истечения срока полномочий правительства граждане успеют почувствовать на себе реальное улучшение уровня жизни в результате «шоковой терапии», то шансы на переизбрание есть.

На выборах же в Сейм 10-го созыва в пользу Домбровскиса сработал другой эффект. За «Единство», вновь выдвигавшее Домбровскиса премьером, проголосовал 31% избирателей – первое место среди политических объединений. Сработали тезисы «коней на переправе не меняют», «чтобы потом стало лучше, сейчас нужно затянуть пояса» – население продлило свой кредит доверия жесткой антикризисной политике, осознавая критичность ситуации, сложившейся в экономике Латвии.

Другое дело, когда пояса с течением времени пришлось затягивать только туже, и свободных "дырочек" на том самом поясе уже не осталось - затянуто на совесть...

Десятый латвийский Сейм был распущен в июле 2011-го после года работы. Экс-президент Затлерс вынес вопрос о доверии Сейму на референдум, исходя из персональных конъюнктурных соображений, но, тем не менее, за роспуск проголосовали 94% избирателей, принявших участие в референдума. Эту же цифру, 94%, в тот период, по данным «Латвийского барометра DNB», составило число людей, не одобряющих деятельность правительства Домбровскиса.

Беспрецедентный показатель кризиса легитимности правящих политических сил.

На досрочных выборах в 11-й Сейм «Единство» получило менее 19% - третий результат после «Центра Согласия» и Партии реформ. По всем стандартам демократического процесса Валдис Домбровскис должен был уйти в отставку.

Однако произошло прямое нарушение общепринятых демократических практик. Партия реформ, во-первых, нарушила все предвыборные обещания, войдя в коалицию с непопулярным, отторгаемым своим электоратом «Единством»; во-вторых, уступила ему ключевые посты в Сейме и правительстве, при том что набрала на выборах больше голосов.

Как итог: третье правительство Домбровскиса состоялось в результате закулисных сделок и совершенно без учета мнения избирателей.

Теперь, за год до новых выборов в Сейм, латвийское правительство сводит свою ближайшую деятельность к переходу на евро и говорит об этом как о главном примере «истории успеха». Против введения европейской валюты, по данным Eurobarometer, выступает 54% жителей страны, однако на этот раз идея референдума в латвийской элите совершенно непопулярна – сейчас изъявление народом своей воли никому из крупнейших политиков Латвии невыгодно. Что касается «истории успеха», то четыре года антикризисной политики «затягивания поясов» - это вполне достаточный срок, чтобы народ сделал выводы о ее оправданности. У классиков политики «шоковой терапии» Рональда Рейгана и Маргарет Тетчер на пятом году их пребывания у власти наблюдался резкий рост поддержки населения, ощутившего, наконец, результативность непопулярных мер.

А вот деятельностью правительства Домбровскиса, по последнему опросу «Латвийского барометра DNB», было недовольно 74% респондентов. За правящее «Единство» сейчас готовы голосовать менее 14% избирателей.

За четыре года антирейтинг правительства так и не опустился ниже 70%.

Премьер Домбровскис – это безусловный феномен. Он продержался у власти четыре года при недовольстве собой абсолютного большинства населения, распаде двух коалиций и бесконечных правительственных кризисах (включая последний, с министром культуры Яунземе-Гренде). Его приход во власть был результатом договоренностей, а сохранение у власти стало результатом политических манипуляций. Население в этой «истории успеха» латвийского политика либо вовсе было лишним, либо его мнение использовалось как инструмент, чтобы потом быть отброшенным за ненадобностью. Но ключ к этому успеху прост: латвийские элиты Домбровскис всегда устраивал – он прекрасно подходил для реализации выбранного ими стратегического курса развития страны. Если это демократия – то исключительно демократия элит, демократия для узкого круга "своих". 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.