Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Пятница
02 Декабря 2016

На чужих ошибках: учтет ли Латвия опыт председательства Литвы в ЕС?

Автор: Александр Носович

На чужих ошибках: учтет ли Латвия опыт председательства Литвы в ЕС?

30.01.2014

Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич выступил в Сейме с отчетом о внешней политике Латвийской республики. В отличие от соседней Литвы политика "Восточного партнерства" не представляет особого интереса для латвийских элит, однако вскоре она неизбежно должна будет стать и для них приоритетом: в первом полугодии 2015 года Латвия станет председателем в Совете ЕС, и саммит "ВП" состоится в Риге.

Выступление г-на Ринкевича в латвийском Сейме качественно отличалось от аналогичных выступлений по внешней политике деятелей из Вильнюса. В нем также как у соседей из Литвы значительная часть отчета уделялась России, но если у Дали Грибаускайте и Линаса Линкявичюса по отношению к России всегда звучит категорический императив – это «империя зла», и всё тут, то выступление главы латвийского МИД в отношении к России было сбалансированным.

С одной стороны, министр Россию много ругал. За «политику давления на страны ЕС и их восточных партнеров». За «необоснованную критику и необъективные оценки по поводу процессов интеграции и вопросов истории, которые мы последовательно отвергали». Наконец, за «негативные тенденции» внутри самой России: там, по мнению Ринкевича, принимаются законы, противоречащие международным стандартам защиты прав человека, игнорируются демократия и власть закона, растет ксенофобия. Последнее было высказано в качестве аргумента «сам дурак»: мол, вы нас критикуете за неграждан, а сами-то не ангелы…

Но в то же время министр признал, что Латвию и Россию связывают успешное экономическое сотрудничество, Северная сеть снабжения, работы по демаркации границы, деятельность межправительственной комиссии. Было упомянуто о роли России в политике международной безопасности: «Мы готовы продолжать диалог в контексте Центральной Азии и Афганистана, а также по вопросам "Восточного партнерства", чтобы развеять часто необоснованные мифы, создающиеся в Москве».

По сравнению с южной соседкой, для руководства которой Россия существует только для того, чтобы сплачивать литовское общество перед ее «угрозой», противостоять «имперским амбициям» Москвы и рассказывать о них на Западе всем, кто готов слушать - сказанное Ринкевичем имеет кое-какие признаки перехода к иной внешней политике.

Этот же иной по сравнению с литовским подход проявился в отношении главного латвийского дипломата к украинскому кризису. С одной стороны, Ринкевич осуждал украинскую власть, с другой - заявил, что санкции против Украины неприемлемы: «Первыми от таких санкций пострадают сами жители Украины». Это, конечно, другое отношение к проблеме в сравнении с радикальными «ястребами» из Вильнюса, которые в своих абстрактных геополитических конструкциях о жителях Украины мало задумываются.

Впрочем, это риторика: возможно, на самом деле Ринкевич думает даже не об украинцах, а о Латвии. О латвийском бизнесе, который из-за санкций для Украины может пострадать. У Латвии не так много экономических связей с Украиной, но они есть: украинские бизнесмены покупают в Юрмале недвижимость, на предпоследнюю «Новую волну» приезжал украинский олигарх №1 Ринат Ахметов, есть контейнеровоз «Зубр», соединяющий Одессу с портами Балтийского моря, туроператоры, работающие по привлечению в Ригу туристов из Украины…

Если глава латвийского МИД имел все это в виду, когда выступал против санкций, то это тем более принципиально новый подход к внешней политике по сравнению с тем, что практиковался в странах Балтии с момента провозглашения ими независимости. Этот подход можно считать прагматическим, пусть и с некоторой натяжкой.

Однако вскоре этому еще только формирующемуся прагматическому подходу предстоит пройти проверку на прочность: в первом полугодии 2015 года Латвия будет председательствовать в ЕС, и ее внешняя политика вызовет всеобщий интерес. В том числе и у «ястребов», которые, разумеется, обратят внимание на недопустимую (по их критериям) умеренность по отношению к Востоку.

Первый «звоночек» о том, что так и будет, уже есть – решение президента Андриса Берзиньша поехать на Олимпиаду в Сочи вызвало неоднозначную реакцию у прибалтийских соседей Латвии. «Думаю, что этот недостаток скоординированности отражает то, что все же в таких случаях, когда речь идет об отношениях с Россией, страны Балтии нередко решают проводить такую двустороннюю политику, которая на руку руководству России, а последняя зачастую как раз этого и добивается», - заявил, например, директор Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета Рамунас Вильпишаускас. Посыл очевиден: президенты Эстонии и Литвы бойкотируют Олимпиаду, что же вы в Риге подрываете «балтийское единство»!

Если латвийская дипломатия не изменит своим робким попыткам совмещать риторику о европейских ценностях и правах человека с привнесением прагматических соображений, то по мере приближения к председательству в ЕС такие претензии могут принять системный характер.

Уже известно, что приоритетами председательства Латвии будет все то же «Восточное партнерство», которое было у Польши и Литвы, и кульминацией окажется Рижский саммит, который, видимо, вновь будет сведен к многострадальному Соглашению об ассоциации Украины с ЕС. Значит, Латвии предстоит оказаться в центре того же запутанного клубка, который сложился в региональной политике в 2013 году: с геополитическим подходом восточно-европейских деятелей, стремящихся оторвать Украину от России, с влиянием России, со «списками Фюле» и двойной (если не тройной) игрой украинской стороны и пр. Кстати, по плану Рижский саммит должен пройти в те же сроки, что и президентские выборы на Украине. Какой будет конкуренция на этих выборах, видно уже сейчас по дымящемуся центру Киева - будет жарко. Впрочем, велика вероятность, что смена власти в Украине произойдет досрочно, но если Янукович все-таки продержится до 2015 года, Рига с ее программой председательства в ЕС, саммитом «Восточного партнерства» и Соглашением об ассоциации может оказаться в центре даже более острого украинского кризиса, чем нынешний.

В связи с этим у Латвии, конечно, есть соблазн просто скопировать модель председательства ЕС у Литвы – благо, южные соседи уделяют внешней политике несравнимо больше внимания, чем в Латвии – шаблоны давно заготовлены. Выпустить доклад о «Восточном партнерстве» как альтернативе евразийской интеграции, с помощью которой Москва снова хочет всех оккупировать. Свести всю программу к коллективной обороне бывших советских республик от «имперских амбиций» Кремля. На всех международных мероприятиях говорить о «русской угрозе». Это будет очень легко сделать – ведь от такой политики Латвия еще вовсе и не отошла, ей ничего не стоит настроиться на традиционную, к сожалению, для себя волну оголтелой русофобии. В этом отношении ее внешнюю политику будет критиковать только Россия да собственное русскоязычное население, а латвийская власть к этому привычна.

Однако председательство в ЕС для Латвии – это не только вызов, но и возможность. Возможность пойти по иному пути. Попытаться использовать председательство в своих национальных интересах, как это сделала Польша в 2010 году. В том числе через то самое «Восточное партнерство».

Отчасти об этом сказал и министр Ринкевич, когда заявил, что Рига будет работать с Москвой по устранению у последней «необоснованных мифов» об этой программе. Депутат Сейма Латвии Николай Кабанов, выступая в Калининграде на круглом столе, посвященном началу председательства Литвы, также отмечал, что в Латвии концепция «Восточного партнерства» отличается от литовской. «В Латвии разговоры о евроинтеграции Молдовы или Украины практически не ведутся. Для Латвии считается более перспективным региональное сотрудничество с восточными соседями. У нас был проект еврорегиона «Ливония», который включал восточную Латвию, Псковскую и Ленинградскую область РФ. Есть проект «Озерная страна»: юго-восточная Латгалия и северо-восточные регионы Белоруссии», - заметил тогда депутат.

Литва все ресурсы своего председательства ЕС в 2013 году задействовала на то, чтобы придать «Восточному партнерству» абсолютно антироссийский характер – интерес к этой программе прямо связывался у Вильнюса со стремлением нанести удар по российским интересам. Это желание застилало глаза литовской дипломатии – неудивительно, что председательство Вильнюса завершилось на ноябрьском саммите полным провалом.

Если Латвия учтет эти ошибки и хотя бы будет соблюдать принцип нейтральности в период своего председательства, то оно уже будет успешнее литовского. Если же она действительно сможет придать «Восточному партнерству» новую концепцию, избавив от статуса программы по строительству «буферной зоны» от России, то это будет настоящий внешнеполитический успех.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.