Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Паксас: «Впервые не пойду на выборы. Они недемократичны»

Автор: Александра Рыбакова

Паксас: «Впервые не пойду на выборы. Они недемократичны»

09.05.2014  // Фото: www.lrytas.lt

В воскресенье в Литве будут выбирать президента страны на ближайшие пять лет. Однако вряд ли избирательную кампанию можно считать полной, а выборы честными и свободными без участия одной персоны – Роландаса Паксаса. За свою политическую карьеру он успел побывать и мэром Вильнюса, и премьер-министром Литвы, и ее президентом, и европарламентарием – оставаясь на всех этих постах самодостаточным политиком со своим мнением. Один из немногих. Именно за это свое мнение, которое не совпадало и не совпадает с установками «системы», Р.Паксас был устранен с поста главы государства в 2004 г. в результате импичмента и с тех пор старательно, но не вполне успешно, выдавливается на политические задворки Литвы. Противники Паксаса пытались даже законодательно запретить ему носить титул «президента», который присваивается в Литве пожизненно всем, кто был избран когда-либо на этот высокий пост. Впрочем, показателен уже сам факт того, что спустя 10 лет властная элита Литвы по-прежнему боится участия Р.Паксаса в президентской гонке – к выборам 11 мая он был просто не допущен. В преддверии выборов мы решили по мере сил восполнить лакуну в нынешней президентской кампании и встретились для беседы с экс-президентом Литвы, председателем правящей партии «Порядок и справедливость» Роландасом ПАКСАСОМ:

- Господин Президент, как Вы считаете, почему Вам не позволили принять участие в нынешних президентских выборах?

- Пожалуй, здесь нет лишь одной причины. Когда-то система даже и не думала о том, что я могу стать президентом. Политическая система, правящая элита одиннадцать лет назад довольно-таки спокойно наблюдали за ситуацией. Все были уверены, что государство менять не следует. Я говорю о президентских выборах в 2003 году. Правящая элита договорилась: Валдас Адамкус должен продолжать возглавлять страну, прежними оставались также премьер-министр и председатель Сейма. Однако я с таким положением вещей не согласился, сказав, что следует изменить эту систему. И у меня получилось выиграть выборы и стать президентом. Я начал менять эту застоявшуюся систему. Когда правящая элита осознала, что и в этот раз может произойти нечто похожее, она выстроила ещё больше ограничений, чем десять лет назад.

Знаете, как в известной песне Владимира Высоцкого «Идёт охота на волков», когда зверя со всех сторон загоняют охотники, стреляют в него, а он скалит зубы и прорывается сквозь окружение.

Вот и сейчас похожая ситуация. Они поняли, что если отпустят меня, то может произойти что-то значительное. Что я могу попасть во второй тур, и что будет дальше?

Это первое. Второй момент – мы измеряли рейтинги, как партии, так и личные. И они показали, что второй тур выборов был бы гарантирован. А как сложатся обстоятельства в таком случае – никто не знает. Поэтому система, как и тогда, десять лет назад, совершила незаконную вещь. Им и сейчас просто-напросто страшно, что они могут потерять влияние.

Третья причина состоит в том, что каждый боится конкуренции. Политические партии просчитывают варианты, лучшие не для государства, а лишь для себя. А государство просто отодвигают в сторону.

У нас есть два решения: Страсбургского суда и Комитета ООН по правам человека. Но в то же время ведутся подсчёты - а какая ситуация будет выгоднее моей партии, стоит ли осуществлять эти решения или нет?

И, наконец, есть много действующих лиц, без участия которых не обошлось и в прошлой некрасивой истории. Они всё ещё у власти.

- Как Вы считаете, это было решением исключительно Главной избирательной комиссии или кто-то извне мог повлиять на её решение?

- Не думаю, что Главный административный суд и Главная избирательная комиссия были в этом случае совершенно самостоятельными. Глава одного государства когда-то сказал: «Выигрывает не тот, кто голосует, а тот, кто подсчитывает голоса». Вы знаете, о чём я говорю. Однако похоже, что Литва продвинулась ещё дальше именно по недемократическому пути – уже даже не разрешается подсчитывать голоса.

Я не нашёл аргументов в решении как суда, так и комиссии. Аргументов просто нет, они смешны.

Суд вынес решение: не выдавать мне листы для сбора подписей избирателей. Они посчитали, что Главная избирательная комиссия была права. Я предлагаю всем студентам, изучающим право, ознакомиться с данным решением. Это просто хрестоматия, как нельзя поступать и как у нас разделены между собой право, демократия и политическая заинтересованность. Там очень красиво всё расписано. Я обращался в суд из-за нарушения международного пакта о гражданских правах. Это 25 статья – право на свободные выборы. Суд мне ответил: «Лишь Комитет ООН по правам человека может установить, нарушена ли 25 статья».

Хорошо. Как раз через неделю после решения суда Комитет ООН огласил свой вердикт: пакт нарушен.

Я думал, как же судьи выкрутятся из сложившейся ситуации? А они прикрылись формальностями и не приняли к рассмотрению моё новое обращение.

Суд нашёл две причины. Первая: Главный административный суд может заново рассматривать дело, если в нём появились новые обстоятельства. И вот суд мне отвечает: «По законам Литвы, в список новых обстоятельств дела не входит решение Комитета ООН по правам человека».

Тогда я указал другую причину, почему следует возобновить дело. Одна из судей является женой судьи Конституционного суда Жалимаса, который представлял интересы нашего Правительства в решении Страсбургского суда по правам человека. Разумеется, жена была заинтересована – это семейные дела. Ответ вновь был формальным: я должен был раньше знать, кто является чьим супругом. Это такие смешные вещи. Однако когда это всё делается за счёт избирателей и интересов будущего государства….

- Получается, что понятия «демократия», «политическая свобода», «свобода» - лишь пустые слова в современной Литве?

- Мне очень нравятся слова Александраса Стульгинскиса, нашего президента: «Вопросы, касающиеся свободы, может решать лишь сама литовская нация. Поэтому в этой борьбе лишь на неё и следует опираться».

Эта цитата вписана и в предвыборную программу нашей партии, которая баллотируется в Европарламент.

К сожалению, по последним опросам, которые проводились месяц назад, 50% жителей Литвы хотели, чтобы я принимал участие в президентских выборах.

Это не значит, что они все отдали бы за меня свои голоса, но они желали сами принять решение. Но решение приняла политическая элита. И, кажется, всё понятно: дайте людям самим определиться. Захотят - проголосуют за Паксаса, не захотят – не проголосуют. Тем более что прошло больше десяти лет после этих событий.

Ничего не доказано. Две самые солидные международные институции заявили: «Вы нарушили права человека».

Тогда, вроде бы, и ответ на Ваш вопрос таков: эти демократия и свобода – лишь понятия. А на самом деле действует какой-то конгломерат, который пытается решать судьбы людей, будущее государства. Однако, видимо, раньше или позже это закончится каким-то социальным взрывом.

Я много ездил, общался с людьми и уже-уже чувствуется это отдаление народа и власти. Немного осталось до этого социального взрыва.

- Планируете ли Вы принять участие уже в следующих президентских выборах?

- Я никогда этого не скрывал. Некоторые мои коллеги уверяют, что мне не следовало говорить о своём участии в президентских выборах. Если бы о тебе ничего не слышали, не знали, ты ничего не делал и не обещал, возможно, и внесли бы изменения в Конституцию страны. Но мне не нравятся такие игры. Я всегда говорю, что буду этого добиваться. Пост необходим, чтобы воплотить в жизнь программу, ради чего я и нахожусь в политике. И я добьюсь этого. Сегодня, после решения Комитета ООН по правам человека, больше некуда отступать. Указаны точные сроки, в которые Литва должна воплотить его в жизнь. Если только страна не покинет ряды Европейского Совета и ООН.

- Почему Вы решили поддержать именно соцдема Зигмантаса Бальчитиса и насколько велики шансы, что второй тур состоится?

- Есть философ Сенека, он мне очень нравится. Когда человек не знает, что предпринять, иногда бывает очень полезно почитать его работы. Процитирую: «Всегда борись за республику, за государство. Если тебя выкинули за пределы форума – борись за его пределами. Если ты лишился ноги или руки – борись без них. Лишился голоса – борись глазами». Думаю, что, стремясь к посту президента, я сделал всё, что мог. И у нас всё было – доверие людей, их поддержка, разработанная программа, решение международных инстанций. Однако на прошлой неделе Главный административный суд Литвы поставил точку.

Что дальше? Впервые за все годы независимости Литвы я не пойду голосовать на выборы. Вижу нечестные и недемократические выборы. Многие люди, мои сторонники, также не пойдут голосовать.

Однако я прекрасно понимаю, что государство не останется без главы. И в этом случае из всех кандидатов лучшим вариантом для государства является Зигмантас Бальчитис.

Несколько месяцев назад я говорил, что правящая коалиция должна выдвинуть одного кандидата. Верю, что Зигмантас может попасть во второй тур. И тогда партнёры правящей коалиции поддержат его. И это будет серьезным вкладом в окончательные результаты президентских выборов.

Я сделал всё как глава партии «Порядок и справедливость». И искренне прикладываю руку к сердцу. Но сейчас мы смотрим не на партийные политические интересы, а на государственные. А государству будет лучше, если люди проголосуют за Зигмантаса Бальчитиса.

- А что именно Вы изменили бы в Литве, чтобы улучшить ситуацию?

- Сегодня я уже не смогу стать президентом. Но я всю свою жизнь придерживался принципа, даже после событий 2004 года, – не критиковать президента. Такой же практики придерживался и Альгирдас Бразаускас.

Многое я делал бы по-другому.

- На этой неделе будет принято решение о создании временной парламентской комиссии, которая расследует, почему до сих пор не выполнено предписание ЕСПЧ и каким образом Литва будет выполнять требование Комитета ООН по правам человека о восстановлении Ваших политических прав с 2004 г. На какие результаты работы комиссии Вы рассчитываете и насколько объективны они могут быть, на Ваш взгляд?

- Надеюсь, что она будет создана. В эти дни как раз Сейм решает этот вопрос. Уже название комиссии говорит о том, какие цели она ставит перед собой. Комиссия по восстановлению гражданских и политических прав президента Роландаса Паксаса. Это следует предпринять, чтобы, в конце концов, высшая политическая власть договорилась, каким образом все эти вещи осуществить.

- Какой политический вес на сегодняшний день имеет партия «Порядок и справедливость»? Насколько от неё зависят решения правящей коалиции?

- Конечно, хотелось бы, чтобы у нашей партии было политическое большинство, 71 представитель. Надеюсь, что такое время ещё придет. И тогда, стопроцентно, программа Правительства повторяла бы программу именно нашей партии. А сейчас мы - коалиционные партнеры, у нас есть 10 мест в Парламенте, 160 представителей в советах самоуправлений, мы представляем страну в Европарламенте. По оценкам, по позициям, уже долгое время мы являемся второй партией. Надеюсь, что добьёмся ещё больших результатов.

Так что от нашей позиции многое зависит в государстве. Активны наши министры, инициативны члены Сейма. Ситуация неплохая, на мой взгляд.

- Почему, на Ваш взгляд, не произошло объединение партии «Порядок и справедливость» с «Партией труда»?

- Это было хорошим шагом, чтобы начать процесс и видеть цель: что должна образоваться мощная, огромная партия с большим количеством парламентариев, членов самоуправлений. Партия, реально претендующая на первое место в плане политического веса. Когда мы начали реализацию идеи, появилось много помех. Не только со стороны тех двух партий, которые хотели сделать этот шаг. Ведь первоначально обе стороны были настроены очень решительно.

Однако нам начали вставлять палки в колеса с целью, чтобы процесс не дошёл до своего логического завершения. Все конкуренты увидели, что с этой силой придется считаться.

И, к сожалению, в этом марафоне, который надо было пройти от первоначальной договорённости до финала, то есть объединения и общего руководителя, наши коллеги, «Партия труда», не выдержали и сошли с дистанции. Я увидел, что они дрейфуют и от этого нет никакого толку. Поэтому я остановил данный процесс.

- Вы не боитесь, что от Вас могут избавиться, как некогда от Дж. Кеннеди?

- Я уже много раз слышал вопросы такого рода. С тех пор, когда занял пост премьера страны, принимал решения о приватизации, и позже, когда стал президентом. Я понимаю, что тогда было очень «горячо», и это могло произойти. Не думаю, что такое может быть сейчас. Правда, не думаю.

А во-вторых, всю жизнь, сколько себя помню, я – в воздухе. Постоянно летаю! Полёты под мостом или на расстоянии лишь 12 см между хвостами. Взгляните лишь на это, вам не кажется, что человек уже ничего не боится?

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.