Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Четверг
08 Декабря 2016

Прощайте, «мистер да»: в память об Эдуарде Шеварднадзе

Автор: Александр Носович

Прощайте, «мистер да»: в память об Эдуарде Шеварднадзе

07.07.2014  // Фото: gdb.rferl.org

В Тбилиси на 87-м году жизни умер Эдуард Шеварднадзе – выдающийся типаж перестроечного и постсоветского политика, состоявшегося на распаде СССР, способствовавшего этому распаду и использовавшего его как возможность захватить всю власть в советской республике в свои руки.

Центральное событие в жизни Шеварднадзе – это, конечно, его назначение министром иностранных дел СССР. Если бы не это парадоксальное кадровое решение Горбачева, Первый секретарь ЦК Коммунистической партии Грузии все равно вошел бы в историю – но лишь родной Грузии, а не всего Союза. Если говорить об истории, то для нее, возможно, так и останется загадкой, с чего вдруг Михаил Горбачев поменял легендарного «мистера нет» - побившего рекорд пребывания на посту главы внешнеполитического ведомства в российской истории Андрея Громыко на ничего не понимавшего во внешней политике и международных отношениях руководителя Советской Грузии. Но как бы то ни было, а батоно Шеварднадзе в 1985 году переехал из Тбилиси на Смоленскую площадь.

И вошел в историю международных отношений как «мистер да».

Пребывание Эдуарда Шеварднадзе на посту министра иностранных дел – это выдающийся пример сдачи национальных интересов главным дипломатом, который дошел до прямого содействия процессу распада страны.

Когда еще в истории бывали случаи, чтобы глава МИД в зарубежных поездках высказывался против своей страны, но не уходил при этом в отставку? В перестроечном СССР так и было: Шеварднадзе на Западе занимался антисоветской пропагандой – критиковал Москву за разгон оппозиционного митинга в Тбилиси и не боролся на международном уровне с сепаратизмом прибалтийских республик.

В воспоминаниях бывшего 1-го зама госсекретаря США С. Тэлботта описывается эпизод, когда М. Горбачев направил Е. Примакова на Ближний Восток с конфиденциальной миссией. Что же делает министр иностранных дел Шеварднадзе? Он звонит американскому госсекретарю, раскрывает суть миссии и критически отзывается о плане Москвы. А в 1990 году Шеварднадзе совместно с госсекретарем США Джеймсом Бейкером подписал соглашение о передаче США акватории Берингова моря по разделительной линии Шеварднадзе — Бейкера. Американцы бесплатно получили 50 кв. километров шельфа Берингова моря! Полностью забыты интересы СССР оказались и при объединении Германии – за форсированный вывод советского контингента войск не списали даже советских долгов, ограничившись только устными обещаниями не расширять НАТО на восток (которое, разумеется, нарушили). Что это было – глупость или предательство?

Учитывая послужной список Эдуарда Шеварднадзе, можно предположить, что это была вполне осмысленная стратегия местного республиканского царька, в какой-то момент понявшего, что с ликвидацией Советского Союза он может из наместника превратиться в суверена.

Шеварднадзе ведь был такой не один – за исключением дипломатического этапа карьеры, которым он обязан горбачевской эксцентрике, грузинский деятель – типичный продукт своей эпохи. Инструктор райкома комсомола, выпускник партийной школы, комсомольский вожак, министр внутренних дел Грузии, Первый секретарь республиканского ЦК – Грузинской ССР будущий кумир либералов управлял самими авторитарными методами, используя для этого не только официальные органы власти, но и архаичные социальные структуры, в том числе мафиозные. Поддерживал ввод советских войск в Афганистан, травил диссидентскую грузинскую интеллигенцию. Но затем вдруг услышал wind of change и стал таким ярым «прорабом перестройки», что начал попросту крушить страну.

Таких примеров полно и в других постсоветских государствах. Литовская ССР среди 15 союзных республик была одним из лидеров по количеству коммунистов на душу населения. Она же первой в Советском Союзе потребовала независимости – причем за независимость высказались как раз местные коммунисты. Наряду с военными, оплотом советского консерватизма, противостоящим перестройке, была Советская Украина, полновластным наместником которой был Владимир Щербицкий, рассматривавшийся как кандидат на пост Генерального секретаря ЦК КПСС вместо Горбачева. Преемником Щербицкого в 1989 году стал не просто коммунист, а партийный идеолог Леонид Кравчук, с которым уже в следующем году на уровень официальной идеологии пришли жовто-блактиный флаг и атрибутика бандеровского движения.

Всеми этими коммунистами – «перевертышами» двигал инстинкт власти, ради которого они запустили центробежные тенденции на местах. Только Эдуарду Шеварднадзе выпала уникальная возможность стимулировать этот процесс не из своей Грузии, а из центра. Более того, используя для этого грандиозные ресурсы советской дипломатии.

Правда, не всем из «перевертышей» удалось подхватить власть сразу – революционная волна выкинула на своем гребне внесистемных фанатиков, таких как Звиад Гамсахурдия, Витаутас Ландсбергис или Вячеслав Черновол. Но партийной номенклатуре по всей бывшей стране в течение трех лет удалось восстановить свои позиции, сделавшись из Первых секретарей ЦК президентами и премьер-министрами. В Туркменистане - Ниязов, в Украине – Кравчук и Кучма, в Азербайджане – Алиев, в Литве – Бразаускас, а в Грузии – Шеварднадзе. Парадоксальным исключением оказалась Белоруссия, где к власти в итоге пришел бывший председатель совхоза Лукашенко. Но всем соседним президентам, премьер-министрам – бывшим Первым секретарям ЦК это обстоятельство не помешало называть Лукашенко диктатором, а себя европейцами и демократами.

Кстати, как раз у вчерашнего колхозника Лукашенко восторжествовала просоветская и антизападная риторика – большинство первых секретарей тут же заявили себя западниками и антисоветчиками. И в числе первых (наряду с прибалтами) был президент Грузии Эдуард Шеварднадзе, что не удивительно, учитывая приобретенный им на посту главы МИД статус «большого друга Соединенных Штатов».

И ладно бы такая политика была эффективной. Но Грузия при Шеварднадзе превратилось в failed state с колоссальной коррупцией и разгулом криминальных структур, с которыми был тесно связан и сам президент. В итоге Шеварднадзе не помогло даже звание «большого друга» - его режим прогнил до такой степени, что западные союзники списали «мистера да» в утиль, простимулировав «революцию роз», приведшую к власти Михаила Саакашвили. Саакашвили был и остается полноценным воспитанником Шеварднадзе – просто он сыграл на опережение, не позволив любимому учителю закрепить власть в Грузии за своей семьей.

Так что 7 июля 2014 года мир покинул не просто выдающийся грузинский политик – мы простились с выдающимся образцом советского номенклатурного деятеля, развалившего своим стремлением к абсолютной полноте власти страну, занимавшую одну шестую часть суши.

Таких деятелей, доживающих свой век на почетной пенсии, обретается еще много на просторах Закавказья, Украины и Прибалтики. Был ли их властный инстинкт благотворен для тех стран и народов, которым они принесли независимость? Для ответа достаточно проехаться по Грузии, Армении, Молдавии или Литве и посмотреть на обезлюдевшие города, уничтоженные заводы, разрушенные совхозы и разбитые дороги. Такое ли они обещали своим республикам в эпоху перемен, когда вели их в независимость? И независимость ли это? Ведь со временем сначала для Прибалтики, затем для Грузии, а затем и Украины выяснилось, что независимость для их руководства – это не высшая ценность, а товар, которым они на международном геополитическом рынке успешно и торгуют.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Рига — мировая столица газетных уток

Рига — мировая столица газетных уток

Возьмите новейшую, вполне проверенную информацию из России! Восстание четырех миллионов татар под руководством Нарым-хана! Красными войсками сдан Сталинград, они отступают к Царицыну! Дедушка Дуров назначен наркомом земледелия! Максим Горький ведет беспризорных на Харьков!