Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Рар: ЕС поддержит резолюцию Сейма Литвы по освобождению Тимошенко

Автор: Сергей Рекеда

Рар: ЕС поддержит резолюцию Сейма Литвы по освобождению Тимошенко

16.09.2013  // Фото: www.neurope.eu

Группа депутатов Сейма Литвы из правящей коалиции (социал-демократы, «трудовики» и члены партии «Порядок и справедливость») 13 сентября зарегистрировала проект резолюции, призывающей Киев освободить Юлию Тимошенко. Это требование оформлено как непременное условие подписания Соглашения об ассоциации с ЕС на ноябрьском саммите «Восточного партнерства» в Вильнюсе. Данный шаг парламентариев Литвы, являющейся в настоящее время председателем Европейского союза, не остался незамеченным в «старой» Европе. По мнению влиятельного немецкого политолога Александра Рара, вопрос освобождения Тимошенко для германского руководства является приоритетным, т.к. это необходимо для реальной, а не декларативной реформы украинской правоохранительной системы и отхода от избирательного правосудия. До сих пор литовская дипломатия ограничивалась лишь трансляцией общего набора пожеланий, и это не могло не сказываться на росте разочарования украинского общества в мягкой, подчас соглашательской политике ЕС по отношению к режиму В.Януковича. Теперь же от лица всего ЕС Киеву предлагается определиться: дальнейшее нахождение Тимошенко под стражей не позволит Украине продвинуться по пути евроинтеграции ни на йоту. В этом отношении следует признать, что литовская дипломатия продемонстрировала, наконец, зрелость и готовность, отбросив собственные, несколько романтизированные представления о процессах масштабного переструктурирования на постсоветском пространстве, отстаивать не личную точку зрения, а позицию всего ЕС. О том, будет ли резолюция литовских депутатов поддержана высшим руководством страны (в т.ч. и президентом Далей Грибаускайте), а также о том, как к этому отнесутся в Берлине, одной из главных столиц ЕС, в интервью порталу RuBaltic.Ru рассказал немецкий политолог Александр РАР:

- Г-н Рар, как Вы на данный момент оцениваете готовность ЕС подписать Соглашение об ассоциации с Украиной на вильнюсском саммите «Восточного партнерства»?

- «Восточное партнерство» это очень амбициозный проект Европейского союза. Но, с моей точки зрения, оно было задумано без подключения туда России, что является стратегически, даже геополитически ошибочно. «Восточное партнерство» родилось после грузинской войны 2008 г. и было нацелено на то, чтобы помочь таким странам, как Украина, Грузия, Азербайджан, Белоруссия, Армения выйти из российской орбиты и приблизиться к Западу. Теперь надо задаться над вопросом о том, насколько эта политика увенчалась успехом.

Я думаю, что она не увенчалась успехом. Европейский союз оказался слишком слабым, у него не оказалось достаточно политической воли, финансовых возможностей, чтобы действительно «вытянуть» эти страны из-под российского влияния.

Но и у России не прибавилось больше сил и возможностей предложить этим странам успешную интеграционную модель на Востоке. Таможенный союз тоже далеко еще не готов.

Ответить же конкретно на вопрос про Украину пока очень сложно. Сейчас в Европейском союзе ведутся ожесточенные бои в парламенте. С одной стороны в этой борьбе участвуют так называемые «геополитики», которые говорят, что нужно во что бы то ни стало подписать соглашение с Украиной, чтобы «Восточное партнерство» увенчалось хоть каким-то успехом, поскольку подписание документов с остальными странами откладывается на еще большее время.

И есть внутри Европейского союза другая очень сильная фракция, которая борется за чистоту либеральных ценностей, за чисто ценностные подходы в политике ЕС. И для этой фракции тот факт, что Тимошенко сидит в тюрьме – грубое нарушение всех политических правил и самой правовой системы Украины. Тимошенко считают политической узницей. Поэтому есть политики на Западе, очень влиятельные, которые не подпишут или будут сильно выступать против подписания Соглашения об ассоциации с Украиной, если в последний момент Юлию Тимошенко все-таки не выпустят на лечение в Европу.

Что жалко при всем этом, так это то, что между Россией и Европейским союзом не получилось общего соседства. Были все же иллюзии, что ближнее зарубежье России, а теперь и ближнее зарубежье Европейского союза, сможет стать общей площадкой взаимодействия Евросоюза и России. Но от этого мы сейчас, наоборот, отдалены больше, чем еще десять лет назад.


- В продолжение Вашей мысли: насколько я понимаю, «Восточное партнерство» как общую площадку с Россией воспринимают преимущественно в странах «старой» Европы? Потому что эксперты и политики той же Литвы, хозяйки ноябрьского саммита и главы ЕС, часто говорят о партнерстве как о механизме «сдерживания» России. И, к примеру, та же Даля Грибаускайте после встречи с президентом США Бараком Обамой все три балтийские страны назвала буферными по отношению к России…

- Я думаю, что такая точка зрения (на «Восточное партнерство» как буфер между Европой и Россией – прим. RuBaltic.Ru) имеет место в странах Восточной Европы. Она была очень типична для Польши, но, я подчеркиваю прошедшее время – была. В Польше эта концепция буферных государств претерпела изменения. Польша не хочет иметь на своих восточных границах очередной занавес.

Три же прибалтийские республики настолько связаны с интересами Америки, что иногда я даже не знаю, насколько они вообще разделяют европейский консенсус. Они являются ближайшими союзниками Америки, которые поддерживают все, что Америка говорит.

Я думаю, что их позиция не поддерживается всеми в Европейском союзе. Конечно, есть люди, которые думают теми же геополитическими мерками – я их назвал до этого. Но в то же самое время у многих, очень многих влиятельных политических сил (в Америке может быть меньше, но в ЕС их много) есть понимание, что выстроить Европу без стабильных отношений с Россией или против России не удастся. Конечно, надо признать, что идея об общеевропейском доме сегодня гораздо менее популярна, чем пятнадцать лет назад, когда казалось, что это возможно и это только вопрос времени. Но все равно это не означает, что Европа хочет затолкать Россию в Азию. Какая из двух линий в итоге возобладает, пока сказать трудно. И это, кстати, также зависит и от самой России.

- Вы упомянули, что Литва относится к «фракции геополитиков» Восточной Европы, для которых важно любыми способами вывести страны «Восточного партнерства» из-под влияния России. Между тем, в эту пятницу 24 депутата от правящей коалиции в Литве зарегистрировали в Сейме проект резолюции с требованием об освобождении Тимошенко из-под стражи и призывом не подписывать Соглашение об ассоциации Украины с ЕС до освобождения оппозиционерки. Как Вы оцениваете такой шаг руководства Литвы?

- Здесь нужно сказать, что это только часть депутатов в Литве. Президент Даля Грибаускайте, о который Вы ранее упомянули, смотрит на этот вопрос по-другому.

Я повторюсь, в Европе очень сильны группы, которые думают с точки зрения ценностей, для которых это самое важное. Поэтому я думаю, что примеру этой литовской инициативы могут последовать и другие страны. В Германии, например, госпожа Меркель недвусмысленно заявила, что Тимошенко надо выпустить. Я думаю, что сейчас вообще будет новое беспрецедентное давление на президента Януковича с требованием выпустить Тимошенко, потому что в Европе людей уже начинает раздражать, что из-за одной Юлии Тимошенко может просто рухнуть вся концепция «Восточного партнерства».

Если с Украиной не будет подписан договор, то с кем тогда? Тогда все это «Восточное партнерство» повисает в воздухе.

Конечно, вину за это будут валить на восточных партнеров, которые не хотят поддерживать партнерство, но какой-то привкус остается внутри ЕС, что, мол, союз оказался безвольным или недостаточно сильным, прозорливым. Поэтому сейчас Европа во многом спасает сама себя и нужно это партнерство продолжать.

- В Германии какая позиция доминирует: полностью освободить Тимошенко или достаточно перевести ее для лечения в Германию?

- Я не вижу разницы между первым и вторым. В каком виде Юлию Тимошенко выпустят из тюрьмы, думаю, большинство немецких политиков не волнует. Полагаю, она может лечиться на Украине, в Германии, Америке. Главное условие, которое выставляет Германия – чтобы лидер оппозиции, в качестве которого рассматривают Юлию Тимошенко, не находился бы в тюрьме.

В Германии, конечно, тоже есть политики, которые считают, что рано или поздно Тимошенко выпустят: если не в этом году, то чуть позже, потому что система правосудия на Украине будет меняться, законы, по которым ее посадили, будут изменены, поэтому можно было бы и сейчас подписать ассоциацию. Но это не точка зрения высшего руководства.

Поэтому нужно еще подождать, что будет в конце ноября. До этого времени еще может многое произойти. Вплоть до выпуска Тимошенко в преддверии саммита в Вильнюсе.

- В Европе, Вы сказали, уже многих раздражает, что один человек стоит на пути развития программы «Восточного партнерства». В Литве тоже некоторые политики придерживаются мнения, что судьба одного человека не должна влиять на евроинтеграцию всей страны. Но как Вы считаете, можно ли будет считать успешным ноябрьский саммит «Восточного партнерства», если Соглашение с Украиной будет подписано без реальной демократизации режима Януковича? В частности, без освобождения Тимошенко?

- Я считаю, что Тимошенко зря посадили. Конечно, доказано, что она имела коррупционные связи, но посадили ее за то, что она подписала договор с Россией о газе. И здесь все выглядит очень политизировано и запутано.

Конечно, очень трудно подписывать Соглашение об ассоциации с Украиной Европейскому союзу, скажем, с моральной точки зрения, ведь эта ассоциация не только экономическая – она имеет и политическую, идейно-моральную, составляющую, обе стороны обещают совместно работать над общими культурными проблемами.

И как это выглядит перед всем миром, когда двери в Европейский союз открывают стране, где глава оппозиции, которая была премьером, несмотря на все ее погрешности, находится в тюрьме?

Я не понимаю, почему украинское руководство не объявит амнистию, потому что оно тем самым открыло бы себе все двери на Запад сразу. Но с другой стороны, насколько Украина выиграет, подписав это Соглашение об ассоциации, тоже большой вопрос. Ведь дело не в других - на Востоке или на Западе. Судьбу Украины решают украинцы у себя дома со своими намерениями. А мы понимаем, что народ на Украине по-прежнему расколот: очень большая часть хочет поскорее на Запад, отодвинуться от России, и очень большая часть украинцев, живущих на Востоке, не хотят в русскую империю, но и ни в коем случае не хотят потерять культурную и экономическую близость с Россией. И в краткосрочном плане, конечно, украинская экономика гораздо больше выиграет, если будет связана с российским, с евразийским экономическим пространством, нежели с европейским. Но в средне- и долгосрочной перспективе Украина выиграет от присоединения к громадному рынку Европейского союза и получит европейские нормы, при помощи которых будет проще бороться с внутренней коррупцией и создавать правовую базу для лучшего функционирования экономики.

Я думаю, в долгосрочной перспективе украинская дипломатия могла бы влиять на Россию, на Евразийский союз, чтобы тот тоже искал ассоциированный статус в Европейском союзе или Европейский союз искал ассоциированный статус с Евразийским союзом. Тогда вся эта проблема с Украиной, о которой мы сейчас говорили все это время, отпадает.  

Статья доступна на других языках:
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.