Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

Рар: Рига не должна отстранять Россию от «Восточного партнёрства»

Автор: Анастасия Фёдорова

Рар: Рига не должна отстранять Россию от «Восточного партнёрства»

10.04.2014  // Фото: www.diepresse.com

Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич, выступая в марте на секции саммита ЕС, посвящённой «Восточному партнёрству», заявил, что к программе нужно привлечь США и переименовать её в «Евроатлантическое Восточное партнёрство». Кроме того, глава латвийского МИД считает, что странам ВП нужно предлагать не просто ассоциацию с ЕС, а полноценное членство. Однако чтобы эта модель обновлённого «Восточного партнёрства» стала жизнеспособной, а не привела к очередной политической конфронтации в Европе, к ней необходимо привлечь Россию, убеждён известный политолог, научный директор Германо-российского форума Александр РАР:

- Г-н Рар, ближайший саммит «Восточного партнёрства» пройдет именно в Риге в 2015 г. Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич недавно заявил, что к программе нужно привлечь США и переименовать её в «Евроатлантическое Восточное партнёрство». Как Вы оцениваете такую идею?

- Вы знаете, одно другому не мешает. Сама идея, на мой взгляд, достаточно позитивная. Помню, как экс-президент РФ Дмитрий Медведев, выступая в 2008 году в Берлине, предложил провести дискуссию о создании общей зоны безопасности – от Ванкувера до Владивостока. Имелось в виду как раз-таки сотрудничество США, ЕС и России. Ещё в 90-ые годы с подобной идеей выступали Ельцин и Козырев, тогда тоже рассматривалось создание большого демократического сообщества в Северном полушарии. В принципе эта идея не имеет негативного характера.

Единственное, что нельзя исключать из неё Россию. Так что я за то, чтобы трансатлантическое, евразийское и европейское сотрудничество каким-то образом институализировалось.

Сама Европа сегодня поставлена перед выбором. Или сотрудничать только с Россией, и с Евразийским союзом создавать общую экономическую зону от Лиссабона до Владивостока - тогда США будут считать, что их как-то изолировали от Европы. Или наоборот, если ЕС будет создавать свободную экономическую зону только с США, то вытесняется Россия, да и в целом постсоветское пространство, что тоже нехорошо.

- Последние политические события, в частности украинские, показывают, что крупным странам не так уж и нужно общее пространство. Не кажется ли Вам эта идея партнёрства США, ЕС и России утопической с учётом существующей напряжённости между странами?

- Разумеется, существует множество конфликтов. Есть геополитическое противостояние, преследование своих экономических интересов и т. д. В частности, конфликт цивилизаций Запад-Восток, который на сегодняшний день не позволяет создать это общее пространство. Однако неизвестно, как сложится ситуация через, предположим, 50 лет. Я думаю, что через несколько поколений, когда, к примеру, население США, Европы и России будет уменьшаться, появится общая угроза, следовательно, появится и необходимость во взаимопомощи. И когда конфликт в мировой политике будет всё больше напоминать ось Север-Юг, а не Восток-Запад, то идея общего пространства станет более востребованной, получив, таким образом, больше шансов на реализацию.

К тому же, позитивный посыл уже есть. Взять, к примеру, Всемирную торговую организацию. Все страны, входящие в неё, уже находятся в общем экономическом пространстве. За всю историю человечества такого крупного экономического «клуба» ещё не было. Глобализация идёт полным ходом, и это хорошо.

- Как Вы думаете, эта идея сформировалась в стенах МИД Латвии или же определённый «заказ» на подобную реформу программы есть в Брюсселе?

- Конечно, эта идея не родилась в Латвии, подобные концепции вынашивались в Европе ещё до развала Организации Варшавского Договора, а также после развала СССР. В конце 80-ых годов Горбачёв говорил об «общем европейском доме». Я припоминаю Парижскую хартию, которая тогда была подписана и поддержана американцами. Она являлась неким фундаментом, на котором мог быть построен такой общий порядок, но этого, как мы видим, не произошло.

Я думаю, что нынешняя бюрократия Брюсселя упустила шанс создать такую концепцию, поскольку последнее европейское партнёрство было неправильным. Оно явно действовало против России на постсоветском пространстве. Была попытка «вытащить» Украину, Белоруссию и Молдову из-под российского влияния.

Естественно, что украинский кризис сейчас скорее углубляет конфликт между Россией и Западом, но так будет не всегда. Надеюсь, что через полгода или год, когда ситуация успокоится, можно будет вернуться к этой идее.

- Глава латвийского МИД также предложил давать твёрдое обещание странам-участницам «Восточного партнёрства», а именно гарантировать полноценное вхождение в состав Евросоюза, а не расплывчатое ассоциативное членство. Насколько реально выполнить это обещание?

- За последние время в связи с украинским кризисом от представителей «Новой Европы» прозвучало немало речей, направленных на привлечение стран «Восточного партнёрства» в ЕС. Этот эмоциональный накал вызван прежде всего страхом перед Россией, которой вдруг все начали бояться. Но это пройдёт, я уверен. Вступление в ЕС не должно осуществляться как бегство от России. ЕС и НАТО – это не инструменты холодной войны.

Страны должны достигать необходимой квалификации, чтобы вступать в ЕС, который, в свою очередь, не должен принимать государства, если они к этому не готовы ни экономически, ни ментально. К тому же, нужно учитывать мнение общественности этих стран, которая, как показывает практика, не всегда хочет присоединения к ЕС. Поэтому здесь необходимо трезво смотреть на ситуацию.

На мой взгляд, ЕС где-то уже перешёл границы своего возможного развития, в частности экономического.

Мы ведь понимаем, с каким трудом мы спасаем Грецию. И это далеко не единственная страна, которая находится в тяжёлом финансовом положении. Нужно хорошо подумать, как расширять ЕС и стоит ли вообще принимать в него новых членов? Есть ли для этого необходимые ресурсы? Время всё покажет, в том числе и то, как сам ЕС справится со своим финансовым кризисом.

- На Ваш взгляд, есть ли различия между политикой Вашингтона и Брюсселя в отношении стран «Восточного партнёрства»?

- Я критично отношусь к тому, как последние 5 лет велась политика «Восточного партнёрства», поскольку она не включала российские интересы, более того, была во многом направлена против них. Думаю, что «Старая Европа» - например, Германия, Франция, страны Бенилюкс, Испания, Италия - с удовольствием бы вернулись к идее «общего европейского дома». В этих странах я часто слышу аксиому «Европу невозможно стабилизировать без России», поскольку, в противном случае, пренебрежение российской стороной во всех смыслах может привести к негативным последствиям.

Конечно, в Центральной и Восточной Европе по поводу этой аксиомы возникает много вопросов и все они так или иначе сводятся к недоверию и недовольству российским влиянием. Там считают, что нужно укреплять позиции НАТО и ЕС против России.

И мне кажется, что американцы ведут «геополитическую игру» на стороне «новых» европейских стран, в частности в Латвии, в которой также царит атмосфера неприязни к России. У США там свои интересы, однако абсолютно легитимные.

Американцам выгодно, чтобы ЕС каким-то образом был подключён к США, чтобы это было трансатлантическое сообщество, которое определяло бы правила торговли, руководило созданием нового мирового порядка и стало главным двигателем человеческой цивилизации. И Россия не вписывается в этот американский сценарий. Поскольку если она входит в общую Европу, то в этом контексте роль США автоматически ослабевает. Поэтому и возникает такая ситуация: США хотят иметь собственные отношения с Россией, но при этом не хотят строить вместе с ней «общий европейский дом», так как, повторюсь, американское влияние ослабнет.

Я считаю, что европейская точка зрения не должна быть проамериканской. Европа должна быть нацелена на то, чтобы создать такую платформу, где бы она смогла одной рукой облокачиваться на американское плечо, а другой на российское.

- Вы отметили, что Латвия как страна «Восточного партнёрства» является платформой, где США и ЕС всячески устанавливают своё влияние путём отстранения латвийского государства от России. И в этом политика ЕС и США схожа. Но как долго эта ситуация может продолжаться? Можно ли создавать какое-либо партнёрство при таком положении дел?

- Латвия достаточно быстро вошла и в НАТО, и в ЕС, чтобы чувствовать себя защищённой. Причём защищённой от России. Известно, что там царит страх возможного присоединения государства к РФ, хотя я не верю, что Россия каким-то образом планирует это сделать.

Вообще, хочу сказать, что географическое положение – это судьба, от которой не убежишь. Не может маленькая Латвия взять и переехать со своим населением в Америку. И никуда она не денется от своего восточного соседа.

Я считаю, что латвийскому государству нужно создавать собственные отношения с РФ непосредственно. Думаю, что следующее поколение латышей будет понимать, что нельзя во всём полагаться на защиту США. Латвии выгодней строить отношения с российской стороной, чем опускать новый железный занавес на своей восточной границе.

- Чем вызвана, на Ваш взгляд, попытка МИД Латвии столь радикально пересмотреть программу «Восточного партнёрства»?

Я расцениваю это как попытку повлиять на общие процессы принятия решений внутри ЕС. У каждого министра иностранных дел есть право высказывать и предлагать такие идеи, и Ринкевич - не исключение. Но я думаю, что в ЕС он занимает положение меньшинства относительно тех, кто не поддерживает подобные инициативы.

Инициативу Ринкевича можно рассматривать с двух сторон. Если он предлагает Америке поддержать нынешнее «Восточное партнёрство», которое настроено против России, то это лишь усугубит конфликты в Европе. Если же он призывает Америку подключиться к созданию мирной зоны безопасности и экономической взаимопомощи в рамках общего пространства, то это здорово. Интерпретировать можно по-разному. Здесь нужно разобраться, в каком направлении идёт аргументация и какова природа этих призывов. В любом случае, для Латвии эта идея выгодна лишь при условии, что страна не отвернётся от России.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.