Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Русский союз Латвии: «Наш паровоз на запасном пути»

Автор: Андрей Солопенко

Русский союз Латвии: «Наш паровоз на запасном пути»

13.11.2015  // Фото: delphi.lv

Партия «Русский союз Латвии» переживает сейчас не самые лучшие времена: в её активе только два депутата – один в Европарламенте и один в городской думе Даугавпилса. В то же время партийные активисты не опускают руки и рассматривают возможность участия в ближайших муниципальных выборах – в 2017 году. О том, что происходит внутри Союза сейчас, о планах партии на будущее и в целом о геополитической обстановке в мире порталу RuBaltic.Ru рассказал сопредседатель РСЛ Мирослав МИТРОФАНОВ:

— Г-н Митрофанов, на съезде РСЛ в марте было заявлено, что до конца текущего года партия создаст общегражданскую оппозиционную коалицию, куда войдут как партии и общественные организации, так и различные общественные и политические активисты. Есть ли какой-нибудь прогресс в этом направлении?

— Да, это была моя идея, и съезд за неё проголосовал, но действий в этом направлении не производилось. События геополитического уровня затмили необходимость и возможность новых проектов на уровне страны. Сейчас этот вопрос неактуален.

— Что сейчас происходит в партии? Есть ли у её руководства видение, куда и как двигаться дальше?

— Партийный проект сейчас почти заморожен. Деятельность РСЛ поддерживается вокруг двух наших депутатов – Татьяны Жданок и Юрия Зайцева. Кроме того, члены партии продолжают работать в общественных организациях, поддерживая связь с партией. РСЛ находится в режиме ожидания: если вдруг будет необходимо мобилизоваться для какой-либо политической кампании, то мы можем это сделать достаточно быстро.

— Недавно обсуждался вопрос об участии кандидатов от РСЛ в выборах в местное самоуправление, намеченных на 2017 год. Что было решено по этому вопросу?

— Решения мы не принимали. Пока мы заслушали наших представителей в самоуправлениях. В разных краях ситуация сильно отличается. Есть самоуправления, в которых участие в выборах не имеет смысла. Есть города, в которых преодоление 5%-го барьера проблематично, но участие в выборах возможно и целесообразно для укрепления общественного веса того или иного активиста. Также есть и третий вариант, где участие в выборах вполне может привести к избранию наших кандидатов.

Можете ли вы назвать те самоуправления, которые партия рассматривает для участия в выборах?

— Пока известно, что наши представители будут участвовать в выборах в Даугавпилсе. Про остальные самоуправления определённо сказать сложно, ещё есть время. Что касается Даугавпилса, то там также возможны разные варианты, в том числе и коалиционные – участие наших представителей по спискам других партий, в союзе с другими партиями или отдельный старт своим списком.

— В прошлых выборах в Риге партия не участвовала. Предполагаете ли вы участие РСЛ в столице в этот раз?

— Я уверен, что наше решение не участвовать в выборах в Риге в 2013 году было правильным, оно позволило нам сохранить партийную организацию и победить на выборах в Европарламент. Что касается будущего участия в рижских выборах, то оно возможно, но при выполнении некоторых условий. Прежде всего, необходимы личные амбиции и высокая мотивация сторонников и членов партии. Мы можем поддержать и новых лидеров, которые готовы служить обществу и делать карьеру в политике.

— Однако на протяжении трёх парламентских выборов партия показывает откровенно провальные результаты. С чем, по вашему мнению, это связано?

— Времена изменились. Сейчас лидерский тип политической кампании стал единственно возможным, особенно в русской среде. Поэтому для противопоставления наиболее популярному политику среди русских избирателей, Нилу Ушакову, нужна личность сравнимого масштаба. Внимание избирателя приковано к двум полностью оторванным друг от друга уровням. Один из них, высокий, – это геополитика, противостояние России и Запада, и там вариантов не так много. Либо быть со всем Русским миром, либо быть против России. Второй уровень – совершенно приземлённый. Это домоуправления, пенсии, цены на билет в общественном транспорте. Тогда как средний уровень – взаимодействие политической элиты и государственного аппарата – для значительной части избирателей совершенно не важен, и разбираться в этом большинство не желает. Хотя именно на данном уровне принимаются решения о том, как государство и вместе с ним его жители будут дальше жить. 

Люди возмущаются, что их обманывают на уровне домоуправлений, но при этом не представляют себе связи между избранными депутатами и «ворами в жилконторе». 

Когда дело доходит до парламентских выборов, то голосуют исходя из геополитических интересов или эмоций. В сознании большинства русских Латвии есть единая русская партия, лидером которой является Нил Ушаков, а кто в ней ещё есть – не так и важно. И абсолютно неинтересно, что делают подчинённые Ушакова в парламенте и в думе. Из-за отсутствия интереса к работе своих депутатов у тех пропадает мотив к действиям, значит, нет и никаких изменений в жизни. Соответственно, в условиях застоя у избирателей исчезает желание голосовать. Участие русских избирателей в выборах уменьшается. Характерно, что к моим коллегам, экс-депутатам Якову Плинеру и Владимиру Бузаеву, до сих пор подходят на улице люди и благодарят за хорошую работу в Сейме, хотя мы уже пять лет как не депутаты.

— Вы говорили, что мир изменился и сейчас актуально геополитическое противостояние России и Запада. Как Вы думаете, связано ли с этим нежелание пускать в Латвию и Литву Ансамбль песни и пляски им. Александрова?

— Нам непросто понять злобное отношение части европейской публики к русской культуре как таковой. Это отношение можно назвать «культурным расизмом». Элита Западной Европы готова видеть в русских исключительно экономические субъекты, людей, которые работают, кому нужно платить пенсии или пособия, однако совершенно не готова воспринимать нас на территории ЕС как носителей русской культуры, которую часть европейцев в принципе отторгает. Таково отношение и министра иностранных дел Латвии Эдгара Ринкевича. Его выкрутасы с прошлогодним запретом на въезд российских артистов на «Новую волну» – это не просто вклад в противостояние с Россией. Кризис вокруг Украины – всего лишь повод. 

Сейчас отношения с Россией настолько ухудшились, что действия министра не вызвали удивления. Однако если бы он мог это сделать до обострения отношений, то он бы это сделал под лозунгом «ликвидации русского балагана в европейской стране». Но тогда не нашлось зацепки.

Значительная часть латышской творческой интеллигенции долгие годы не могла найти себе места из-за того, что в Латвии проходил этот «низкопробный конкурс, где слишком вольготно себя чувствуют русские гопники». Ринкевич выразил мнение части интеллигенции и нашёл повод для выдавливания «Новой волны». С ансамблем Александрова происходит то же самое. Сейчас зацепкой послужило выступление артистов в военной форме. На мой взгляд, если будет возможность докопаться ещё до какого-нибудь российского исполнителя, то это будет сделано с большим удовольствием и безо всяких моральных ограничений.

— На Ваш взгляд, сколько будет длиться этот «культурный расизм»?

— Пока существуют Россия и Запад. Культурный расизм – стадия развития нацизма в послевоенное время. Тогда классический расизм, основанный «на крови», уже не воспринимался, так как он привёл к колоссальным потерям и страданиям. Страны, принадлежащие к западной цивилизации, его отринули. Однако он никуда не делся, а трансформировался в «культурный расизм». Его приверженцы признают: да, все люди равны в смысле происхождения и цвета кожи, но вот западная культура – это хорошо, а вся остальная, не европейская, – это второй сорт. И всё, что говорит «второй сорт», – не более чем бормотание неразумного варвара.

Культурный расизм проявляется в дискриминации отдельных людей и целых народов. Русских в Латвии 25 лет стараются не допускать в систему госуправления и в престижные сферы деятельности. 

Политическую элиту Российской Федерации так и не допустили даже на порог «общего европейского дома», хотя в предыдущие десятилетия россияне демонстрировали заинтересованность в сближении с Евросоюзом. По мнению многих представителей западной элиты, Россия неисправимо отличается от Европы во всём и в худшую сторону, поэтому аргументы России в любом споре не должны восприниматься всерьёз. Двойные стандарты применяются в подходе к жителям Украины: те, кто декларирует приверженность движению страны на Запад, считаются во всём правыми, а их соотечественники, полагающие, что Украина должна быть вместе с Россией, наоборот, не заслуживают внимания и уважения. Хотя это один и тот же народ. Поэтому, пока будет существовать закрытый клуб богатых западных стран, будет актуальной теория, позволяющая отталкивать и дискриминировать целые нации на основе высокомерного отношения к их культуре. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.