Политика Политика

Сомкнуть ряды: военное измерение «Восточного партнерства»

12 Августа 2013
remove_red_eye  2126 0  

Литва готова развивать свою концепцию защиты Восточной Европы от «антидемократической» России не только в политическом, но и в военном измерении. Общая политика безопасности, которую предлагает Литва странам «Восточного партнерства» заключается в коллективной защите их демократических режимов от «имперских амбиций России», что в частности достигается проведением международных семинаров с обменом информацией. Однако для региона «Восточного партнерства» проблема безопасности носит куда более узкий и прикладной характер – это территория локальных военных конфликтов.

Министр обороны Литовской республики Юозас Олекас в интервью порталу Delphi.lt заявил, что приоритетом политики «Восточного партнерства» является более широкое вовлечение стран-участниц программы в общую политику безопасности ЕС. «Мы предлагаем углублять сотрудничество с восточными партнерами в области политики безопасности, укрепляя в формате Восточного партнерства платформу демократии, управления, стабильности», - заявил Олекас.

Что вообще может быть предметом политики безопасности на наднациональном уровне (а речь идет о «Восточном партнерстве» в контексте общей политики безопасности ЕС)? Первое, что приходит в голову – международный терроризм. Литве эта угроза вроде бы не угрожает, но поскольку ее альтруизм и стремление делать на постсоветском пространстве добрые дела широко известны, то пожалуйста – ЕС и США в рамках НАТО последовательно борются с террористической сетью в Центральной Азии, это центральный элемент общей политики безопасности.

Другой вопрос – как эту деятельность связать с программой «Восточной партнерство» и укреплением «платформы демократии», о которой говорит Олекас?

Собственно никак, потому что борьба с терроризмом в Центральной Азии невозможна без сотрудничества с Россией. Это всесторонне сотрудничество: начиная от информационно-аналитического сопровождения и кончая транзитом военной техники через российскую территорию.

«Восточное партнерство» же характерно тем, что в сотрудничестве Европейского союза со странами постсоветского пространства Россия изначально выносится за скобки.

Другой странный аспект выступления литовского министра – фраза про «платформу демократии». Какая связь между демократией и общей политикой безопасности? Исчерпывающий ответ на этот вопрос дает патриарх литовской политики, идеолог внешнеполитического курса Литвы Витаутас Ландсбергис, который, как и положено прирожденному публичному политику, формулирует свои мысли четко и недвусмысленно.

«Поощрение демократии надо защищать, прежде всего, как принцип выбора, и не отказываться от него, даже если это раздражает недемократические общества.

Поэтому демократическое окружение ЕС (в том числе - Литвы) является нашей первой задачей с точки зрения обороны общей безопасности», - заявил недавно отец литовской демократии Ландсбергис.

Получается уже традиционная для Литвы картина, которая сводится к выстраиванию «санитарного кордона» по границам с Россией, к борьбе с ее возрождающимися «имперскими амбициями», противодействию «попыткам реинтеграции Советского Союза». Как происходит эта коллективная поддержка друг друга маленькими, но гордыми «демократиями» все уже видели. Как раз сейчас отмечается пятилетняя годовщина «пятидневной войны» в Южной Осетии, когда литовский лидер в одном ряду с лидерами других стран Балтии, а также Польши и Украины, лично прилетел в Тбилиси выразить поддержку «демократу» Саакашвили, приказавшему открыть огонь по мирно спящему городу.

Да, режим Саакашвили в Грузии был, скажем так, демократией на любителя. Но его внешняя политика, во-первых, носила антироссийский характер, во-вторых, основывалась на демократической прозападной риторике.

В этом смысле Саакашвили идеально соответствовал установкам литовской дипломатии, а значит, он был стопроцентный демократ.

Правда, помочь своим дружеским демократиям в военном плане Литва может разве что подобными показательными акциями, как в Грузии, или разговором. «В рамках председательства мы уже провели в Вильнюсе семинар с участием представителей всех шести стран этой инициативы. Мы обменялись информацией…», - отмечает свои заслуги в защите восточных демократий литовский министр обороны. Семинар, конечно, вещь хорошая, но сами по себе семинары, конференции и круглые столы предметом политики безопасности быть не могут.

История с «пятидневной войной» обращает внимание на еще один важный аспект в теме безопасности.

Страны «Восточного партнерства» - это действительно конфликтогенный регион, в котором существует опасность настоящей войны.

Прямая военная агрессия в этом регионе не является, в отличие от стран Балтии, фантомной угрозой, пропагандистским инструментом и средством для выбивания новых бюджетов силовыми ведомствами. Страны «Восточного партнерства» - это территория локальных конфликтов: нагорно-карабахский конфликт между Армений и Азербайджаном, абхазский и югоосетинский конфликты в Грузии, непризнанная Приднестровская республика на границе Молдавии и Украины. Каждый из этих конфликтов в свое время разряжался военным кризисом, причины и предыстория этих конфликтов в некоторых случаях имеют многовековую историю, в них вплетены сложнейшие этнические и религиозные перипетии.

Так что для стран этого региона политика безопасности – это жизненно важный вопрос, в котором они не могут позволить себе трактовать безопасность в широком смысле, включая в нее энергетическую безопасность, информационную безопасность или ту внешнеполитическую «безопасность от имперских амбиций России», которую предлагает «молодым демократиям» Литва.

Для стран региона «Восточного партнерства» политика безопасности сводится к простой и понятной формуле: «Лишь бы не было войны».

Чем в этом смысле Литва может помочь этим странам? Лоббировать их принятие в НАТО? Бесполезно: государства, на территории которых существуют региональные конфликты или которые имеют неурегулированные территориальные конфликты с другими государствами, в НАТО не принимаются. Оказывать дипломатическое содействие в урегулировании конфликтов? Практика показывает, что лучше не надо. Литва один уже решила помочь Минской группе ОБСЕ с урегулированием нагорно-карабахского конфликта и создала группу дружбы с Нагорным Карабахом, признав таким образом территориальное образование, которое даже Армения не признает.

Попытки вмешаться в сложные и запутанные зарубежные процессы, не зная специфики, не владея информацией и руководствуясь лишь общими демократическими принципами – еще одна характерная черта литовской дипломатии.

В Вильнюсе этого в общем-то и не отрицают, даже оправдывают. Как заявил в своем интервью министр обороны Юозас Олекас: «Мы… видим много общих моментов, которые намного важнее конкретных деталей в отдельно взятых странах».

Обсуждение ()
keyboard_arrow_up