Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Социолог: дилемма ЦС - привлечь латышей, не потеряв русских

Автор: Александр Носович

Социолог: дилемма ЦС - привлечь латышей, не потеряв русских

06.12.2013  // Фото: en.wikipedia.org

Последние недели в Латвии охарактеризовались резким оживлением общественно-политической жизни. После трагедии в торговом центре в Золитуде, повлекшим гибель 54 человек, ушло в отставку правительство Валдиса Домбровскиса, и была развернута кампания с требованием отставки мэра Риги Нила Ушакова. Одновременно с этим с этим о возвращении в политику заявили такие знаковые для Латвии фигуры как бывший Госконтролер Латвии Ингуна Судраба и предприниматель Айнарс Шлесерс. Об основных закономерностях в общественном мнении и политическом процессе Латвии в преддверии выборов в Сейм 2014 года в интервью порталу RuBaltic.ru рассказал социолог Андрей СОЛОПЕНКО:

- Г-н Солопенко, как на Ваш взгляд, недавняя трагедия в Золитуде повлияла на общественное мнение в Латвии?

- Говоря о трагедии в Золитуде, можно утверждать, что на несколько дней национальный, этнический вопрос полностью выпал из повестки дня – все внимание было посвящено именно этим трагическим событиям: как помочь выжившим, что делать с развалинами магазина, как достать оттуда пострадавших.

Но сейчас, по моему мнению, все это отходит на второй план.

И думаю, через некоторое время все опять вернется на второй план, и этническая доминанта вновь будет превалировать в общественном сознании.

Мы уже видим конкретные ситуации, когда некоторые латышские маргиналы сразу после трагедии начинают считать, сколько погибло латышей, а сколько русских. Но все же общественное мнение в большинстве своем их одергивает – даже латышский истеблишмент говорит, что это неправильно, нельзя так делать. Однако, по моему мнению, боль от этой трагедии рано или поздно уйдет, и все вернется к тому, что было.

Тем более, что уже сейчас, после отставки правительства, делаются стандартные заявления представителей «Единства» о том, что с Центром Согласия они за стол переговоров не сядут, что в правительстве этой партии в любом случае не будет.

- И объясняется это опять тем, что это партия русских?

- Да-да, именно. Первый же вопрос, который был им задан: а вы признаете оккупацию Латвии Советским Союзом? То есть, речь по-прежнему идет именно о таких вещах.

- Накануне выборов в Латвии появляются новые партийные проекты, о своем приходе/возвращении в политику говорят многие публичные деятели. Например, прямо в день отставки правительства о создании общественного движения объявила бывший Госконтролер Латвии Ингуна Судраба. По Вашему мнению, голосование за Судрабу может носить неэтнический, консолидирующий латвийское общество характер?

- Какой-то определенный процент русскоязычных избирателей за нее, конечно, проголосует, потому что она пользуется относительной поддержкой и в латышской, и в русской среде. Но все зависит от того, какая у Судрабы будет команда, и с какими лозунгами она пойдет на эти выборы.

Существует интересное мнение, что в премьер-министры Ингуну Судрабу может выдвинуть Региональный Альянс, и именно совместно с этой партией Судраба может стартовать в Сейм.

Региональный Альянс поддерживается в основном в регионах, в малых городах, и он силен своими кадрами на местном уровне. От того, кого он будет выдвигать в Сейм, очень многое зависит. Если местный мэр, пользующийся поддержкой в своей родной волости, будет выдвигаться в депутаты Сейма, то вполне возможно, что какую-то поддержку он сможет получить. Здесь нужно смотреть какие кадры будут у этой партии, какие возможности и какие ресурсы.

- А как Вы оцениваете электоральные перспективы Айнарса Шлесерса, который также выразил намерение вернутся во власть?

- Здесь также интересно то, от какой партии г-н Шлесерс будет идти. Если мы вернемся к Региональному Альянсу, то в этой организации находятся люди, кто ранее были в Народной партии и Первой партии, которую ранее возглавлял г-н Шлесерс. И все здесь будет зависеть от того, с кем и от какой партии Шлесерс пойдет на парламентские выборы. Если он будет делать новую партию под себя, то здесь я сразу могу сказать, что электорат получается очень раздробленный (именно латышский электорат), и не факт, что г-ну Шлесерсу удастся вновь вернуться в Сейм.

Но если будет объединение нескольких партий с очень известными, харизматическими людьми, то тогда вполне возможно, что у г-на Шлесерса на попадание в парламент шансы есть. Это первое.

Второе – многое зависит от того, какие у него будут ресурсы, в том числе и финансовые, как будет проводиться кампания.

То есть, три главных фактора: с одной стороны г-н Шлесерс, с другой стороны – его команда, с третьей стороны – его ресурсы. Если все эти три фактора будут на достаточно высоком уровне, то вполне возможно, что пятипроцентный барьер эта партия может преодолеть.

Конкретнее говорить о количестве мест в Сейме пока преждевременно.

- Сейчас в Латвии в разгаре кампания противников мэра Риги Нила Ушакова, требующих его отставки. Как Вы считаете, если бы Ушаков последовал примеру Домбровскиса и ушел в отставку после ЧП в Риге, это улучшило бы электоральные перспективы его лично и Центра Согласия в 2014 году?

- Г-н Ушаков уже заявил, что в отставку он уходить не собирается и не уйдет, поэтому этот разговор в сослагательном наклонении не имеет смысла. Если говорить о кампании за отставку Ушакова, то эта кампания инспирирована совершенно определенными силами, которым выгодно, с одной стороны, смещение Ушакова, с другой стороны, дискредитация Центра Согласия.

И то, что г-н Домбровскис ушел с поста премьер-министра, это отчасти также «подножка» Центру Согласия, потому что сейчас все заговорили о том, что вот, Нилу Ушакову также надо уйти с поста.

Однако я не думаю, что проводящаяся кампания как-то повлияет на популярность мэра Риги. Скорее всего нет, если, конечно, не будут найдены конкретные виновные, что именно из-за действий структур Рижской думы произошла катастрофа в Золитуде. Тогда может быть. Смотря как эту проблему осветить. Пока я не думаю, что у мэра Риги могут быть серьезные проблемы – во всяком случае, по моему мнению, лично он-то в этой трагедии не виноват.

- Вы согласны с утверждением, что Нил Ушаков – это одна из политических фигур, объединяющих латышский и русский электорат?

- Частично. Нил Ушаков действительно пользуется огромной популярностью в русскоязычной среде. В латышской среде он, конечно известен, популярен, но не сказал бы, что он пользуется действительно большим доверием. Какой-то части латышей импонирует его молодость, его харизма, его умение управлять городом. Но не думаю, что это именно та фигура, которая объединяет латышей и русских.

- А можете ли Вы назвать каких-либо политических деятелей, общественных деятелей и деятелей культуры, которые популярны в обеих этнолингвистических общинах?

- Думаю, да. Это уже упоминавшаяся г-жа Судраба – она относительно популярна как в латышской, так и в русской среде. Из действующих политиков, возможно, президент Латвии Андрис Берзиньш. Из деятелей культуры это, безусловно, Раймонд Паулс.

- Последние замеры электоральных предпочтений показывают, что у всех парламентских партий снижаются рейтинги. С чем, на Ваш взгляд, это связано?

- Я не думаю, что рейтинги снижаются – на мой взгляд, они колеблются в пределах статистической погрешности. Явной негативной динамики я не вижу. Если они действительно немного снизились, то я думаю, что это сезонное явление, потому что сейчас одни выборы прошли, до следующих выборов еще около года, поэтому и нет PR кампании. Народ думает ни о том, за кого он будет голосовать, а о каких-то других вещах.

- У Ваших коллег социологов в отношении «русских» партий Латвии действует принцип электорального потолка, согласно которому никакая «русская» партия не может получить на выборах больше 30%. Вы с этим согласны?

- Да, это так, я с этим согласен. И могу сказать, что на последних парламентских выборах Центр Согласия достиг потолка своих электоральных возможностей. Ну, плюс-минус пара процентов. Точная цифра зависит от явки и от того, явка какой общины будет выше.

Однако на последних выборах Центр Согласия продемонстрировал предел своих возможностей у русскоязычного избирателя, и теперь ему ничего не остается, кроме как расширять свою электоральную базу на латышский электорат.

Но в этом случае возникает очень простая дилемма: расширяя свою электоральную базу на латышский электорат, есть вероятность потери какой-то части русских избирателей.

Вследствие этого Центр Согласия в данный момент пытается усидеть на двух стульях – сейчас перед ним стоит непростая задача: как привлечь латышский электорат, не потеряв в тоже время русских.

Выборы покажут, как он с этой задачей справится.  

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.