Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Социолог: «Гражданство в Эстонии все же влияет на конкурентоспособность»

Автор: Александр Носович

Социолог: «Гражданство в Эстонии все же влияет на конкурентоспособность»

25.04.2013  // Фото: rus.err.ee

Институт негражданства является яркой характеристикой общественно-политической жизни в Латвии и Эстонии. При этом в Эстонии ситуация с негражданами значительно отличается от случая Латвии: среди лиц с «серым паспортом» в Эстонии преобладают люди пожилого возраста, тогда как в Латвии демографическая структура неграждан не отличается от общей демографической структуры латвийского общества. О специфике эстонского института неграждан и программах интеграции эстонского общества порталу RuBALTIC.Ru рассказала социолог, доктор социальных наук, профессор Университета Тарту Марью ЛАУРИСТИН:

- В Эстонии сейчас подготовлена третья программа интеграции общества; в ее разработке участвовал, в том числе, и наш университет. Эстонская интеграционная программа несколько отличается от латвийской. С одной стороны, в ней не заявляется такой патетической цели, как интеграция эстонского общества, потому что эстонское общество само по себе довольно плюралистическое: у русских, как и у эстонцев, самые разные взгляды на развитие Эстонии, и ставить в программу такую задачу, как всеобщая интеграция, показалось нам и другим разработчикам нереалистичным.

Первая интеграционная программа действительно была очень идеологизированна в том смысле, что там были такие вопросы, как государственный язык, гражданство. Во второй программе вопросы интеграции были рассмотрены расширенно, появилась социальная составляющая.

Ну и, наконец, я надеюсь, что третья программа, если в работу социологов не внесут на завершающем этапе свои правки политики, будет подходить к проблеме интеграции исходя из развития гражданского общества, местного самоуправления, частного сектора и т.д. Потому что об интеграции давно уже нужно говорить не только с гражданско-политических, но и с социальных позиций.

Например, на рынке труда значительно выросла сегрегация по этнолингвистическому признаку. Есть предприниматели, у которых наемные работники – только русскоязычные: других они не берут. Если сравнить уровень зарплат, уровень интегрированности в смысле общего позитивного отношения работников друг к другу, то очень велика разница с предприятиями, где нет отбора персонала по этническому признаку.

Что касается вообще статистики, то сейчас у нас ситуация такая: 51% русскоязычной общины страны – граждане Эстонии, остальные 49% разделяются почти поровну на граждан Российской Федерации и так называемых лиц с неопределенным гражданством. Из этих людей примерно половина (из тех, что участвовали в нашем опросе) сказали, что они заинтересованы в гражданстве. Вторая половина не заинтересована в гражданстве, поскольку без гражданства им легче пересекать российско-эстонскую границу, ездить к своим российским родственникам или вести с Россией бизнес.

То есть в абсолютных цифрах программа интеграции в эстонское общества реально рассчитана примерно на 50 тысяч неграждан, которые хотели бы стать гражданами Эстонии.

В социальном плане это люди, которым уже трудно проходить все эти тесты и прочие элементы натурализационных экзаменов, потому что среди людей с «серым паспортом» много людей пожилого возраста. Здесь, кстати, есть еще одна причина, по которой многие люди предпочитают получить российское гражданство вместо того, чтобы проходить экзамен на натурализацию: это дает право на российскую пенсию, а среди неграждан много пенсионеров. В Латвии, для сравнения, у «серых паспортов» нет демографического сдвига, там социально-демографическая структура неграждан не отличается от социально-демографической структуры всего населения. В Эстонии структура неграждан отличается явным сдвигом в сторону пожилого возраста.

И здесь, конечно, есть проблема этносоциальной стратификации. То есть люди, не имеющие гражданства, в Эстонии в то же время находятся на качественно более низком социально-экономическом уровне, чем остальное население. Таким образом, гражданство все же влияет на социально-экономическую конкурентоспособность.

Если посмотреть на наших молодых эстонских граждан русского происхождения, то когда мы выясняли их самоощущение на рынке, амбиции по желаемому уровню зарплаты, то они оказывались очень амбициозны. Я могу сделать вывод, что те проблемы, которые были поставлены перед постсоветскими обществами в период постсоветского транзита, эстонская интеграционная программа почти решила. Взамен у нас появились новые проблемы, которые свойственны, например, странам Западной Европы.

Я думаю, что это стало заметно и по изменениям в дискурсе элиты. Дискурс за последние годы очень изменился. У нас усилился цивильный, гражданский подход к общественным процессам (в этом отличие Эстонии от Латвии, где, по утверждениям моих латвийских коллег, в последние годы усилился этнокультурный подход). Я приведу такой, возможно, несерьезный пример: в Эстонии каждый год проводится конкурс «Гражданин года», так вот, в прошлом году гражданином года стал футбольный форвард Костя Васильев. Костя Васильев – эстонский гражданин года! Это показатель интеграции в общество русскоязычной молодежи.

Что касается проблемы эмиграции, то это общая проблема для стран Балтии. Недавно я выступала в одной из средних школ Нарвы, там был выпускной класс, смешанный – и эстонцы, и русские. Мне там многие ребята говорили, что хотят уехать в Данию, Швецию. Когда я спрашивала, почему вы хотите уехать, мне отвечали, что в Эстонии нам ничего не светит.

Это общая установка молодежи балтийских стран: «Нам здесь ничего не светит».
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.