Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Цилевич: Латвии нужна социальная справедливость, а не национализм

Автор: Анастасия Федорова

Цилевич: Латвии нужна социальная справедливость, а не национализм

05.02.2014  // Фото: matsengstrom.wordpress.com

Первые шаги нового правительства Латвии зарекомендовали его как полноценного продолжателя прежней политики «истории успеха». Параллельно с этим в латвийском Сейме решили создать Комиссию по долгосрочному развитию, во главе которой планируется поставить автора этой «success story», в результате которой Латвия оказалась среди беднейших стран ЕС, - экс-премьера Валдиса Домбровскиса. Своим взглядом на актуальные тенденции и проблемы социально-экономического развития Латвии с порталом RuBaltic.Ru поделился депутат Сейма («Центр согласия») Борис ЦИЛЕВИЧ:

- Г-н Цилевич, в Сейме Латвии договорились о создании Комиссии по долгосрочному развитию, которую возглавит Валдис Домбровскис. Как Вы считаете, с какой целью сделан этот шаг? Новая комиссия будет контролировать соответствие латвийской политики правилам «истории успеха» самого же Домбровскиса?

- Тут я согласен с Янисом Урбановичем, председателем нашей фракции. Как-то не комильфо будет, если «многолетний» премьер останется просто рядовым депутатом. Сажать его в какую-либо законодательную комиссию тоже как-то нехорошо. Такая синекура придумана для бывшего премьера для того, чтобы дать ему повод умно порассуждать на различные стратегические темы. Других практических выгод от создания такой комиссии, конечно, не будет. Никакого контроля, конечно, тоже не будет, это просто очередная "бла-бла-бла комиссия".

- Как Вы считаете, насколько жизнеспособна сейчас латвийская модель экономики издания Валдиса Домбровскиса? В чем ее главные слабости?

- Она ограниченно жизнеспособна. Во-первых, эта модель подразумевает «кредитную иглу», мы действительно влезли в существенные долги. Ничего страшного номинально в этом нет, многие государства живут в кредит. Но за счёт чего эти долги отдавать?

По сути, то, как вело себя правительство Домбровскиса в период кризиса в соответствии с чисто монетаристскими воззрениями, привело к долговой яме многие будущие поколения.

Одна из проблем этой модели экономики заключается в том, что она «очень правая». Причем вроде как правая политика должна создавать благоприятные условия для бизнеса, но этого не происходит, поскольку отсутствие чёткой социальной политики приводит к утечке мозгов, да и рабочих рук тоже.

Латвия - открытая система, в рамках Евросоюза существует свобода передвижения. До тех пор, пока работающий человек в Латвии будет жить хуже, чем безработный в Великобритании, наивно было бы надеяться, что люди будут оставаться и работать здесь. В некоторых других европейских государствах эта проблема решается за счёт интенсивной иммиграции, но у нас иммиграция со времён «Атмоды» - ругательное слово. Вот и получается, что из-за отсутствия трудовых ресурсов бизнес не может развиваться.

- Говоря о социальном неравенстве, в своей статье «Печальная “история успеха”», Вы заметили, что «правые способны решить проблему социальной справедливости столь же успешно, как лиса способна охранять курятник…». Применимо ли Выше высказывание к перспективам развития экономики страны и после ухода Домбровскиса?

- Разумеется, ведь политика не поменялась. Правительство заведомо временное, все новые министры во главе с премьером бьют себя кулаком в грудь, утверждая, что «векторы стратегического развития экономической политики» останутся теми же, что и в правительстве Домбровскиса. Поэтому нет никаких оснований ожидать каких-либо изменений.

- Соответственно формальное изменение положения Домбровскиса ничего не меняет?

- Не нужно преувеличивать роль личности в истории. Сама по себе жёсткая правая политика сохранится. Конечно, перед выборами все станут «социально-ориентированными». Можно ожидать символических подачек отдельным группам населения, но не более того. На экономическую стратегию это никак не повлияет.

- Но есть ли возможность «переписать» экономический сценарий развития Латвии?

- Переписать всегда можно. Все зависит от выборов. Если к власти придут более социально ориентированные политические силы, то, естественно, сценарий будет меняться.

А пока националисты не разрешат фундаментальное противоречие - нужна иммиграция, но она подрывает идею латышского государства – все останется по-прежнему.

- Под более социально ориентированной политической силой Вы подразумеваете «Центр согласия»? Или есть кто-то еще?

- Из серьёзных есть только одна – «Центр согласия». В тех самоуправлениях, где мы находимся у власти, в первую очередь, в Риге, мы предлагаем альтернативную стратегию развития. Перевести всё это на уровень государства достаточно сложно, поскольку у самоуправления и государства разные задачи. По определению самоуправление выполняет гораздо больше социальных функций, чем государство, что, на самом деле, не совсем правильно.

В период острого кризиса в Риге не были урезаны никакие социальные пособия, несмотря на то, что количество малообеспеченных возросло в несколько раз. Наоборот, социальные программы реализовывались полностью и расширялись – строительство социального жилья, ремонты школ и детсадов...

Рижский бюджет наполняется достаточно эффективно, да и долги столицы намного ниже, чем долги правительства. На этих же принципах можно строить государственную социально ориентированную политику.

- Думаю, Вы согласитесь, что латвийское общество – это разрозненное общество. Между тем политический обозреватель Кристиан Розенвалдс считает, что «только в дискуссиях между представителями разных идеологий, свободных от блефа, можно найти решения, нужные для развития всего общества». А есть ли вообще у нынешней власти в Латвии идеология и идеалы?

- Есть. Это старомодные идеалы экономического и политического консерватизма. А идеология достаточно националистическая, которая вроде как отмежёвывается от расистского национализма, но принципиально от него не отличается.

И никакие дискуссии по определению не могут быть эффективными, если существенная часть общества считается чужаками. В юридическом смысле – неграждане, в идейном смысле – вся русскоязычная часть населения.

Правящая элита воспринимает её как некую аномалию, которую необходимо срочно исправить.

- Как Вы считаете, готовы ли политические силы Латвии к такой открытой дискуссии, о которой говорит г-н Розенвалдс?

- Правящие право-националистические партии в этом не заинтересованы. Смысл концепции восстановленного гражданства и был в том, чтобы оттеснить от власти значительную часть русскоязычных латвийцев. В итоге возникла диспропорция: «этнические пропорции» власти не соответствуют пропорциям жителей, налогоплательщиков. Именно поэтому удалось принять такие законодательные решения, которые не учитывают интересы значительной части общества – национальных меньшинств. Более того, прямо противоречат их интересам.

Однако эту ситуацию нельзя удерживать вечно. Позиции тех партий, которые отвергают национализм как политический принцип, постепенно усиливаются.

На уровне самоуправления эти партии захватывают все более серьезный «плацдарм», да и на парламентских выборах мы тоже побеждаем. Абсолютного большинства, конечно, пока не удается добиться, но ситуация может измениться.

- "Центр согласия" позиционирует себя как социал-демократическая политическая сила. Но ведь эта дорогая модель, она подразумевает широкие социальные гарантии от государства - где брать деньги для реализации этой модели? Латвия, начиная с конца 2000-х гг., живет в постоянном режиме экономии…

- Это заблуждение. На самом деле, несбалансированная социальная политика приводит к большим потерям для государства.

Социальная справедливость – это не только гуманитарный принцип. Это, в первую очередь, необходимое условие для эффективности экономики.

Давно прошли те времена, когда доминирующей была марксистская концепция классовой борьбы. Сегодня европейская социальная модель подразумевает сотрудничество между работодателями и наемными работниками. Если последние не получают достойной зарплаты, то они просто «голосуют ногами». И работодатели сталкиваются с отсутствием трудовых ресурсов, что не позволяет поддерживать свой бизнес. Поэтому говорить о том, что социальная политика – это только расходы и никаких доходов, неправильно. В современном обществе социальная сфера очень тесно связана с производительной.

- То есть в Латвии сейчас возможен «левый поворот»?

- Динамика процесса достаточно очевидна. Когда это произойдет, после следующий парламентских выборов или ещё через один цикл, пока сказать трудно. Проблема в том, что по мере отъезда активного работоспособного населения возрастает «удельный вес» тех, кто связан с бюрократией, кто напрямую кормится от действующей политической элиты. Не секрет, что граждане, которые уезжают из Латвии, не очень-то активны на выборах. С другой стороны, подрастает русскоязычное поколение, являющееся полноправными гражданами. От прогнозов воздержусь, но общая тенденция ясна. Я думаю, что многое все же будет зависеть от того, удастся ли «Центру согласия» удержать завоеванные позиции, и насколько националистам с обеих сторон удастся «раскачать лодку».  

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.