Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Урбанович: Проблему неграждан не решить, пока на это не укажут США и ЕС

Автор: Владимир Балобаев

Урбанович: Проблему неграждан не решить, пока на это не укажут США и ЕС

14.06.2013  // Фото: www.10minutes.lv

Конгресс неграждан подвел итоги выборов в Парламент непредставленных, в который вошел 21 негражданин из общего числа в 30 депутатов. По итоговым данным, в голосовании приняло участие 15 134 человека. Завтра, 15 июня, состоится первое заседание альтернативного парламента, будет принята резолюция о первоочередных задачах и избран президиум. Портал RuBaltic.Ru побеседовал с председателем фракции «Центр согласия» в латвийском Сейме Янисом УРБАНОВИЧЕМ о проблеме неграждан Латвии и возможности ее решения:

- Как Вы оцениваете перспективы Конгресса неграждан?

- А что я буду их перспективы прогнозировать? Пусть они сами прогнозируют. Но я хотел бы сказать, что Конгресс неграждан – это объективная реакция на ранее произошедшие вещи.

Во-первых, у нас много этих неграждан, и они считают, что у них отняли страну. И я с ними согласен. Потому что мы все жили в одной стране, а они просто утром проснулись, и им сказали: «Вы теперь плохие». Это было не только нечестно, но и непродуктивно.

Это в большой степени потом привело к расколотому обществу. Но сейчас после 20 лет этого института безвластия отторженных они лишены гарантированного индивидуального шанса, потому что ввели графу лояльности. То есть ты все можешь сдать, но тебе могут сказать: «Ты слишком долго был негражданином, мы теперь тебя не считаем гражданином». Особенно это возможно, если ты состоял в каких-нибудь «неправильных» партиях, принимал участие в «неправильных» митингах. Это очень глупая позиция со стороны государства, так нельзя.

Вторая важная причина, которая вызвала появление Конгресса неграждан – политическая. Избирком принял глупое политическое решение под диктатом коалиции (а избирком создан по партийному квотированию), запретив референдум о нулевом гражданстве. Причем он сделал это неправильно, потому что, если уж запрещать как-то, то нужно было это делать еще в начале сбора подписей, а когда квалификация прошла и собрали более 16 тыс. подписей, запрещать референдум было уже не по-европейски.

Все это вместе не могло не родить реакцию, в результате которой и появилось движение непредставленных.

Думаю, что это большая головная боль для наших властей и Европы, которая все больше превращается в федерацию. В данной ситуации – это продуктивная попытка заставить так называемых интеграторов понять и признать, что интеграции как таковой не было, а та имитация интеграционной политики так и осталась пшиком.

- Как Вы считаете, удастся Конгрессу неграждан добиться нулевого гражданства в Латвии?

- Что им удастся, я не знаю, но то, что это хорошее напоминание о себе – это факт. Думаю, кроме эгоистических стран, не интересующихся судьбой европейских переферий, окажутся и дальновидные государственные деятели в Европе, которые на эту проблему укажут. Это хороший шанс, чтобы вернуться к разговору о том, как быть с негражданами, не ожидая, когда последний негражданин умрет. Они у нас, кстати, еще и рождаются – по рождению у нас гражданство не присуждается.

Формулы могут быть самые разные. Не верю, что может произойти нечто, когда все опомнятся и скажут: «Да, принесем вам домой гражданский паспорт». Но я уверен, что государство способно найти способ (даже сохранив лицо, даже не извиняясь за эти козни), чтобы облегчить путь к гражданству желающему негражданину.

В этом Конгрессе много талантливых юристов, людей, которые живут этой несправедливостью. Они будут доказывать, что эта несправедливость существует, и, я думаю, это может стать хорошим фактором, который сможет в Европе, а после Европы и в Риге, заставить вернуться к этому вопросу.

- Как Вы относитесь к идее предоставить негражданам право голосования на муниципальных выборах?

- Я хорошо отношусь. И отношусь, и реализовывал это отношение в виде законопроектов, которые не поддержали, и буду это делать и впредь.

- Вы считаете это возможно осуществить в ближайшее время?

- При 11-м Сейме нет, конечно. Состав его такой, что это невозможно.

И виноваты здесь не только мы, но и Европа. Европе нужны наши люди, которые едут на них батрачить, а как мы гадим жизнь здесь друг другу – это эгоистическую Европу, будь они испанцы, поляки или немцы, не интересует.

Вот мы и упражняемся.

- Неграждан в Латвии 300 тыс., а проголосовало лишь 15 тыс. Почему так?

- Это очень много. Это страшно большая цифра. Из 300 тысяч неграждан 250 тысяч – это бабушки и дедушки, которые давно не верят ничему, которые не всегда могут даже на базар на бесплатном транспорте доехать. Их обидели, обиды укоренились. Они не хотят портить жизнь своим внукам, которые уехали или уезжают. Они смирились с участью, что уйдут из жизни как изгои.

Во-вторых, Конгресс неграждан преподносится как антигосударственная деятельность: спецслужбы заявляют, политики комментируют, что чуть ли не всех надо сейчас на дыбу тащить.

Люди боятся этого, потому что в Латвии спецслужбы очень политизированы. Доказательств этому немало.

То, что происходит с так называемыми правящими, особенно с центральной их частью, спецслужбы в упор не видят, но достаточно, например, в декларации одного депутата самоуправления обнаружить нестыковку в 6 лат… В общем, спецслужбы – это такая машина, которая давит на сознание.

Кроме того, молодые люди – они конформисты, в принципе карьера и деньги, а вот условный Данко, Че Гевара – это не про них. Это поколение во всем мире – рациональное поведение, эгоистичное ко всему обществу, вместо пассионарного влечения всего общества и сгорания ради этой идеи.

В данной ситуации поднять эти тысячи – это большой успех, потому что в Латвии партий с такой численностью нет. Мы самая большая – чуть за пять тысяч человек, а там 15 тысяч. Подчеркиваю, при том, что им ничего нельзя. Им запрещали даже палатку, их ловили, их лупили, и будут у них еще проблемы.

Я не знаю, по каким соображениям каждый из них участвует в этом, но в сумме это пассионарное, очень полезное для Латвии движение.

- Правые партии сразу сказали, что никакого диалога с Конгрессом неграждан не будет…

- Очень глупая, очень негосударственная позиция.

- Но долго они смогут игнорировать процесс?

- Не знаю. Это не зависит от самих партий. Это зависит от их шефов.

У меня как-то был разговор с ван дер Стулом (Макс ван дер Стул – 1993-2001 гг. — верховный комиссар по делам национальных меньшинств Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе – прим. RuBaltic.Ru). Это было очень давно – я был начинающий политик, и Янис Юрканс (1990-1992 гг. – министр иностранных дел Латвии, затем один из основателей Партии народного согласия – прим. RuBaltic.Ru) позвал меня посидеть рядом на встрече – мол, смотри с каким дядькой мы тут говорим. И я тогда говорил, что неграждане – это беда, это еще «долбанёт». Ван дер Стул мне говорит: «Это проблема роста. По мере проникновения вас в Европу, а Европы в вас станете демократичнее, и все решится». Я ему сказал тогда: «Это не проблема роста. Я знаю и молодых, они живут с чувством этого реванша, этой обиды. Во что все это выльется, я не знаю, но это не проблема роста – это рост проблемы». Я был прав. Сейчас даже 9 мая – это не за Победу. Или референдум по языку – не за русский язык. В том числе, конечно, но знание арифметики начальных классов говорит, что так проблему не решишь, а все равно пошли эти тысячи. Почему? Как бы говорят: «Все несправедливо, и я против этого».

Когда это все закончится? Когда Европа примет нас за своих. То, что негоже у них, они должны сказать, что негоже и у нас. Их сейчас интересуют наши отчисления, возможности быстро проехать, открыть предприятие или сбыть свою продукцию. Ничего более. Их не интересует, как мы здесь живем. Когда они поймут, что эта коричневая вещь, ксенофобия, на государственном уровне может осложнить их жизнь (надеюсь, тогда еще не будет поздно), то тогда сразу все утихомирится.

Вот история. К нам приезжал президент Клинтон. Это был июль 1994 г., я был молодой, мне до всего дело было. И у нас у памятника Свободы стояли военные, как и сейчас. Они стояли в касках и с рогами. Я как-то с трибуны сказал, что надо бы что-то другое вместо этих касок, потому что есть люди, для которых эти ассоциации нехорошие. Я потом выслушивал проповеди в течение месяца о том, какой я плохой, о том, что сначала эти каски придумали мы, а потом демократические и не очень страны брали и т.д. Мне даже внутри партии сказали, что я провокацию совершил. Но накануне визита Клинтона приехали протоколисты из Америки, и мне повезло с ними посотрудничать по организации встречи. Мы с ними гуляли, я их отвел к памятнику Свободы и говорю: «Ну, смотрите, может быть, придет ваш Клинтон, а тут вот какая картинка-то…». Они как посмотрели, за рации свои схватились, и завтра уже не было шлемов. Я потом пытался выяснить у спикера, министра обороны, что же случилось. Мне все сказали: «Не твое дело!». И все.

И то же самое с этими негражданами. Если в Европе кто-нибудь вместе с американцам тихо скажет «цыц», то все.

Теперь возьмем 16 марта, которое раньше было ничем, но потом госдеп и еще кто-то сказал: «Вы теперь герои. Понятно?». И вот начались эти геройства. И все время самые большие болячки, которые нас лихорадят, они нам навязаны. Это нас, конечно, не оправдывает - мы дураки, что «ведемся».

Но 16 марта и неграждане – это все оттуда. Просто кому-то выгодно, что мы расколотые и бедные. Но не мы одни это сделали.

- Получается, что Латвия ждет команды?

- К сожалению, да. Это самая большая проблема. Мы всегда и везде готовы вступить и за это ждем, что нас сделают счастливыми.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.