Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Успасских: В Литве сложилась диктатура Грибаускайте и консерваторов

Автор: Сергей Рекеда

Успасских: В Литве сложилась диктатура Грибаускайте и консерваторов

03.03.2014

В минувшую субботу решением Главизбиркома Литвы к президентским выборам не был допущен председатель правительственной партии «Порядок и справедливость» и экс-президент Роландас Паксас. И без того вялотекущая избирательная кампания Литвы осталась без очередного кандидата, который мог бы привнести хоть какую-то интригу в предвыборную гонку. И это после того, как на обочину политического процесса был выдавлен один из победителей парламентских выборов 2012 г. – Партия труда. Но эти события вовсе не случайны. В стране фактически сложился «синдикат» президента Грибаускайте и формально оппозиционной партии консерваторов, который зачищает политическое поле в Литве в попытке укрепить устои «ландсбергизма», убежден создатель Партии труда Виктор УСПАССКИХ:

- Г-н Успасских, почему в качестве кандидата на пост президент Литвы от Партии труда был выбран именно Артурас Паулаускас? Есть, например, и довольно эпатажная Лорета Граужинене…

- Здесь нет никаких тайных замыслов. Просто Лорета не хотела, а Артурас Паулаускас, напротив, изъявил активное желание участвовать в этих выборах. У других такого желания не было, и выбор оказался очень простым.

- Почему не было желающих стать президентом Литвы? Недостаточно амбиций, или это слишком ответственный пост?

- Я думаю, что, с одной стороны, недостаточно амбиций. Но в Литве действует уже сложившаяся политическая конъюнктура, и ясно, на кого работает большая часть СМИ, армия чиновников и другие. На этих выборах трудно достичь какого-то результата. Вот поэтому не было желающих. Здравомыслящие люди, понимающие политическую конъюнктуру, просто не хотели тратить своё время понапрасну.

К тому же совсем недавно консерваторы открыли своё лицо. У них было принято решение ликвидировать часть прессы, которая недружественно относится к консерваторам, а также ликвидировать часть предпринимательских организаций. Сейчас этот документ распространяется.

В общем-то консерваторы – это такая диктаторская политическая организация, потому что они не признают никакого другого мнения, кроме своего. Как Вы знаете, консерваторы как раз выразили свою поддержку Грибаускайте. Это «синдикат», который хочет, чтобы в Литву пришли устои «ландсбергизма».

Люди понимают, что участвовать в таких условиях в президентской кампании – напрасный труд. Потому они, наверное, и не хотели идти. Паулаускас уже не первый раз бросил сам себе этот вызов, выразил желание участвовать в этих выборах и довольно ясно сейчас выражает свою негативную позицию в отношении нынешнего президента и политической ситуации в целом.

Это всё очень просто. Кто-то, возможно, и хотел бы стать президентом, но он понимает, что сложилось диктаторское правление, право на правду есть только у одной политической стороны.

- Вы сказали, что будет уничтожена часть СМИ, а также подавлен бизнес, который поддерживает альтернативные консерваторам политические силы. Интересно, каким образом это можно сделать, поскольку Литва является частью ЕС, и на неё распространяются различные европейские демократические нормы?

- Это делается очень просто. В Евросоюзе принят закон, по которому, если страна вступает в ЕС, её правовая структура уже работает хорошо, защищает права человека. Поэтому очень легко фальсифицируются и открываются уголовные дела, с помощью этой правовой структуры практически уничтожаются противники.

Я уже восемь лет хожу по судам, где даже первые инстанции, прокурор и судья, признали, что у г-на Успасских не было никакой личной выгоды от той деятельности, в которой нас обвиняют. А срок при этом хотят предъявить несоизмеримый!

В 2012 году за два дня до второго тура парламентских выборов, когда мы выиграли первый тур, чтобы подорвать к нам доверие, было изменено обвинение, где статья уже не предусматривала штрафов, а только арест и заключение минимум на 4 года.

Что это, как не политическая расправа? Они же могли сделать это на год раньше или после выборов. Но это было сделано накануне.

Любые жалобы в ЕС, в комитеты или советы, приходят обратно. Мы, мол, верим правовым структурам Литвы, потому как страна является членом Европейского Союза. Обращаться в Суд европейских стран по правам человека – дела там разбираются 8-10 лет, и все плоды, которые ты заработал или мог заработать, ты таким образом просто уничтожаешь. Так что, казалось бы, правовая система есть, но это камуфляж, чтобы закрыть все преступления такой диктатуры и заявлять на каждом углу Европы и мира, что у нас действуют вот такие демократические и правовые институты. Правду найти практически невозможно.

Я, Успасских, яркий тому пример. Были привлечены свидетельства, где нет моей подписи. Я говорю, что их не подписывал. Они не делали экспертизы. В финансовом акте миллион ошибок, мы просим сделать экспертизу – они этого не делают. Прокурор с судьей устраивают тайные заседания и не приглашают на них ни обвиняемых, ни их защитников. Что это такое? Но эти заявления Евросоюз присылает нам обратно: «Как такое может быть? У вас же демократическая страна!» Они не проверяют эти факты, так что это всё камуфляж.

- В таких условиях сложно назвать избирательную кампанию и выборы в Литве альтернативными…

- Конечно, какие они альтернативные. Большая часть СМИ работают на одного кандидата, другие практически не могут прорваться. Дискуссий нет, с основным кандидатом дискуссий вообще нет, она на них не ходит. А других сталкивают лбами, и всё.

- Судя по социологическим опросам, фаворитом предвыборной гонки является Грибаускайте. Как Вы думаете, в чем причина такой поддержки? Жители Литвы не хотят альтернативы действующему президенту, изменения той ситуации, которую Вы сейчас обрисовали?

- Когда дезинформируют общество, оно становится дезориентированным. Идя на выборы, оно, скорее всего, даже не знает, что им вообще предлагают. Прекрасно известно, что СМИ – это четвёртая власть, и она нас давит… Это гипноз. Не люди выбирают – СМИ выбирают власть.

- А какие, на Ваш взгляд, вызовы сейчас стоят перед Литвой? Какие задачи должен выполнить президент Литвы после выборов?

- Он должен наладить отношения со своими соседями, чтобы они были выгодными и дружественными, и чтобы это не было за счет нашей экономики и независимости.

Этим действительно надо заниматься, сегодня у нас практически не осталось друзей среди соседей. У Литвы со всеми натянутые отношения.

Поэтому, кто бы ни выиграл на этих выборах, первоочередной задачей для этого человека должно быть налаживание хороших, дружественных и полезных отношений с соседями и с ближайшими странами. Это ведь отражается на жизни – предприниматели не могут нормально заниматься бизнесом, когда административный ресурс соседних стран работает против них.

Вторая задача – надо делать конкурентоспособным своё предпринимательство. Только тогда можно будет остановить большой миграционный поток, поднимать уровень жизни пенсионеров и малоимущих людей. Это надо делать, потому что Литва скатилась уже на последнее место в ЕС по пенсиям и минимальным зарплатам.

- Если не ошибаюсь, в случае с пенсиями индексация ещё не разморожена со времен кризиса?

- Да, до сих пор актуален вопрос, что и как с ней делать.

- Вы вспомнили ситуацию на последних парламентских выборах, когда Партия труда получила хороший результат, вошла в правительство. Но не привело ли давление со стороны президентуры, которое оказывалось на партию после выборов, к тому, что одну из самых популярных на тот момент политических сил Литвы намеренно выдавили на обочину политического процесса?

- Да, это и происходит. Те, которые поддерживают Грибаускайте, стремятся уничтожить политическую партию и лидера, потому что на мне многое держалось. Вот они этим и занимаются: уголовное дело партии, уголовные дела лидеров, к правительству не допускают. Всё делается брутально, совершенно безвкусно. Это и понятно, у людей очень короткая память. Год атаки, год поливания грязью когда-то даёт свои результаты. У меня не было возможности, не заплатив самому, выйти на какую-либо газету и сказать правду. Это стоит больших денег, но я плачу, выхожу со статьей, а на меня обратно потом пятьдесят статей. Как можно отбиться и донести свою позицию? Это не так просто.

- Вообще как Вы оцениваете отношения внутри коалиции. Насколько они равноправны?

- Равноправия нет. Просто наша партия не идёт на поводу. Мы предлагаем свои проекты, которые идут даже по программе самого правительства и которые нам просто не хватает голосов принять. А большой конфронтации нет только потому, что это правительство руководится социал-демократами. Они за полтора года ещё не предложили ни одного проекта, по которому нужна была бы какая-то дискуссия или конфронтация. Фактически был подтвержден бюджет 2013 г., предложенный консерваторами, они его не меняли. В этом году тоже нужна жёсткая поддержка фискального дефицита бюджета, и практически составлен бюджет на 2014 г. Ни одного более-менее важного мнения, из-за которого можно было бы спорить и устраивать дискуссии, нет.

Когда мы что-то предлагаем - создание лучших условий для предпринимательства, конкурентных условий, повышение зарплаты, налоговые реформы – и получается дискуссия, на помощь другой стороне приходят консерваторы, и социал-демократы вместе с консерваторами отбивают все эти проекты. Так что в Литве сейчас у власти «социал-консерваторы», я их уже называю так. У нас нет слова.

- То есть социал-демократы после выборов 2012 г. стали политически ближе консерваторам и президенту, нежели своим партнерам по коалиции?

- Они никогда не отдалялись от них. Они просто поделили своё, так сказать, актёрское искусство: одной коалицией те управляют, другой - другие.

Но основные решения они принимают вместе, на какой бы стороне они ни были. Так что они никогда и не отделялись, это те же самые деятели из Коммунистической партии, те же самые товарищи, которые быстро «перекрашиваются».

Такие в равном количестве есть и у консерваторов, и у социал-демократов. Ничего удивительного здесь нет, никто никогда не отделялся и не отдалялся, все прекрасно целуются и обнимаются в ресторанах. На виду в парламенте они устраивают небольшую дискуссию, но голосуют вместе.

- Есть какое-либо разделение функций между консерваторами и социал-демократами? К примеру, консерваторы отвечают за внешнюю политику, а социал-демократы за внутреннюю.

- Сложно сказать. Официальных заявлений нет, потому что, если приходит какое-либо правящее большинство, оно состоит из ряда политических организаций, которые должны брать на себя полную ответственность за внешнюю и внутреннюю политику. Но если посмотреть на заявления Грибаускайте, она всегда говорит, что, например, не занимается «восточной политикой». Интересный подход, я ни от одного лидера в мире этого не слышал, а тут подобные заявления делаются во всеуслышание. Может быть, таким образом как-то идёт разделение.

- Почему все же не состоялось объединение Партии труда и партии «Порядок и справедливость»?

- Это ошибка и вина руководителей партии «Порядка и справедливости», потому что её лидер хотел, чтобы не было выборов, а он был бы назначен руководителем партии, хотя я сказал, что не буду участвовать. Он, видимо, не поверил в свои силы и не захотел, чтобы объединенная партия с помощью демократических выборов определила своего лидера.

- Какова была реакция социал-демократов? Они не увидели в этом объединении какой-либо угрозы для себя?

- Я думаю, что нет. Электорат партии «Порядка и справедливости» и Партии труда очень похож, поэтому с объединением партий просто объединился бы и наш электорат.

- Ранее обсуждалась возможность выставить на выборы президента единого кандидата от оппозиции, но идея так и не стала реальностью. Почему этого не произошло? И не кажется ли Вам, что было бы эффективнее предложить единого кандидата от Партии труда и «Порядка и справедливости»?

- Была идея предложить единого кандидата от коалиции, но идея была достаточно слабой. Видимо, лидер «Порядка и справедливости» Роландас Паксас рассчитывал на то, что кандидатом будет он. Но Конституция ещё не изменена, и в субботу ЦИК отказался регистрировать Паксаса кандидатом в президенты.

Когда об этом говорилось, всё коалиционное большинство думало, что пойдёт всё же Буткявичюс. Тогда на выборах была бы хоть какая-то интрига.

Но он отказался. Видимо, есть какие-то соглашения с Грибаускайте.

Сейчас идёт игра, и от их партии баллотируется Бальчитис, который не делает никаких усилий в ходе этой избирательной кампании. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.