Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

В Минск со своим Майданом: Литва нашла новую жертву для демократизации

Автор: Александр Носович

В Минск со своим Майданом: Литва нашла новую жертву для демократизации

30.04.2014  // Фото: http://blogspot.com

Литовская дипломатия после продолжительной паузы вновь принялась осваивать белорусское направление. Это стремление можно было бы только приветствовать: Белоруссия – это сосед и один из основных экономических партнеров Литвы, поэтому обе страны нуждаются в нормальных межгосударственных отношениях. Однако с учетом того, что развитие отношений с партнерами на востоке в Вильнюсе традиционно понимают как внедрение этим партнерам демократии и других западных ценностей с целью геополитической переориентации с России на Запад, режим Лукашенко может столкнуться с теми же рисками, которые при участии той же Литвы привели к хаосу на Украине и ликвидации режима Януковича.

В Белоруссии так же, как на Украине, дважды был Майдан. Только в Киеве он дважды достигал критических размеров и в итоге побеждал, а в Минске дважды разгонялся в первый же вечер выхода людей на центральную площадь. Но в любом случае сложилась тенденция: и в 2006 году, и в 2010-м сразу по завершении президентских выборов с неизменной победой на них Александра Лукашенко, сторонники оппозиционных кандидатов пытались оспорить итоги выборов силовым путем и вызвать в стране политический кризис уличными протестами.

На фоне украинских событий в среде белорусской оппозиции может оформиться желание организовать-таки и у себя настоящий успешный Майдан.

Тем более что литовские и оппозиционные белорусские политологи уже прогнозируют, что президент Лукашенко перенесет президентские выборы с конца 2015 года на более ранний срок.

«Носителями идеи европейской интеграции в Белоруссии является достаточно узкая социальная прослойка. Но это люди, которые могут влиять на принятие стратегических решений. И события на Украине, конечно, повлияли на этих людей – оппоненты Лукашенко восприняли это как сигнал к действию. Их логика простая: если события «Евромайдана» произошли в Киеве, то почему бы им не произойти на улицах Минска? - считает научный сотрудник сектора европейских стран СНГ и Балтии Российского института стратегических исследований Светлана ТИХОНОВА. – С другой стороны, есть люди ориентированные на европейские начала, европейские ценности. Есть влиятельная группа таких людей в белорусском МИД – несколько заместителей министра Макея, да и сам Макей одно время был сторонником возобновления европейского диалога Минска».

Не является ли в таком случае реанимация белорусского направления литовской дипломатии попыткой объединить проевропейские настроения части элит и «майданные» ожидания также проевропейской белорусской оппозиции?

Если не знать особенной литовской внешней политики, то потуги официального Вильнюса на развитие отношений с белорусским соседом можно было бы только приветствовать. В 2013 г. Литва заняла 8-е место по объему товарооборота среди внешнеторговых партнеров Беларуси и 5-е место по объему белорусского экспорта за пределы пространства Таможенного союза. В Литве зарегистрировано около 300 предприятий с участием белорусского капитала. Весной прошлого года «Беларуськалий» купил треть главного клайпедского терминала, а уже осенью заявил о покупке еще одного терминала и планах дальнейшего расширения присутствия в Клайпедском порту, играющем ключевую роль в экспорте белорусской продукции на Запад.

Однако параллельно с прагматическим, экономическим подходом к развитию отношений с соседом в Литовской республике сложилась идеологическая линия отношений с Белоруссией.

В ее логике экономика, общая инфраструктура или приграничное сотрудничество выносятся за скобки внешней политики Вильнюса, а на первый план выходят задачи экспорта в Белоруссию демократии и европейских ценностей, которые в идеале должны уводить ее от России в строну евроатлантического мира.

Поэтому наиболее интенсивный двусторонний диалог между Минском и Вильнюсом велся в период между югоосетинским конфликтом августа 2008 года и президентскими выборами в Белоруссии в декабре 2010 года. Тогда президент Лукашенко решил воспользоваться международной ситуацией, чтобы перейти к политике многовекторности, которую сам «последний диктатор Европы», не тушуясь, пояснял населению, как «и вашим, и нашим». В этот период Белоруссия стала участником «Восточного партнерства», активизировались контакты с западными партнерами в регионе – Польшей, Германией, Литвой. В Москве испуганно говорили о смене Минском геополитического вектора, о «предательстве» Лукашенко, устраивали ближайшему союзнику «молочные войны» и снимали фильм «Крестный батька».

Для литовской дипломатии подобное развитие российско-белорусских отношений было настоящим внешнеполитическим триумфом. «Лукашенко — это гарант экономической и политической стабильности в Беларуси, ее независимости. Мы не хотели бы, чтобы наш сосед стал второй Россией», - сказала президент Литвы Даля Грибаускайте накануне президентских выборов 2010 года в Белоруссии о «последнем диктаторе Европы», как она называла Лукашенко еще вчера и будет называть уже завтра.

После президентских выборов и последовавших за ней несанкционированной акции протеста у Дома Правительства белорусское руководство заявило, что к попытке дестабилизации страны 19 декабря причастны спецслужбы Польши и Германии. Затем достоянием общественности стало то, что белорусские оппозиционеры проходили тренинги по ненасильственному сопротивлению на территории еще одного нового союзника – Литвы.

В результате все достижения по налаживанию диалога Минска с Европой оказались помножены на ноль: Брюссель ввел против президента Лукашенко, главы МИД Макея и ряда других чиновников санкции и провозгласил белорусский режим нерукопожатным. Литовские политики громче многих других в ЕС говорили о попрании в Белоруссии прав человека, об авторитаризме правящего режима; поддерживали введение санкций точно так же, как и сейчас, в истории с санкциями против России, не задумываясь о том, чем это может сказаться для них самих.

В то же время параллельно со всей своей демократической риторикой Вильнюс насколько возможно пытался поддерживать связь с Лукашенко, очевидно, до последнего надеясь, что Белоруссию еще можно оттащить от Таможенного союза и евразийской интеграции, вернув в семью европейских народов. Еще в 2011 г. Литва пролоббировала разрешение Совета ЕС начать переговоры между Брюсселем и Минском по вопросу упрощения визового режима. Председательство в Совете ЕС во второй половине 2013 года и роль ведущего оператора «Восточного партнерства» также использовались Вильнюсом в его попытках возобновить сотрудничество Запада с Лукашенко: выдвигались предложения снять санкции и пригласить на Вильнюсский саммит то Лукашенко с Макеем, то (вне всякой логики) белорусскую оппозицию. Ничего этого в итоге не было сделано, тем более что все силы официального Вильнюса тогда отнимала Украина.

Теперь же белорусское направление снова актуально.

В конце прошлой недели в Минске по инициативе литовской стороны состоялась рабочая встреча министра обороны Беларуси Юрия Жадобина с главой военного ведомства Литвы Юозасом Олекасом. Как сообщает пресс-служба белорусского оборонного ведомства, в ходе встречи министры обороны «обсудили вопросы двустороннего военного сотрудничества, сотрудничества Беларуси и НАТО, а также обменялись мнениями по актуальным вопросам региональной безопасности». Министры обороны договорились обмениваться информацией о военной деятельности. В начале месяца в рамках ассамблеи «Евронест» прошло заседание рабочей группы по Белоруссии, на которой обсуждались перспективы активизации белорусско-европейского взаимодействия (представителя Минска на ней, впрочем, не было – глава МИД Макей приглашение проигнорировал). В феврале этого года, в кульминационный момент украинского кризиса, Белоруссию посетил глава департамента Восточного партнерства Европейской службы внешних действий Дирк Шубель.

Если присмотреться, то «почерк» литовской дипломатии всегда был один и тот же в отношениях как с Киевом, так и с Минском.

Пастырские наставления о необходимости движения к демократии и европейским ценностям при попытках «отбелить» на Западе своих украинских и белорусских протеже с лицемерным закрыванием глаз на неевропейские особенности их режимов (которые после провала этой политики тут же обозначались «диктаторскими» и «криминальными»). Одновременно с этим работа с оппозицией с прицелом на то, чтобы поддержать в случае чего проевропейскую оппозиционную «бучу».

О том, чем такая политика закончилась для Украины видно по разрушенному центру Киева, пустому бюджету и неутихающей угрозе гражданской войны на Юго-Востоке. Было бы преувеличением называть главной причиной системного кризиса историю с ассоциацией Украины и ЕС, но эта история стала одним из факторов и несомненным катализатором кризиса. И Литва в том числе внесла в этот процесс провоцирования новой украинской Руины свои 5 копеек. И Беларусь, если она пойдет по украинскому пути, рискует повторить ее судьбу.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.