Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Выборы без выбора: Грибаускайте не отдаст власть в 2014 году

Автор: Александр Носович

Выборы без выбора: Грибаускайте не отдаст власть в 2014 году

27.12.2013  // Фото: alfa.lt

Президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что объявит свое решение об участии в президентских выборах в конце января–начале февраля 2014 года. Политический маневр с задержкой решения понятен: во-первых, Грибаускайте создает интригу и увеличивает интерес к себе, во-вторых, сохраняет для себя шанс на возвращение к брюссельской карьере, в-третьих, отслеживает, кто еще рискнет выдвинуться в президенты. Пока серьезных конкурентов действующему президенту среди выдвинувшихся кандидатов нет, а значит, нет и реальной альтернативы для литовского избирателя.

Единственным политиком, который мог бы сделать реальностью политическую конкуренцию на президентских выборах в Литве, был премьер-министр страны Альгирдас Буткявичюс. Об этом в последние несколько месяцев говорили и эксперты, и социологические опросы. Политолог из Каунаса Лаурас Биелинис, например, прогнозировал, что результат выборов будет сильно зависеть от социал-демократов: если самая популярная политическая партия не выдвинет достаточно сильного кандидата, гонка за президентское кресло может закончиться, едва начавшись.

В начале декабря стало известно, что премьер Буткявичюс не будет выдвигать свою кандидатуру на президентский пост. Вместо него Социал-демократическая партия Литвы выдвинула европарламентария Зигмантиса Бальчитиса.

Судя по последним рейтингам социологического Центра Vilmorus Бальчитис, в отличие от Буткявичюса, Дале Грибаускайте не конкурент: за него готовы голосовать 13,7% избирателей, тогда как за действующего президента 65,2%. Положительно оценивают деятельность социал-демократа Бальчитиса 1,1%, тогда как президента Грибаускайте 63,7%.

Кандидату от Партии труда Артурасу Паулаускасу отдают предпочтение 9,8% респондентов. Кроме того, периодически в информационном пространстве Литвы появляются намеки на возможность замены «трудовиками» Паулускаса на действующего спикера Сейма Лорету Граужинене, которая уже заявила, что не отказалась бы от президентского поста. Однако эпатажное поведение и скандальные выходки последних месяцев оттолкнули избирателей от нового спикера Сейма. Граужинене вошла в тройку наиболее отрицательно оцениваемых политиков: ее деятельность не поддерживают 57% литовцев. Ниже популярность только у Андрюса Кубилюса (а консерваторы на президентских выборах собираются поддержать Грибаускайте) и Вальдемара Томашевского (а поляка никогда президентом Литвы и не выберут). У «сбитого летчика» Роландаса Паксаса рейтинг колеблется в районе 4%, у мэра Вильнюса Артураса Зуокаса в районе 2%.

По сути, политическое пространство Литвы в контексте выборов президента полностью «зачищено» и никто сейчас не может помешать Дале Грибаускайте переизбраться на второй срок в первом же туре. Единственный, кто может остановить триумфальное переизбрание действующего президента… это сама действующий президент, в случае, если для нее снова замаячит перспектива карьеры в Брюсселе.

То, что бывший комиссар ЕС по финансам и бюджету Даля Грибаускайте хотела бы осенью 2014 года возглавить Еврокомиссию – факт известный. Грибаускайте – настоящая дочь своего народа, а народ из Литвы уезжает. По данным шведского социолога Ч.Вулфсона, за годы независимости Литва уже потеряла 18% трудоспособного населения – 616 тысяч человек в абсолютных цифрах – катастрофические цифры для 3-миллионной страны. Каждый год из Литвы уезжает 40 тысяч человек. Что уж тут говорить, если даже президент Литвы готова променять свой пост на судьбу политического гастарбайтера. Ежемесячная базовая зарплата председателя Еврокомиссии составляет 25 тысяч евро, тогда как президента Литвы 6 тысяч евро в переводе с литов. Опять же климат в Бельгии помягче, компания поприятнее, а возможностей влиять на международные процессы из Брюсселя несоизмеримо больше, чем из Вильнюса.

Однако, к несчастью для Грибаускайте, вероятность променять Вильнюс на Брюссель для нее близка к нулю.

Президент Литвы поставила свою карьеру на кон в геополитической игре за Украину. Если бы лоббистские усилия Грибаускайте и подчиненных ей литовских чиновников по превращению Украины в ассоциированного члена ЕС увенчались успехом, кресло главы Еврокомиссии для литовского президента стало бы вполне реальной перспективой. Это была бы адекватная награда за выгоды ассоциации Украины и ЕС: для европейской экономики открылся бы новый, 45-миллионный рынок сбыта, для европейской бюрократии - огромное поле деятельности, в рамках освоения которого можно было бы требовать все новые и новые бюджеты и непрерывно расширяться…

Но ничего этого не случилось. Президент Янукович, которого литовцы рекламировали Европе как цивилизованного и предсказуемого партнера, прямо на «историческом» Вильнюсском саммите отказал сразу всем европейским лидерам в подписании Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Вместо новых рынков и сфер влияния Евросоюз получил на своей восточной границе «вторую оранжевую революцию», которую литовские политики называют теперь «исключительной заслугой Литвы».

Кроме того, разочаровавшись в Викторе Януковиче, европейцы теперь будут только пристальнее присматриваться и к рекламировавшей его Дале Грибаускайте, также рожденной в Советском Союзе. Для тех, кто сформировался как личность в позднем, стагнирующем СССР, в атмосфере номенклатурного блата, спецраспределителей и выродившейся идеологии, может, и нет ничего особенного в резкой смене своих взглядов на прямо противоположные. Но в «Старой» Европе, где политическую карьеру может оборвать даже плагиат в диссертации, не может занимать высшие посты человек-флюгер, который в зависимости от конъюнктуры то говорил о победе советского строя над классовыми врагами в литовской деревне, то рассказывал об «ужасах советской оккупации Литвы».

«Где вы писали свои диссертации? Вы писали их в Восточном Берлине? Вы защищали свои диссертации в Московском университете? В период, который вы объявляете самым страшным периодом в истории? И не были ли вы частью того ужасного режима, который держал общество в таких условиях?», - эти общие вопросы вице-президента Европарламента Мигеля-Анхеля Мартинеса-Мартинеса в определенный момент европейцы могут задать конкретно выпускнице Академии общественных наук при ЦК КПСС, преподавателю политэкономии в Вильнюсской Высшей партийной школе Дале Поликарповне Грибаускайте.

Так что, похоже, придется действующему президенту Литвы, скрепя сердце и сдерживая слезы, готовиться к своему триумфу на майских выборах в 2014 году.

Этот триумф, судя по всему, будет куда слабее того, что был в 2009 г. Тогда деятельность нового президента поддерживали 89% населения (сейчас, напомним, 63,7%). В такой абсолютной поддержке литовского общества чувствовалось ожидание чуда: в подвергшейся удару мирового кризиса небольшой стране поверили, что бывший еврокомиссар по финансам сможет найти для земляков денег и вытащить их из унизительной бедности. Спустя почти пять лет стало очевидно, что чуда не произошло. Президент Грибаускайте проявила себя, прежде всего, в совсем другой ипостаси. Например, инициировала острый конфликт с польским нацменьшинством (как следствие, с самой Польшей). При ней в очередной раз обострились отношения с Россией и Белоруссией. Активное продвижение Вильнюсом Восточного партнерства мало того, что обернулось провалом самой программы, но и не принесло никакой пользы собственно для Литвы. Еще были перманентные стычки президента с министрами правительств Кубилюса и Буткявичюса, «крестовый поход» против Виктора Успасских, участие президентской канцелярии в истории со «сливом» закрытой информации ДГБ, шпиономания, поиски внутреннего врага… Всего не перечислишь, да и не нужно.

И при этом бренд «Даля Грибаускайте», олицетворяющий защитника осажденной крепости, остается самым популярным в Литве.

Президент обращается с телеэкранов к народу со словами о «русской угрозе», воинственной риторикой и гневно горящими глазами обещает каждому своему избирателю защиту от руки Москвы. Реальная власть у президента Литвы есть, но по социально-экономическому положению народ спрашивает с правительства. Социолог Владас Гайдис объясняет этот феномен так: «Президент в Литве избирается прямым голосованием, президенту можно посмотреть в глаза, выбрать такого, который вызывает доверие. Этого нельзя сказать о парламенте: ему не посмотришь в глаза, потому что там очень много глаз».

Даля Грибаускайте, судя по ее поведению, отлично понимает эту особенность массовой психологии: не вступает ни в какую партию, периодически со скепсисом отзывается о работе Сейма, регулярно появляется в СМИ в образе мудрой матери литовского народа, озабоченной угрозами со стороны внешних и внутренних врагов. В этом образе «Родины-матери» Грибаускайте, похоже, и победит в первом же туре президентских выборов при том, что будь у нее реальный шанс возглавить европейскую бюрократию, бросила бы возлюбленных своих чад, не задумываясь, и уехала бы в Брюссель.    

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.