Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Падение цены на нефть приведет к войне

Автор: Ник Бим (Nick Beams)

Падение цены на нефть приведет к войне

05.12.2014  // Фото: novostimira.net

Шоковая волна, спровоцированная решением саудовской ОПЕК не сокращать добычу нефти в связи с избыточным предложением на мировых рынках, потрясла глобальную экономику, ударив по энергетическим и добывающим компаниям, а также по финансовым рынкам, грозя банкротством целому ряду стран.

Россия сразу же испытала на себе последствия такого решения. За день было зафиксировано наибольшее падение национальной валюты с момента деноминации рубля в 1998 г. Все это имело место после дефолта в России из-за азиатского финансового кризиса 1997-1998 гг.

Обвал мировых цен на нефть на 40% (с июня 2014 г.) нанес российской экономике, зависимой от нефти (ее доля в экспорте составляет 60%, что соответствует половине доходов бюджета), серьезный урон. Ситуацию со снижением доходов от нефтяного экспорта усугубили американские и европейские санкции, существенно ограничившие доступ Москвы к международным долговым рынкам, а также сократившие иностранные инвестиции в страну. Среди других пострадавших стран: Венесуэла, Иран и Нигерия, которые сильно зависят от нефтяной экспортной выручки, позволяющей финансировать государственные программы.

Другим последствием решения ОПЕК стала финансовая турбулентность, в результате которой капитализация австралийского фондового рынка сократилась на 30 млрд. долларов США из-за падения котировок энергетических и добывающих компаний. Котировки мирового лидера в области добычи природных ресурсов BHP Biliton достигли пятилетнего минимума.

Хотя триггером падения австралийского рынка и стало решение ОПЕК, само снижение нефтяных котировок свидетельствует о наступлении новой экономической парадигмы - 2014 г. стал годом сворачивания разных программ по стимулированию мировой экономики. Так, Федеральный резерв США завершил программу «количественного смягчения» (выкуп у финансово-банковского сектора «плохих» активов в виде ипотечных структурированных продуктов), чему последовали и другие центральные банки. Многолетние меры стимулирования экономики привели к рекордному росту финансовых рынков.

Вместе с тем реальный сектор экономики испытывал стагнацию с угрозой рецессии. Рост финансовых рынков является опережающим и оторван от реального состояния экономики. Спустя шесть лет после глобального финансового кризиса 2008 г. ВВП ЕС даже не достиг своих докризисных уровней 2007 г.

Японская экономика, несмотря на массированные вливания «Абэномики» (программа стимулирования, разработанная действующим японским премьером Абэ), вступила в очередную рецессию, пятую по счету за последние шесть лет, что вызывает беспокойство относительно способности правительства платить по госдолгу, чей размер составляет 250% от ВВП. В понедельник международное рейтинговое агентство Moody`s понизило рейтинг страны, третьей экономики мира, проранжировав ее после Китая и Южной Кореи, наравне с Бермудами, Оманом и Эстонией.

На протяжении последних шести лет поддержание мировой экономики обеспечивалось ростом потребления Китая, стимулируемым китайскими властями за счет массированного кредитования населения, объемы которого сопоставимы с денежным объемом всей американской банковской системы. Но в течение этого года становилось все более очевидно, что китайская экономика оказалась в тисках дефляции. Мировые цены на металл вот уже как три года находятся в падающем тренде. Из-за чего постоянно снижается и себестоимость продукции, что приводит к удешевлению товаров. Ко всему прочему существенно просели цены на недвижимость, завершив, таким образом, цикл бума в данном секторе экономики.

На этой неделе вышел правительственный отчет об убыточных вложениях. С 2009 г. китайские власти неэффективно потратили 7 трлн. долларов США на ненужное строительство сталелитейных заводов, незаселенных городов-«призраков», пустых стадионов, а также ряд других мер по защите Китая от последствий мирового финансового кризиса.

И хотя американские рынки демонстрируют стойкость и малую уязвимость перед решением ОПЕК, падение нефти будет иметь долгосрочные последствия. Одним из факторов, объясняющих политику Саудовской Аравии по понижению нефти, является стремление выдавить с нефтяного рынка американских производителей дорогостоящей сланцевой нефти. Это повторение сценария на мировом железорудном рынке, испытавшем схожее с нефтяным падение в этом году. Крупнейшие игроки BHP Billiton и Rio Tinto ответили не снижением, а увеличением объемов добычи, вынудив своих высокозатратных конкурентов уйти с рынка.

Продолжающееся падение цен на нефть будет иметь последствие для американских «мусорных» облигаций (высокодоходные долговые обязательства (high-yield bond), эмитируемые не очень надежными корпоративными заемщиками, покупая которые, инвестор берет на себя риск невозврата), а также долгового рынка. При цене барреля 100 долларов США в 2011 г. сланцевое производство было рентабельным, даже при себестоимости извлечения 60-70 долларов США. Еще в начале 2014 г. предполагалось, что цены останутся на уровне 100 долларов США, а добыча сланцевой нефти позиционировалась как новая манна для экономической экспансии США.

На протяжении последних пяти лет банки и финансовые институты, используя сверхдешевые кредиты Федерального резерва США, вкачивали огромные средства в сланцевую разработку. Сегодня банковский долг энергетического сектора составляет ориентировочно 16% от американского рынка «мусорных» облигаций, чья капитализация оценивается в 1,3 триллиона долларов США (10 лет назад – 4%). Это означает, что сланцевая индустрия сверхзависима от банковских инвестиций.

В отличие от традиционной добычи нефти, где инвестиции носят долгосрочный характер, сланцевая отрасль зависит от постоянных капвложений в силу быстрой истощаемости запасов, что требует постоянного бурения новых скважин для поддержания определенного уровня производительности. Если финансовая подпитка будет сокращаться, то компании будут банкротиться, что серьезно отразится на всей финансовой системе Америки.

Как наглядно показывает пример России, рецессивные тенденции в экономики обострились из-за роста геополитической напряженности. Мировое падение нефти может спровоцировать обострение конфликта между соперничающими странами в АТР, толкнув их на ответные меры. Южная Корея и Китай в связи с политикой японского правительства по стимулированию собственной экономики, в результате которой иена за год ослабла на 30%, несут потери на внешних экспортных рынках.

Текущий год также отмечен ростом напряжения между США и Германией, политический истеблишмент которой выступает за более активную и независимую роль Берлина на мировой арене в отстаивании собственных интересов. Из-за сползания экономики ЕС на грань рецессии, не в последнюю очередь из-за экономического ослабления Германии, из-за грядущей финансовой турбулентности это напряжение только усилится.

Падение цен не предвещает ничего хорошего: сокращение экономики, обострение соперничества стран и, в конечном счете, войну.



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.