Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Почему я не верю в искренность Франции и её президента

Автор: Виталий Третьяков

Почему я не верю в искренность Франции и её президента

19.11.2015  // Фото: realnienovosti.com

Вчера вечером я дважды отвечал на вопрос о том, насколько, на мой взгляд, будет прочным и долгосрочным «военный союз» России с западными странами, в частности – с Францией. Вот, дескать, Олланд уже выступает за военную коалицию с Россией и даже скоро сам прилетит в Москву к Путину.

Хочу повторить свой ответ, ибо это принципиально.

Готовность стран Запада пойти на антиИГИЛовскую коалицию с Россией является окказиональной и тактической. И, естественно, эта коалиция не перерастёт во что-то стратегическое.

Теперь конкретно о Франции и поведении президента Олланда.

Олланд решил прилететь в Москву не после того, как террористами был уничтожен над Синаем российский пассажирский самолёт и погибли граждане России, а только тогда, когда террористы организовали атаку на Париж. Следовательно, он почувствовал нужду в военной коалиции с Россией только тогда, когда были затронуты интересы Франции, а не России. 

Президент независимой Франции Олланд год размышлял, передавать или нет России оплаченные ею вертолётоносцы «Мистраль». И после года независимых размышлений он решил, что Россия проводит опасную для Запада политику и передавать ей вертолётоносцы нельзя. Это случилось совсем недавно – несколько месяцев назад.

А теперь Олланду понадобилась военная помощь России. Но если бы у России уже были готовые вертолётоносцы, то осуществившее террористическую атаку на Париж ИГ, возможно, удалось бы разгромить быстрее. И тут Олланд оказался силён только задним умом.

Наконец, Олланд фактически запросил военной помощи у России (ибо она и без французских вертолётоносцев многое может), но при этом, видимо, забыл, что Россия находится под санкциями Евросоюза, то есть и возглавляемой им Франции. То есть летит за помощью к тому, против кого ввёл санкции.

Итак, Олланд заторопился в Москву только тогда, когда галльский жареный петух клюнул его в одном место. Только тогда и не секундой раньше.

И я поверю в искренность Олланда относительно России только в том случае, если он на трапе своего президентского самолёта, готовящегося к полёту в Москву к Путину, скажет: «Кстати, независимая Франция моим президентским решением с этого момента отменяет все санкции против России, ибо нелогично политически и неприлично по-человечески обращаться за помощью, да ещё военной, к тому, против того ты ведёшь политику санкций. Предлагаю сделать то же всем странам ЕС и нашим американским союзникам!»

Скажет ли это Олланд, вылетая в Москву? Сомневаюсь. Точнее, практически уверен, что не скажет.

Вот и весь ответ относительно искренности нынешней политики Франции по отношению к России.



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.