Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

«Прибалтийские тигры». Пешки и марионетки на геополитической шахматной доске

Автор: Владимир Дергачев

«Прибалтийские тигры». Пешки и марионетки на геополитической шахматной доске

24.10.2015  // Фото: http://www.kulturologia.ru/

В начале 90-х годов я наблюдал за успешной, как мне казалось,  трансформацией прибалтийских республик в западноевропейское геополитическое пространство. Созданная Советским Союзом («советскими оккупантами») инфраструктура позволяла стать мостом между Западом и Россией. Новые независимые страны (Литва, Латвия и Эстония) успешно «дрейфовали» в сторону Западной Европы, стали членами НАТО и в мае 2004 года вступили в Евросоюз. Бывшие советские республики, где проживают преимущественно католики и протестанты, возвратились в западно-христианское конфессиональное пространство. Национальным элитам казалось, что осталось мгновение до того момента, когда две части Европы сольются в экстазе «дружбы народы» и взаимопомощи. Но затем пошло все не так.  

Сотни тысяч граждан независимых стран Балтии вынуждены искать работу в Западной Европе, преимущественно в Великобритании и Ирландии. Но и здесь им не всегда отдают предпочтение. 

Несколько лет назад на ночном пароме из Ливерпуля (Англия)  в Белфаст (Северная Ирландия) я обратил внимание, что в ресторане посетителей обслуживают девушки-латышки. 

Труд официантки в ночной смене не из легких, тем более на борту судна в неспокойном Ирландском море. Но безработица на родине вынудила согласиться и на такую работу. В английских столичных ресторанах владельцы отдают предпочтение официанткам другой национальности. Если Вы будете частым посетителем знаменитых пабов в центре английской столице, то обратите внимание, что в них работают официантками преимущественно полячки. Я спросил: «Почему?» — «Они более коммуникабельны, чем  женщины из бывших советских прибалтийских республик», — ответил владелец одного из пабов.  

***
Российский политолог и журналист-международник Александр Носович написал обстоятельный труд, в котором отвечает на главный вопрос: «Почему у Прибалтики не получилось».   Книга «История упадка» издана микроскопическим тиражом  в 1000 экземпляров, тогда как в информационном пространстве Запада СМИ продолжают по инерции тиражировать  европейский выбор Прибалтики как «Историю успеха». Поэтому книгу необходимо перевести на титульные  языки  стран «Восточного партнёрства», чтобы был  альтернативный взгляд  на возможный судьбоносный выбор.

Обратим основное внимание не на анализе отдельных глав книги, а на созданный автором исторический, политический и экономический  ландшафт прибалтийских стран.

«Оккупационная» политика в отношении Прибалтики начала проявляться еще в Российской империи. Император Александр I отменил  крепостное право в Прибалтике на полвека раньше, чем в русских губерниях.  В 20 веке после распада Российской/Советской империи дважды провозглашаются независимые государства Балтии. В 1939 году независимой Литве был передан Виленский край, отобранный Советским Союзом у Польши. Здесь проживало 450 тыс., человек, большинство из которых составляли евреи, поляки и русские, а литовцев насчитывалось всего 75 тыс. человек. Как пишет Александр Носович: «Самому заветному обретению древней имперской столицы Литва была обязана Советскому Союзу – передача Литовской республике  Виленского края стала важнейшим условием соглашения между Иосифом Сталиным и литовским президентом-диктатором Антанасом Сметоной.  Правда, Сталин не отдал  Литве Малую Литву, оставив Караляучюс/Кенигсберг за Россией.   Зато Литовская ССР получила в свой состав Клайпеду, с 13 века и до Первой мировой войны  называвшуюся Мемелем и принадлежащую Германии».

Для советских людей прибалтийские республики всегда ассоциировались  как «наш маленький Запад». В результате советской «оккупации» были построены крупнейшие на Балтике Новоталлинский морской порт и Вентспилский нефтеналивной порт. Через Вентспилс (26,2 млн. т, 2014) и в настоящее время  осуществляется  экспорт российских энергоресурсов,  и порт является важной дойной коровой для бюджета Латвии. Но благодаря настойчивости местных националистов  Россия вынуждена  строить  новые порты в Финском заливе.  Приморск заменит Вентспилс, а Усть-Луга —  порт Таллин (бывший Новоталлинский).  

В последнее время в порту Таллин (28,3 млн. т, 2014)  катастрофически уменьшается грузооборот, который по прогнозам сократится в 2015 году на 20%. В то же время, по данным Ассоциации морских торговых портов России, грузооборот в российских портах Балтики, несмотря на экономические санкции Запада, увеличился до 94,7 млн. т (+3%). Традиционно лидирует Усть-Луга, где  грузооборот вырос до 35,6 млн. т (+18,2%), а в Приморске  — до 24,5 млн. т (+1,8%).

За годы независимости утрачены стратегические предприятия  Прибалтики. Например, Мажейкяйский нефтеперерабатывающий завод был за бесценок продан американцами и обанкрочен. Бездумная ликвидация по политическим мотивам Игналинской АЭС как «наследия оккупации», привела к необходимости строительства  Висагинской АЭС. Единственный недостаток этого «правильного» проекта – на его реализацию требуется 5 млрд. евро, а денег в казне нет. И даже за последовательную  русофобию  Запад денег не дает.

До мирового финансового кризиса 2008 года около полутора миллионов граждан Прибалтики  работали в Британии, Ирландии, Германии  и других западноевропейских странах.  В настоящее время  доля мигрантов из стран Балтии  возросла по разным оценкам до двух и более миллионов человек. Уроки истории оказались забытыми. Когда  в Балтии доминировал национализм над прагматизмом, экономика приходила в упадок.

Эстонию, Латвию и Литву в период экономического  бума  2000 – 2006 гг. называли «балтийскими тиграми». Но мировой кризис нанес непоправимый удар по экономике и финансам. Страны Балтии оказались в числе мировых аутсайдеров по падению темпов экономического роста, а уровень безработицы стал почти в два раза выше среднеевропейского. Суммарные потери за 2008 – 2012 гг. составили в Латвии 77% от годового объема производства в докризисный период, потери Литвы – 44%, Эстонии – 43%.

Прибалтийские страны взяли слишком много зарубежных кредитов,  и им не хватает денег по обслуживанию долга. Экономическому кризису в этих странах способствовала и антироссийская внешняя политика, в результате которой сузился рынок транспортных услуг за счет утраты транзита российских грузов. Экономические последствия поддержки прибалтийскими властями санкций против России катастрофичны. Страны Балтии  надеялись, что антироссийская политика будет экономически компенсирована Европейским Союзом и Соединенными Штатами. Но Европейский Союз рассматривает прибалтийские страны как  преимущественно рынок сбыта.  А Белый дом всегда подчеркивает новым вассалам, что они проводят антироссийскую политику ради торжества демократии, а не в надежде получить американскую помощь.

В Прибалтике после «700 лет немецкого ига» и 50 лет «советской оккупации» начинается скандинавская колонизация («мягкая оккупация»)  бывших прибалтийских республик.  Прибалтика из региона-производителя успешно трансформировалась в регион-потребитель. Происходит системная деградация всех сфер общественной жизни. Не один регион Европы не имеет  таких темпов  запустения  и оскудения.  Произошло издыхание «балтийских тигров» и мифа о постиндустриальном обществе. За четверть века уничтожено не только сельское хозяйство и промышленность, но и человеческий потенциал.

Реализация широко разрекламированного проекта  европейских международных транспортных коридоров из-за финансовых трудностей в консолидированном бюджете Евросоюза переносится уже в третий раз с 2010 на 2020 и, наконец, 2030 года. При этом должны увеличиваться расходы  новых членов ЕС. Латыши возмущаются, что проект скоростной железной  дороги Rail Baltica, предусматривает одну остановку на территории Латвии в Риге и для этого вклад страны должен составить 1,2 млрд. евро

Происходит катастрофическая демографическая депопуляция вымирающих народов, смертность превышает рождаемость, а молодёжь бежит в Европу. 50% литовских эмигрантов направилось  на заработки в Великобританию, 15% – в Ирландию, 5,8%  – в Норвегию и 4,6% – в Германию. Как показывает история,  третье поколение прибалтийских мигрантов утрачивает родной язык.   

По статистке Всемирной организации здравоохранения, бывшая процветающая советская республика Литва за последние годы несколько раз занимала первое место в мире  по количеству самоубийств. За чертой бедности проживают 36,6% жителей Латвии, это третье место в Европе после Болгарии (49%) и  Румынии (42%). 

Прибалтийские народы находятся на грани вымирания, а их язык – на грани исчезновения. Население Прибалтики уменьшилось с 8 млн. человек (1989) до 6,1 млн. человек, то есть за четверть века регион потерял примерно два миллиона жителей.  Литва потеряла миллион жителей (27%) — было 3,7 млн., стало 2,7 млн. человек. В Латвии проживало 2,7 млн., а осталось меньше 2 млн. человек (- 26%).  В Эстонии население сократилось  с 1,5 млн.  до 1,3 млн. человек или на 13%.

Население второго по величине эстонского города Тарту  сократилось с 114 тыс.  до 92 тыс. человек, Нарвы — с 81 тыс. до 62 тыс. человек. Население второго по величине литовского города Каунаса сократилось с 423 тыс. до 300 тыс. человек, а Клайпеды – с 207 тыс. до 157 тыс. жителей. 

Латыши составляют 62% населения страны, русскоязычные – 37%.  Собственно русских в Латвии 740 тыс. человек или 27%, негражданами являются 312 тыс.  Русскоязычные составляют 55% населения Риги и 43 % Таллина.  В Эстонии доля русских в населении республики сократились с 30%  до 25%.

Литва – единственная из стран Балтии с историческим опытом длительной успешной  государственности.  В дореволюционной российской историографии были популярны термины Литовско-Русское государство  и Литовская Русь.  Официально со времен правления  великого князя Витовта это государство  называлось «Великое княжество Литовское, Жемайтское и Русское» с многонациональной и многоконфессиональной терпимостью. Речь Посполитая  — это «Государство обоих народов».  То есть в прошлом правители Литвы видели процветание своего государства за счет не барьерных, а контактных функций. По данным всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года  только 2 % населения Вильно были литовцами, евреи составляли 40%, поляки — 31% , русские — 20% и белорусы — 4%.

Но в 20 веке два раза местная гуманитарная интеллигенция создавала Литовскую республику на основе этнического национализма.  Именно современная Литва стала родоначальницей института «неграждан» в Прибалтике, лишив в 1940 году  гражданских прав  польское население Виленского края. И сегодня наблюдается напряженность в литовско-польских отношениях.

Литовская власть на фоне экономической деградации решила заработать  дивиденды в  большой геополитике. Комиссар ЕС по финансам и бюджету Даля Грибаускайте была  избрана президентом Литвы в 2009 году и возглавила «геополитическую игру» на отрыв Украины от России. Литва единственная страна в мире, официально снабжавшая украинскую  армию оружием во время конфликта в Донбассе.

Латвия. В прошлом латышские стрелки были самым крупным иностранным  военным формированием на службе в Красной Армии. Первая республика (1918 – 1940) стала концом многовекового  социального  доминирования немцев над латышами.  Но во время Второй мировой войны в латышский легион СС вступило около 100 тыс. латышей. Латвия единственная страна в мире, где в процентном отношении  евреев погибло  больше, чем где-либо в мире. В 1944 году из 80 тыс. латвийских евреев в живых осталось  несколько сотен. И если в 1941 году из Латвии в Сибирь было выслано около 16 тыс. человек и расстреляно 341 человек, то в 1949 году  было депортировано 44 тыс. человек, из них 12% умерло в изгнании.

Сегодня независимая Латвия  стала одной из беднейших европейских стран, дотации из брюссельских фондов в 2007 – 2013 гг. составили до 20% ВВП.

Столица Эстонии — это  бывший вольный и ганзейский город Ревель  с его великолепной архитектурой, созданной исключительно немцами.  Во время Второй мировой войны Эстонский корпус Красной Армии насчитывал около 20 тыс. человек и Эстонская дивизия СС — 32 тыс. человек. В результате сталинской депортации в Сибирь было сослано в 1941 году 10 тыс. и в 1949 году  – 20 тыс. эстонцев. 

Современная Эстония является передовой по социально-экономическим показателям прибалтийской страной. Сегмент Интернета является одним из самых развитых не только в Европе, но и мире. Республика находится среди  мировых лидеров по внедрению  информационных технологий в повседневную жизнь (например, программа «Скайп»).

Национальная идея  современной Эстонии заключается в отказе от статуса восточно-европейской страны и позиционирования себя частью Скандинавии, где Финляндия — двойная  периферия  Швеции и России — стала успешной европейской страной. Финны всегда обладали элементами личной свободы, тогда как эстонцы много веков  находились в крепостной зависимости. Но как пишет автор книги,  стратегического и полноценного партнерства с Финляндией у Эстонии не случилось. Эстония так и не стала ни полноценной Европой, ни Скандинавией, ни второй Финляндией. По уровню ВВП на душу населения за 2013 год Финляндия занимала 15 место в мире и 8 место в Европе (Эстония – 40-е место). 

Прибалтийские  националисты называют Россию «геополитическим проклятьем».  Русофобия стала неизлечимой раковой опухолью местных «демократий».  Страны Балтии, возглавляемые марионетками и перевертышами, осознано выбрали иждивенскую роль антироссийского буфера и ждут «награды» за русофобию от Запада и многомиллиардные компенсации за советскую «оккупацию» от России. Страны Балтии превратились в антироссийский плацдарм с идеологией радикального правого национализма,  героизации нацизма и новыми героям (легионерами СС и коллаборационистами).

Выходцы из диаспоры, в том числе из  бежавших коллаборационистов,  в 90-е годы служили  связующим звеном для получения кредитов. Как пишет автор книги, учитывая биографии этих людей, их деятельность можно рассматривать как реваншистскую. Большую роль в деградации стран Балтии сыграли перевертыши из бывших коммунистов, которые думают не о гражданах страны, а мечтают попасть в евробюрократы, что считается в Прибалтике  вершиной  карьерного роста.

Главный вывод «Истории упадка»  – этнический национализм и ксенофобия с преследованием национальных меньшинств и прежде всего русских стали основой независимых государств литовцев, латышей и эстонцев.Прибалтийские страны,  провозгласив теорию оккупации,  проиграли глобальную конкуренцию.  Спустя четверть века после советской «оккупации» Прибалтика выпала из мировой истории, превратилась в глухую депрессивную окраину, задворки Европы. 

***

Послесловие автора рецензии. 

Соединённые Штаты возродила идею создания «санитарного кордона» от Балтики до Каспия.   Геополитическая концепция «санитарного кордона» малых восточноевропейских стран стала важным элементом еще  Версальско-Вашингтонской системы международных отношений (1919 – 1922).  Прежде всего, планировалась создать антироссийский кордон с  целью защиты Европы от угрозы распространения коммунизма и экспорта мировой революции, полной политической и экономической изоляции Советской России, а также предотвращения сотрудничества между Германией и Россией. Третий Рейх в своих стратегических плана Дранг нах Остен уделял особое внимание «санитарному кордону» малых восточноевропейских буферных государств, «ничейных земель» или как выражались немцы «Чертову поясу». После начала Второй мировой войны Германия надеялась установить  от Финляндии до Кавказа марионеточные режимы. Теперь этим озабочена страна самой правильной демократии, которая никогда не брезговала использовать «передовые» нацистские идеи  для своего «исключительного превосходства».   

Малые восточноевропейские страны (или по новой классификации страны Центрально-Восточной Европы) и в прошлом были колыбелью  для войн (Первая и Вторая мировые войны) и других крупных конфликтов.  В «санитарный кордон» входили Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Болгария и другие страны. В прибалтийских странах в 1934 году  была установлена  правая диктатура.  Как показала дальнейшая история, первыми осознали пагубность буфера финны и стали мостом между Западом и Советским Союзом/Россией.  

С приходом стран Балтии на Запад, в так называемой цивилизованной Европе появились «неграждане». Принуждение русских и других нетитульных народов на понижение своего социокультурного статуса только усилит конфликтность  в обществе и не приведет к положительным результатам.  Одновременно, чтобы выжить,  прибалтийские мигранты в Европе  ощущают ненужность родного языка и учат английский, ирландский и другие европейские языки. 

В прошлом Балтия неоднократно теряла наиболее предприимчивых и наиболее трудолюбивых граждан. До и после Великой Отечественной войны не только «кулаки» и антисоветские элементы подверглись репрессиям и были выселены в Сибирь или сосланы в ГУЛАГ. Но еще большие потери Балтия понесла за счет утраты полиэтничности местных диаспор, традиционно отличающихся высокой деловой активностью.

Итогом постсоветской геополитической трансформации стран Балтии стала не только европейская интеграция за счет первоначальных дешёвых кредитов, но и провинциальный национализм.

Национализм без ощутимых успехов в создании уровня и качества жизни можем привести к краху государственности. Одной националистической идеологией и ксенофобией долго сыт не будешь.

Главный роковой рубеж в Европе прошел между желанием жить не по средствам новых членов ЕС  в надежде на «правильного» старшего брата и  природой западной экспансии, в которой важная роль принадлежит экономическому киллерству. Международные финансовые институты, где руководящая роль принадлежит американцам и европейцам, охотно предоставляли кредиты, за которые в результате банкротства приходится рассчитываться небогатой натурой — материальными и другими ресурсами.

Может быть в новых независимых государствах пора прислушаться к пророкам не в своих отечествах. Великий британский историк и философ  Арнольд Тойнби  (1889 – 1975) предупреждал  о  пагубности создания межгосударственных буферов: «Непреодолимая преграда есть отрицание природы, а оно всегда грозит человеку злыми последствиями».  Американский ученый и дипломат Джордж Кеннан (1904 – 2005) предсказал в период наивысшего могущества не только распад советской системы, но и наиболее реальный сценарий. В своем знаменитом труде он в частности отметил, что исторически в тесном соседстве с великорусским народом  живут другие народы  и желательно не ослаблять  их экономические связи в будущем. Советские республики Балтии и Украина должны получить независимость, но сохранить сотрудничество с Россией*.


* Kennan G. The Source of Soviet Conduct. — Foreign Affairs. July 1947. V. 25, № 4. (Америка и русское будущее. — Новая и новейшая история, 2001, № 3). 



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.