Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

За Латвию обидно!

Автор: Andrejs Mamikins

За Латвию обидно!

24.07.2013

Когда я слышу такие истории – мне становится безумно обидно за мою страну. За государство, гражданином которого я являюсь. За мою, черт возьми, страну, так же, как она является «своей» для тысяч наших других правящих товарищей. За Латвию.

Итак, сама история. На фото рядом со мной – легенда советского Центрального телевидения, ведущий программы «Спокойной ночи малыши!» Владимир Березин. Народный артист России, Народный артист Чечни, Ингушетии; и чуть не стал народным Калмыкии – Илюмжинов ушел в отставку, не успел подписать готовый указ. Заслуженный деятель искусств. Человек, которому олигархи снимают со своих рук золотые часы «Ролекс» (это знаменитая история), потому что они выросли «на дяде Володе с Каркушей» из программы «Спокойной ночи, малыши!». Знакомый голос из моего детства…

Он давно живет во Франции, у него 5-летняя французская шенгенская виза. У него кредитная карта «American Express Platinum», которая автоматически гарантирует оплату медицинских услуг на сумму в 700 тысяч долларов в любой точке мира и еще 20 тысяч долларов – на юридические услуги. Электронный страховой полис можно никому не показывать – если у тебя такая карта, то все всё понимают.

Но, судя по всему, все в мире, но не все в Латвии. Прилетев в аэропорт «Рига», великий (для меня) Березин провел несколько часов на границе и готов был уехать назад в Москву. Латвийский пограничник отказывался пускать его в Латвию, «потому что не было страховки за 20 евро, которая должна быть при въезде в Латвию». Березин говорил про свою кредитку, на КПП в аэропорт позвонил и потом прислал майл его личный менеджер из его банка – с таким видом карты «American Express» Березину ничего не над Но пограничник был непреклонен: впускать в Латвию мы вас не имеем права… Короче пограничник настойчиво указывал на окошечко рядом с ним, где продаются полисы страхования по 20 евро.

Березин плюнул на все и пошел покупать полис за 20 евро. Но – о, чудо! – окошечко было закрыто. И открываться не собиралось. Березин сфотографировал этот факт на свой телефон, что окошечко закрыто, и попросил пограничника Латвии дать ему письменный отказ во въезде в Латвию. Правда, попросил его написать это на русском, французском или английском языке. Пограничник гордо ответил: «Справку об отказе во въезде получите только на латышском!» А за фотографирование стратегического секретного объекта Латвийской республики – окошечка, где когда-то продавались полисы за 20 евро – Березин получит 5 –летний запрет на въезд в Латвию…

Разум восторжествовал. Владимир Березин перешел госграницу Латвии в аэропорту «Рига», и мы встретились с ним. Но мне безумно стыдно за мою страну.


Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.