Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

9 мая 1945г. на ратных полях Курляндии

9 мая 1945г. на ратных полях Курляндии

08.05.2015

В. Ю. Волков — один из немногих офицеров, которому довелось пройти всю войну от Тулы до Курляндского полуострова в составе 63 гвардейского артиллерийского полка 30 гвардейской Краснознаменной Рижской стрелковой дивизии. В своих мемуарах он вспоминает, как проходили бои за Курляндию:

«8 мая нам поступила телеграмма:

"Главнокомандующему 2-м Прибалтийским фронтом.

Всеобщая капитуляция принята. Устанавливаю связь и спрашиваю, на какой волне возможна связь с командованием фронта.

Главнокомандующий войсками группы "Курляндия" Гильперт — генерал пехоты".

По дороге к Пампали, за час до встречи с парламентерами, на узком участке, саперы разминировали проходы через линию фронта. Смолкли орудия и пулеметы. Со стороны немецких позиций в направлении поселка Эзере медленно шла открытая легковая машина с высоко поднятым белым флагом. Кроме шофера в ней сидели генерал и два офицера. На переднем крае парламентеров встретили представители штаба Ленинградского фронта. Принять капитуляцию был уполномочен начальник штаба Ленинградского фронта генерал-полковник М. М. Попов. Он стоял у дома в Эзере в окружении нескольких генералов и офицеров и с усмешкой смотрел на приближающихся парламентеров. Высокий худощавый немецкий генерал и его офицеры вышли из машины.

- Генерал-майор Раузер, уполномоченный Главнокомандующего группой армий "Курляндия" для подписания условий капитуляции перед Главнокомандующим 2-м Прибалтийским фронтом, — отдавая честь, произнес на ломанном русском языке немецкий генерал. Одновременно козырнули два сопровождавших его офицера.

- Генерал-полковник Попов, уполномоченный Маршала Советского Союза Говорова, командующего войсками Ленинградского фронта, — ответил представитель командования советских войск.

Лицо Раузера немного посветлело. Он явно доволен встречей. Парламентеров провели в дом и пригласили к столу. Раузер козырнул и сел за стол. Понемногу их оставила прежняя холодность и настороженность, а первые рюмки водки развязали им языки. После обычных слов о широкой известности русской водки они высказали особое удовлетворение по поводу тишины, установившейся над полями сражений.

Генерал Раузер и прибывшие с ним офицеры подписали условия капитуляции.

- Какова численность войск группы армий "Курляндия"? — спросил генерал Попов.

- Сто восемьдесят тысяч сто тридцать четыре солдата и офицера, — ответил Раузер и представил документ, подписанный начальником штаба группы армий генерал-лейтенантом Ферчем.

Указанная численность войск противника явно не соответствовала истине: по нашим данным, в блокированной группе армий насчитывалось около 300 тысяч солдат и офицеров. А в документе Ферча эта цифра была уменьшена почти наполовину. С какой целью?

Впрочем, все неясное вскоре прояснилось. То, что парламентеры не спешили возвращаться к пославшему их Гильперту, давало основание предполагать: Гильперт затевает какую-то авантюру! Пока не вернулись парламентеры, руки у него были свободны.

Когда Гильперт сообщил Маршалу Советского Союза Л. А. Говорову о принятии им безусловной и безоговорочной капитуляции, он двурушничал. Большую часть своих войск, наиболее удаленных от линии фронта, он намеревался быстро оттянуть к Либаве и Виндаве и, погрузив их на транспортные суда, отправить морским путем в глубинные порты Германии. Именно поэтому в документах, представленных Маршалу Советского Союза Л. А. Говорову, фигурировала цифра "180134". Свыше ста тысяч человек Гильперт думал спасти. Его не смущала перспектива потерять эти войска в море, где бдительно несли вахту подводные лодки, торпедные катера и авиация Краснознаменного Балтийского флота.

Сообщения об отводе части сил 16-й и 18-й армий к побережью Балтийского моря Маршал Советского Союза Л. А. Говоров получил от нашей воздушной разведки незадолго до прибытия немецких парламентеров в поселок Эзере. Л. А. Говоров был совершенно невозмутим, когда ему доложили о необычно малой численности капитулирующих войск.

- Вот что... — подумав, сказал он. — Нам нужно срочно создать подвижные группы войск. Сразу на нескольких направлениях.

8 мая в 14 часов, когда вступили в силу условия капитуляции, наши подвижные войска устремились вперед. Коварный замысел немецкого генерала провалился.

Едва лишь противнику стало известно, что его армия капитулировала перед войсками Ленинградского фронта, гитлеровцев охватила паника. Некоторые офицеры и генералы кончали жизнь самоубийством. Солдаты бросали оружие, разбегались по лесам, прятались, где только возможно.

Шесть суток под белыми флагами капитуляции одна за другой складывали оружие гитлеровские части в Курляндии. По дороге в сторону Риги нескончаемым потоком шли пленные. Серые мундиры, такие же серые лица. Солдаты и офицеры уже не стремились соблюдать равнение, выдерживать шаг. Вчерашние завоеватели "жизненного пространства" на востоке потеряли свой апломб.

Более полугода продолжались бои на Курляндском полуострове. Крупнейшая группировка войск гитлеровской Германии была разоружена. Войска Ленинградского фронта взяли небывалые за время войны с фашистской Германией трофеи: самолетов — 153, танков и самоходных орудий — 478, полевых орудий — 2450, минометов — 931, пулеметов — 6782, винтовок и автоматов — 144418, бронетранспортеров — 263, автомашин — 18221, лошадей — 36464.

На Курляндском полуострове сложили оружие и были взяты в плен 42 генерала, 189 тысяч солдат и офицеров.

Победа войск Прибалтийских фронтов была внушительной.

Немецко-фашистские войска были разгромлены и на остальных участках Советско-Германского фронта. Война закончилась полным поражением гитлеровской Германии.

Ночью 9 мая радиостанция на командном пункте дивизии приняла сообщение, что в Берлине немецкая правительственная делегация подписала акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. Настал долгожданный день Победы.

Никогда не забудется та прекрасная сказочная ночь. Воины дивизии — солдаты, сержанты и офицеры — выскакивали из блиндажей и укрытий, обнимали друг друга, не смолкали крики "Ура!", "Германия капитулировала!", "Победа!". Пели песни о Родине, народные песни. Сотни разноцветных ракет озаряли предрассветное небо, стреляли зенитки, прочерчивали огненный путь трассирующие пули, беспрерывные винтовочные салюты — и так всю ночь до утра. Безудержный восторг охватил воинов-гвардейцев.

И теперь каждый готов был поделиться своей сокровенной думой, которую пронес через всю войну: недалек тот день, когда можно будет сесть в вагон, поехать домой к родным, вернуться к мирной жизни.

Источник: Волков В. Ю. От Тулы до Курляндского полуострова. - Военная литература (militera.lib.ru), 2010.



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.