Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Группа «Джек»

Группа «Джек»

10.06.2016  // Фото: forum-kenig.ru

22 июня 1944 года Красная армия начала масштабную наступательную операцию «Багратион». Цель: разгромить в Белоруссии немецкую группу армий «Центр», ворваться в Восточную Пруссию и отрезать от основных сил вражеские войска в Прибалтике.

В ночь на 27 июля 1944 года десятерых человек разведгруппы «Джек» выбросили с парашютами в Восточную Пруссию возле посёлка Лаукнен (ныне пос. Громово Славского района). Лётчик ошибся на 26 километров — группа оказалась не в том месте, которое было запланировано.

Парашютисты попали в болото. Просто чудом никто при приземлении не поломал ноги. Но вот найти сброшенные с самолёта вслед за парашютистами контейнеры с продуктами, боеприпасами и запасными батареями для рации не удалось.

Уже в ночь на 30 июля группа потеряла командира – капитана Крылатых. Его застрелил немецкий часовой у моста через реку Праве (Луговая). Далее последовали одна облава за другой.

«Каждую ночь кружим по лесам, — сообщали в Центр разведчики. — Голодаем. Боеприпасы и радиопитание на исходе…»

Тем не менее группа умудрялась периодически наблюдать за дорогой Кёнигсберг – Тильзит и сообщать об интенсивности движения немецкой техники.

К сентябрю разведчики потеряли ещё двух человек. А ночью 28 сентября при уходе от погони серьёзно травмировал колено боец Наполеон Ридевский — единственный, кто знал немецкий язык. Идти он не мог. Командир оставил с Ридевским Геннадия Юшкевича и увёл группу. Двум разведчикам предстояло выживать самостоятельно.

В октябре 1944 года в Минхенвальде (Зеленово) пригнали русских военнопленных — они должны были помогать в вырубке сухих деревьев. Пленные работали практически без охраны. С двоими из них сдружился местный немецкий коммунист Август Шиллат. Иван и Алексей сидели в фашистских лагерях почти два года и немного говорили по-немецки.

 — Можете называть меня «партайгеноссе», — усмехался Шиллат. — Я старый коммунист. В концлагерь не попал только потому, что живу в этой глуши.

Пленные поначалу помалкивали и отводили в сторону глаза: уж не провокатор ли этот странный немец? Но постепенно Август добился доверия. Через него пленные узнавали последние новости и распространяли их среди своих в лагере.

В ноябре 1944 года Алексей и Иван, как обычно после работы, заглянули к Шиллату.

 — Мы в лесу видели людей, — осторожно начал Иван. — Они не местные…

 — Парашютисты? — с полуслова понял Август. — Живы? Ну, слава богу! Постарайтесь с ними поговорить. Пусть назначат мне место и время встречи. Я старый подпольщик-конспиратор. Не подведу!

Через несколько дней Шиллат встретил Геннадия Юшкевича и Наполеона Ридевского. Голодные, немытые, в ободранной одежде, которая пропиталась грязью, потом и кишела вшами, они стояли перед пожилым немцем, держа пальцы на спусковых крючках пистолетов.

 — Жаль, что я вас раньше не встретил, — шагнул им навстречу Шиллат. — Это же вы здесь 27 июля высаживались? Я бы ещё тогда вам мог помочь.

 — И сейчас не поздно, — усмехнулся Ридевский.

 — Хорошо, — засмеялся Август и снял с плеча рюкзак. — Поешьте для начала…

До декабря 1944 года разведчики жили в лесу — в оборудованном схроне. Август Шиллат, его сын Отто и приятель Эрнст Райтштук поочерёдно носили русским еду, одежду, свежее бельё. В середине декабря стало совсем холодно, и Август спрятал Геннадия и Наполеона в своём доме на сеновале.

Риск, конечно, был велик — гестаповцы могли расстрелять всю семью. Но оставлять парашютистов в заснеженном лесу Шиллат не захотел.

22 января 1945 года у деревни Минхенвальде послышалась стрельба. Вскоре Геннадий услышал крики русских солдат. Разведчики вышли из дома и увидели своих.

В тот же день Геннадия и Наполеона определили в стрелковую роту, поставили в цепь и отправили на штурм городка Лабиау (ныне Полесск). Диверсионно-разведывательная эпопея закончилась. Начались фронтовые будни… Несмотря на все невзгоды, Геннадий и Наполеон остались живы и вернулись домой.

Источник: Захаров А. Щит и меч Кёнигсберга. — Калининград, 2012



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.