Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Понедельник
05 Декабря 2016

Как Литва Клайпеду фашистам в 1939-м сдала!

Как Литва Клайпеду фашистам в 1939-м сдала!

16.03.2016

Литва была единственной из прибалтийских республик, чьи отношения с Германией складывались не всегда гладко. Юозас Урбшис, бывший генеральный секретарь МИД, а с конца 1939 года — министр иностранных дел Литвы, так характеризовал их: «Конечно, отношения между Литвой и Германией имели особенность. Она заключалась в прямых территориальных притязаниях Германии.

Если по отношению к Латвии и Эстонии Германия внешне придерживалась дипломатических норм, то к нам прямо предъявлялись претензии. Антилитовская линия проводилась и в веймарскую эпоху, но Гитлер, придя к власти, резко ее усилил.

Стала активно действовать его агентура в Литве — национал-социалистическая партия в Клайпеде. Клайпедские нацисты, базируясь на Кенигсберг и Тильзит, готовили акты саботажа и террора. Знаменитый процесс Неймана — Засса показал, как далеко зашли провокационные действия Германии. И все это завершилось ультиматумом Риббентропа».

«Ультиматум Риббентропа» был вручен Урбшису (в то время исполняющему обязанности министра иностранных дел Литвы) гитлеровским министром иностранных дел 20 марта 1939 года.

В нем содержалось требование о возвращении Мемеля и Мемельской области Германии; в противном случае было обещано, что местные «фольксдойче» поднимут беспорядки, а если хоть один из них будет убит в ходе этих беспорядков, то в Литву вступят части вермахта.

21 марта литовское правительство было вынуждено принять условия ультиматума, а 22 марта состоялось подписание германско-литовского договора о воссоединении Мемельской области с Германией.

Посланник Литвы в Москве Ю. Балтрушайтис сообщил о подробностях этих переговоров наркому иностранных дел СССР М.М. Литвинову 29 марта 1939 года: 

«Риббентроп обращался с Урбшисом весьма грубо, вручив ему проект соглашения и потребовав немедленного подписания. Когда Урбшис стал возражать, Риббентроп заявил, что Ковно будет сровнен с землей и что у немцев все для этого готово».

Однако правительство Литвы решило извлечь из этого свою выгоду и обратить потерю Клайпеды в свою пользу. 4 мая 1939 года литовский посланник в Берлине Казис Шкирпа по поручению правительства Литвы обсудил вопрос о возвращении Литве Виленской области в случае германо-польской войны с начальником отдела Прибалтики в МИД Германии В. Грундхеррром. А уже 20 мая 1939 года между правительствами Литвы и Германии были подписаны четыре договора: о товарообмене, о платежах, пограничном сообщении и сооружении литовского водного порта в Мемеле. Это означало переориентацию Литвы на союз с Германией.

Невольно напрашивается логическая связь: если после столь недружественного ультиматума по поводу Мемельской области между Германией и Литвой вдруг наметилось сближение, то как германскому МИДу удалось расположить к себе литовское правительство?

Не был  ли подписан 20 мая 1939 года еще и секретный протокол, по которому Германия обязывалась вернуть Литве Виленскую область в случае германо-польской войны? А если так, то значит, первый раздел Польши намечался между Германией и Литвой…

 


Источник: Крысин М. Прибалтийский фашизм. История и современность. – М.: Вече, 2007. – 576 с



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.