Экономика Экономика

Альфред Рубикс: «Столетие Латвии народ отметит с полуголодным желудком»

Источник изображения: delfi.lv
  2875 0  

Аналитический портал RuBaltic.Ru продолжает цикл интервью с ветеранами прибалтийской политики. Те, кто стоял у истоков постсоветского пути Латвии, Литвы и Эстонии, подводят итоги четвертьвекового политического транзита этих республик: какие государства мечтали построить отцы-основатели и что получилось в итоге. Сегодняшний собеседник в рамках данного цикла — Альфред Рубикс, последний первый секретарь ЦК КПЛ, многолетний руководитель Латвийской социалистической партии и депутат Европарламента с 2009‑го по 2014 год.

В августе 1991 года Рубикс поддержал путчистов ГКЧП, причем сделал это настолько «заметно», что Михаил Горбачев после подавления путча на пресс-конференции 22 августа 1991 года заявил: «Мы знаем, кто есть ху на самом деле. …[ГКЧП] поддержали Кастро, Каддафи и Рубикс Альфред Петрович».

23 августа Рубикс был арестован, а в 1995 году осужден по обвинению в государственной измене. Приговорен к 8 годам тюрьмы, откуда (с учетом лишения свободы до суда) был досрочно освобожден в ноябре 1997 года. Пребывая под арестом, был избран депутатом 5‑го Сейма Латвии.

Насколько отличается экономическое положение советской и постсоветской Латвии и есть ли у страны перспективы развития при нынешней правящей элите? На эти вопросы Альфред РУБИКС ответил в беседе с аналитическим порталом RuBaltic.Ru:

— Г‑н Рубикс, как Вы считаете, сегодняшняя ситуация в республике стала лучше или хуже по сравнению с тем, какой она была в Латвийской СССР?

— Если сравнить нынешнюю Латвийскую Республику с Советской Латвией, то падение страшное. Конкретный показатель, указывающий, что в стране непорядок, — это сокращение населения. Когда мы вышли из состава СССР, нас было 2,6 миллиона человек, тогда как сейчас, по данным статистики, чуть менее двух миллионов.

Честно скажу, я не верю этим цифрам, мне кажется, что количество населения нашей страны значительно меньше.

Люди продолжают уезжать из Латвии. Первыми, в начале 90‑х, массово уехали русскоязычные — в Россию, Белоруссию, на Украину. В XXI веке больше едут в богатые европейские страны, и среди уехавших людей преобладают латыши. Уже в прессе появились рассуждения ученых-демографов, что если так будет продолжаться и дальше, то через 50 лет в Латвии не останется латышей и она не будет такой, как она есть сейчас.

Это и есть ответ на Ваш вопрос, стало ли лучше или хуже. Насколько я помню, во времена СССР Латвия занимала второе место после Эстонии среди союзных республик по выработке валового продукта на душу населения. В свою очередь, как можно сегодня приводить какие-то цифры, если мы не знаем, сколько точно у нас осталось жителей?

Также мы не знаем, кто владеет землей, лесами и другими латвийскими природными богатствами. Я был депутатом Европарламента, занимался вопросами сельского хозяйства, но так и не смог узнать, сколько какой земли кому принадлежит. В этом году, по разным прогнозам, мы должны достигнуть трех миллионов тонн производства зерновых, однако в основном это заграничные латифундисты. Наши люди лишь работают на земле; в свою очередь, доходы от нее уходят за границу.

Я был депутатом Европарламента, занимался вопросами сельского хозяйства, но так и не смог узнать, сколько какой земли кому принадлежи«Я был депутатом Европарламента, занимался вопросами сельского хозяйства, но так и не смог узнать, сколько какой земли кому принадлежи»

— Помимо сокращения населения, что еще произошло со страной за эти 25 лет?

— Естественно, мы потеряли не только население, но и все ведущие предприятия. Тот же завод ВЭФ, где выпускалось много уникальной продукции. Латвия перестала производить вагоны электропоездов и дизельные поезда, которыми мы обеспечивали не только себя, но и целый ряд других государств. Латвия потеряла шерстяное и хлопчатобумажное производство.

Есть маленькие предприятия, но это совсем не те масштабы, которые были раньше.

Если мы посмотрим топ‑20 предприятий с самым большим количеством работающих, то среди них только два работают в секторе реальной экономики. Остальные — это сфера услуг. Первые пять мест занимают торговые предприятия: «Максима», «Рими» и так далее. То есть реальной экономики у нас нет. Поэтому неудивительно, что люди очень недовольны жизнью.

Опросы показывают: три четверти населения считают, что экономика Латвии находится в плохом состоянии. Тем самым я делаю однозначное заключение: жизнь большинства населения стала хуже.

Сейчас наша страна готовится к празднованию своего столетия в 2018 году. По словам нынешних руководителей республики, это будет большой праздник песни. Однако я думаю, что народ отметит этот юбилей с полуголодным желудком. Несмотря на примерно равные стартовые позиции, мы очень сильно уступаем Эстонии и уже стали уступать Литве. Во время моей работы в Европарламенте меня часто спрашивали, почему так, на что я в шутку отвечал: потому что в Эстонии и Литве первых секретарей ЦК Компартии избрали президентами, тогда как в Латвии посадили в тюрьму.

— Почему правящая элита допустила такое? Зачем нужно было закрывать предприятия, которые приносили реальные доходы?

— Мне приходилось беседовать на эту тему с различными представителями латвийского общества.

Многие люди, довольно крупные бизнесмены, рассказывали, что они приходили к Ивару Годманису — тогдашнему премьер-министру Латвии — и высказывали ему недовольство по поводу закрытия заводов. Однако Годманис отвечал им открытым текстом, что на этих предприятиях много русских, которые не смирятся с новым курсом развития государства, поэтому все эти предприятия необходимо закрыть.
Ивар ГодманисИвар Годманис
— Но ведь закрытие предприятий повлияло на благосостояние всего населения и серьезно сократило экономический потенциал страны. Неужели правящие круги не понимали, что от этого пострадают не только русские — пострадают все?

— Я задавался этим вопросом. Конечно, они понимали, ведь они же не настолько глупы, чтобы не видеть, к чему это может привести. Однако думаю, что желание правящей элиты освободиться от всего советского, разрушить все связи с Россией пересилило рациональные доводы. Я им всегда говорил, что они хотят не свободы и независимости, а уйти из Советского Союза и прыгнуть под зонтик НАТО.

Также мне кажется, что правящие очень сильно надеялись, что Латвии помогут США и Евросоюз. Действительно, довольно существенную помощь после вступления нашей страны в ЕС Латвия получила. Сейчас бюджет Латвии ежегодно пополняется на 1,1 миллиарда евро, тогда как мы перечисляем обратно Евросоюзу 320 миллионов. Четырехкратная разница. В этом смысле выгода, конечно, есть, но она могла бы быть намного больше, если бы наши правящие, опять же, грамотно использовали имеющиеся у них возможности.

— Например? Поясните, что Вы имеете в виду?

— Очень просто. Вступив в Евросоюз, Латвия уничтожила свое сахарное производство, хотя могла этого не делать. Я поднимал этот вопрос в Европарламенте, и оказалось, что мы имели полное право производить сахар для себя и только за каждую тонну, поставленную на внешний рынок, нужно было платить пошлину в размере 500 евро.

Но наши руководители почему-то решили, что будет лучше полностью отказаться от этой ниши, несмотря на то что Еврокомиссия ничего подобного не требовала — она лишь рекомендовала так сделать.

Мне кажется, что наши правящие политики хотели быстрее вступить в ЕС, думая, что теперь они смогут сидеть за одним столом с лидерами Германии или Франции и чувствовать себя равными им. Поэтому и согласились на все выдвинутые условия. Однако если бы наша элита поменьше верила обещаниям, а больше думала об интересах страны, а не о личном статусе, всё могло бы быть по-другому.

— Что в таком случае ожидает Латвию в будущем? Есть ли у страны перспективы при нынешнем руководстве?

— Если политический курс Латвии останется таким, какой он сейчас, то упадок в стране будет продолжаться. Пока не прекратится натравливание друг на друга латышей и русских и запугивание Россией, ничего хорошего страну ждать не может. Кроме этого, необходимо решать и внутренние проблемы. Латвию сильно разъедает коррупция, в стране процветает теневая экономика.

Руководство Латвии так и не смогло побороть эти недуги, хотя о необходимости работы в этом направлении не говорил разве что ленивый. Поэтому я считаю, что лишь когда к власти придут новые силы, которые не на словах, а на деле станут заботиться об интересах государства, то будут возможны перемены к лучшему. В свою очередь, при нынешней власти ничего хорошего Латвию не ждет.

Читайте также:
Янис Урбанович: в стране, где расколот демос, демократии быть не может
Экс-президент Паксас: Литва должна строить мосты сотрудничества с соседями
Янис Юрканс: Латвии необходим второй «Народный фронт»
Роландас Паулаускас: политика Литвы похожа на камбалу — оба ее глаза смотрят в одну сторону
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up