Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Порты Прибалтики продолжают терять российские грузы

Автор: Андрей стариков

Порты Прибалтики продолжают терять российские грузы

20.07.2016  // Фото: crainsnewyork.com

Грузооборот прибалтийских портов продолжает снижаться. Лишь Клайпедскую гавань за последние полгода миновало падение транзита. Такие тенденции связаны c российской стратегией переориентации грузопотоков на собственные порты. В будущем Прибалтике придётся забыть о былых объёмах грузоперевалок.

Грузооборот Рижского свободного порта за январь-июнь 2016 года упал на 11,5% в сравнении с аналогичным показателем прошлого года, оборот Вентспилсской гавани – на 25%, Лиепаи – на 0,4%. Объём перевалок порта Таллина за полгода просел на 15,5%. Праздник на «литовской улице»: Клайпедский порт оказался единственной гаванью в странах Балтии, масштабы перевалки в которой увеличились, а не сократились. В первые 6 месяцев 2016 года грузооборот порта вырос на 5,7%. Причина – украинский кризис. Москве и Минску более не доступны Одесский и Ильичёвский порты. Следовательно, растёт значение Клайпедской гавани. Пенку снимает и Латвия: в противном случае падение грузоперевалок было бы куда драматичнее. Вот она, конкретная экономическая выгода стран Балтии от кризиса на Украине.

Сами литовцы склонны объяснять позитивные показатели обслуживанием военных грузов НАТО, что, бесспорно, вносит свой вклад. Не последнюю роль сыграла тарифная политика официального Вильнюса. И всё-таки транзитные перспективы для Литвы, и уж тем более для её прибалтийских соседок, остаются безрадостными.

Покинув советскую «тюрьму народов», независимые страны Балтии взяли курс на построение «экономики услуг». 

Вняв рецептам Чикагской неолиберальной школы, новые элиты последовательно уничтожали «неэффективное» наследие «совка»: машиностроение, металлургию, химическую и лёгкую промышленность. 

Повисшим в воздухе оставался вопрос о судьбе транзита. Одни политики отстаивали концепцию Прибалтики как моста между Востоком и Западом, другие – национально мыслящие функционеры – требовали отказаться от этой «неразумной» идеи. В итоге победили последние.

На рубеже веков – в конце 90-х и в начале 2000-х – транзит вместе с сопряжёнными сферами находился на пике своего успеха: отрасль генерировала до 20% ВВП Прибалтийских республик. После прихода Путина Россия постепенно начинает наращивать мощность собственных морских гаваней на Балтике. Ещё в 1997 году будущий президент писал в своей диссертации о необходимости строить торговые порты в Ленинградской области. С 2000 года возведение отечественной инфраструктуры и отказ от логистики конфликтных постсоветских республик становятся официальным стратегическим курсом России. Начинается постепенное ослабление «подкормки» недружественных Кремлю режимов. Продолжая перевалку через прибалтийские порты, Москва строит свои, повышает их пропускные способности.

Постоянную поддержку крайне непростому процессу переориентации грузопотоков оказывали действия прибалтийских столиц. Политический климат – важная составляющая торговли и транзита. 

Наивно полагать, что агрессивная антироссийская риторика не имела разрушающего воздействия на двусторонние отношения стран Балтии с их восточным соседом. 

Кроме того, говоря о транзите, прибалтийские политики всегда впадали в серьёзный когнитивный диссонанс, ведь развитие транзитных путей по определению связано с Россией и как-то не очень соотносится со стратегиями сдерживания Москвы. Отсюда пассивность руководства стран Балтии в этой сфере.

Переориентация российских грузов из прибалтийских гаваней на отечественные терминалы между тем продолжается. В 2014 году российские порты – Усть-Луга, Санкт-Петербург и Приморск – занимают сразу три лидирующих позиции среди гаваней на восточном побережье Балтийского моря. В 2015 году «Транснефть» начинает постепенный разворот своих объёмов из латвийских портов на отечественные. По данным латвийской газеты Dienas bizness за десять лет с 2005-го по 2015 год, доля грузооборота российских портов Восточной Балтики увеличилась с 52% до 62%. Москва забрала из Прибалтийских республик нефть, осталось забрать контейнеры.

Помимо прямых потерь транзитных доходов, российская стратегия грузовытеснения наносит экономикам стран Балтии серьёзный косвенный ущерб. 

Более 90% мировой торговли сегодня осуществляется через порты. Масштабные инфраструктурные проекты, связанные с морскими гаванями, – это тысячи рабочих мест. Причём одно место в сфере транспорта создаёт как минимум два места в сфере обслуживания. В общем, ущерб от потери транзита немаленький.

Выживание недружественных Москве прибалтийских режимов сегодня подпитывается из двух внешних источников: европейских дотаций и остатков внешнеэкономических связей с Россией. Очевидно, что политические и экономические причины будут и дальше способствовать переориентации транзитных потоков. В одночасье лишить Прибалтику всех грузов, конечно, невозможно: объём российского транзита через балтийские гавани всё ещё слишком велик. Москва между тем продолжает поддержку развития своей стратегической инфраструктуры на Балтике, а значит, у латвийских, литовских и эстонских гаваней в недалёком будущем станет значительно меньше работы.

Это ещё не значит, что порты и железные дороги Прибалтики придётся разбирать на металлолом. Морские гавани Балтийского региона продолжат конкурировать между собой за китайские и казахстанские грузы, а также за остатки российских. Просто былых объёмов больше не будет.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.