Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Раздвоение Прибалтики

Автор: Александр Носович

Раздвоение Прибалтики

30.01.2013  // Фото: www.bankoboev.ru

Крупные инфраструктурные проекты в Литве, Латвии и Эстонии являются, прежде всего, альтернативой российской стратегии экономической реинтеграции постсоветского пространства. Их реализация - характерный пример углубляющегося разделения ранее относительно единого в инфраструктурном смысле Балтийского региона на две части: Балтийский регион Европейского союза и Балтийский регион Евразийского союза. Смогут ли Литва, Латвия и Эстония противостоять экономической реинтеграции постсоветского пространства?

В контексте долгосрочной экономической стратегии России удар по экономикам балтийских стран становится объективно неизбежным явлением. Экономическим приоритетом России является создание на территории СНГ Евразийского экономического пространства с разветвленными экономическими связями и налаженной системой экономической взаимопомощи. Литва, Латвия и Эстония, существующие в рамках аналогичного и альтернативного евразийскому европейского пространства, оказываются исключены из процессов интеграции и формирования практик экономического сотрудничества.

Такие крупные объекты инфраструктуры балтийских стран как морские порты и железнодорожная сеть могут оказаться нерентабельными в случае отказа восточных партнеров от пользования ими. По этой же причине возникающие в балтийских республиках проекты в сфере логистики (Rail Baltica) или энергетики (Висагинская АЭС) имеют целью добиться независимости от экономических связей с Россией и упрочить связи со странами ЕС.

Косвенным признанием зависимости балтийских экономик от связей со странами СНГ стала предсказуемо нервная реакция властей Латвии и Литвы на недавнее заявление президента Белоруссии Александра Лукашенко о намерении перенаправить основной грузопоток белорусского экспорта из портов Вентспилса, Клайпеды и Риги в порты Ленинградской области РФ. Эта реакция не удивительна. Треть грузов, переваленных Клайпедским морским портом в 2011 году, приходится на продукцию белорусского экспорта (прежде всего, калийные удобрения). Услуги по транзиту белорусских грузов приносят до 3 миллиардов долларов годового дохода бюджету Литвы и обеспечивают занятость около 12 тысяч ее граждан. Важное место занимает белорусский грузопоток и в логистическом бизнесе Латвии. Переориентация этого грузопотока на Выборг и Усть-Лугу чревата серьезными проблемами для экономики и социальной сферы балтийских республик (в Литве, например, из 25 млрд. литов доходной части госбюджета, Клайпедский порт, специализирующийся на перевозке белорусских удобрений, переводит в бюджет 34 млн. литов). Более того, если считать, что данное решение было принято не исключительно Белоруссией, а является частью единой экспортной политики стран Таможенного союза, то заявление Лукашенко становится для стран Балтии очень тревожным сигналом. Из всех грузов обслуживаемых, например, портами Латвии, 95% грузов приходят с Востока - из России, Белоруссии, Казахстана, то есть стран Таможенного союза. Перевалка отечественной экспортной продукции отечественными же портами давно объявлена российским правительством своим экономическим приоритетом.

По мере же формирования Единого экономического пространства на российские порты неминуемо начнут ориентироваться и другие его члены. При том, что частному бизнесу в отдельных случаях может быть выгодно осуществлять транспортировку через Прибалтику (как российскому «Уралхиму», инвестирующему в Рижский морской порт), целенаправленная государственная политика стран ЕвразЭС может привести к тому, что логистической инфраструктуре стран Балтии придется простаивать и ржаветь.

В свою очередь энергетические проекты в балтийских республиках подчинены идее размежевания с Россией в области энергетической инфраструктуры. Для политических элит стран Балтии энергетический вопрос приравнен к вопросу независимости своих стран. В Литве, например, кризис энергобезопасности понимается как энергетическая зависимость от России, дающая последней возможность политического диктата. Соответственно, все проекты Литвы в области энергетики завязаны на преодоление зависимости от России в этой сфере. Это относится к проекту строительства Висагинской АЭС. Это относится к проектам Nord Balt и Lit Pol Link – строительству электрокабелей со Швецией и Польшей. Это относится к поискам сланцевого газа в Балтийском море и проекту строительства терминала для хранения сжиженного газа. Для всех балтийских стран это относится к программам транзита газа из Норвегии, установки на побережье «ветряков» и использования солнечных батарей. В Латвии в публичную сферу регулярно вбрасывается тема возобновления строительства Даугавпилской ГЭС на Даугаве.

Отмежевание от российской энергетики понимается властями стран Балтии как средство для достижения независимости от России вообще и отстаивания своего «европейского выбора». В свою очередь Россия последовательно проводит политику размежевания со странами Балтии в сфере логистики.

Проект строительства в Калининградской области хаба - глубоководного комплекса для крупных контейнеровозов и судов типа «ро-ро» - связан с намерением перенаправить поток российских грузов из Клайпеды в российский порт, так же как модернизация российских портов в Финском заливе связана с намерением перенаправить туда грузопотоки из Риги и Таллина. Сюда же можно отнести проект газопровода «Северный поток», проходящего по дну Балтийского моря в обход «стран-транзитеров».

Характерно, что по проектам строительства атомных электростанций в Балтийском регионе сотрудничество наблюдается строго по двум антагонистическим линиям: «Россия-Беларусь» и «Польша-Литва». При том обилии противоречий, которое существует внутри этих двух пар, между ними существует стратегическое согласие по вопросу об интеграции в рамках одного экономического пространства.

Таким образом, наблюдается углубляющийся процесс «раздвоения Прибалтики», когда вместо одного Балтийского региона, относительно единого в плане инфраструктуры, возникают два: Балтийский регион ЕС (Евросоюз) и Балтийский регион ЕвразЭС (Евразийский союз). К первому Балтийскому региону будут относиться северные воеводства Польши плюс Литва, Латвия и Эстония. Ко второму – граничащие с ними субъекты Российской Федерации и западные области Белоруссии. В политическом плане эти территории давно уже нельзя объединять в один регион, но целенаправленная политика ослабления экономических связей дает основания прогнозировать разрушение Балтийского региона как относительно единого экономического пространства.

Этот процесс обусловлен, в том числе политикой: страны Балтии боятся «имперских амбиций» России, Россия считает страны Балтии рассадниками неонацизма и главными носителями русофобии в Восточной Европе. Однако в долгосрочной перспективе процесс инфраструктурного разделения Балтийского региона связан со стратегическом курсом Балтийских стран на интеграцию в европейское пространство и стратегическим курсом России на экономическую реинтеграцию постсоветского пространства. Поэтому вместо объединявшей страны региона Игналинской АЭС проектируется Балтийская АЭС для Калининградской области и Висагинская АЭС для Литвы, Латвии и Эстонии.

Возникают сомнения, удастся ли странам Балтии осуществить переориентацию своей инфраструктуры на Европейский союз без ущерба своим экономикам. Такие проекты, как Висагинская АЭС для Литвы, Латвии и Эстонии являются нерентабельными. Очевидно, они не могут быть реализованы без финансовой поддержки Европейского Союза. И здесь ключевым фактором становится проблема экономического благополучия ЕС, переживающего хронический долговой кризис. Существующие сейчас проекты взаимодействия балтийских республик и ЕС в области инфраструктуры (такие, как Rail Baltica) вызывают сомнение в их экономической эффективности. В конечном счете, лишившись своей исторической специализации - транзита сырья с востока на запад, и не получив поддержки из Европы Прибалтика рискует впасть в затяжную экономическую депрессию.


От редакции

Редакция портала приглашает к дискуссии также представителей бизнес-сферы - было бы интересно узнать их точку зрения на то, как Балтийский регион окажется "вписан" в процесс евразийской экономической интеграции.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.