Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

«Еще в тревожной тишине звучит саундтрэк...». Прибалтийской рок - часть третья: Литва

Автор: Юлия Баранова

«Еще в тревожной тишине звучит саундтрэк...». Прибалтийской рок - часть третья: Литва

13.02.2015  // Фото: www.thatsmusic.it

За последние 50 лет литовский рок прошёл путь от битломании и подражания западу до аутентичного фолка на жемайтском наречии, от борьбы с режимом до успешных литовско-российских проектов, от подпольных концертов до международных рок-фестивалей. Где же он сейчас?

Британская лихорадка не обошла стороной самую большую и густонаселенную прибалтийскую республику. Литовская молодёжь шестидесятых на своих приёмниках пыталась поймать единственную доступную на тот момент радиостанцию — «Радио Люксембург» — и с нетерпением ждала возможности заполучить новую пластинку легендарных «Beatles».

Первые литовские ВИА 1960-х гг были настоящими жертвами битломании, играли роллингов и Элвиса Пресли. Одним из центров сосредоточения новых гитарных коллективов стал Каунас, более открытый ко всему новому и современному. Именно здесь родились такие коллективы, как «Aitvarai» и «Kertukai».

В 1966г. на сцене появились «литовские битлы» «Kertukai» — студенты Каунасского политехнического института. В начале своей музыкальной карьеры они выступали на танцах в клубе при университете и были хорошо приняты как студентами, так и руководством вуза. Три гитары, саксофон, перкуссия и два солиста исполняли композиции, представляющие собой ремейки популярных иностранных групп. Амбициозные молодые ребята не хотели останавливаться на уровне самодеятельности и даже были готовы выступать с собственным материалом. Но для этого им нужно было поднять планку выше «любимчиков местных клубов и танцев», чему и поспособствовала победа в конкурсе «Gintarinėje triūboje» (Янтарные трубы), которую группа одержала в 1968г. После такого успеха о молодых литовских битлах узнали сначала во всей Прибалтике: помогли СМИ и участие в латвийском фестивале «Liepājas dzintars». Ну а прославиться на всесоюзном уровне помогла специально записанная радиопередача о молодом прибалтийском коллективе. Однажды «Kertukai» были приглашены администрацией Каунаса для участия в концерте в честь приезда в Литву министра культуры СССР Екатерины Фурцевой. Такая слава дала возможность группе исполнять композиции собственного сочинения, а особой «фишкой» программы «Kertukai» стала песня «Mes ne Bitlai» (Мы не Beatles), так устали ребята от постоянного сравнения с британскими коллегами.


В Вильнюсе первыми вестниками рок-н-ролла стали «Antaneliai», которых собрал Кястутис Антанелис. Официально группа носила название «Кекштай», но в народе прижилось созвучное фамилии её лидера «Антанеляй». В отличие от «Kertukai», в их творчестве было чуть больше именно литовского рока, хотя образцом для подражания были всё те же британские кумиры. «Antaneliai» тоже приняли участие в каунасском конкурсе «Gintarinėje triūboje» в 1971г., где презентовали свою постановку рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда».


К сожалению, с 1972г. в дела молодых самодеятельных групп вмешалась политика. На руководящие посты пришли люди, в чьих интересах было поддерживать эстрадных исполнителей, а «студенческую самодеятельность» пытались убрать со сцены вовсе.

Во многом на это повлияло движение за свободу начала 1970-х гг. В 1971г. в Вильнюсе был подпольно организован концерт с участием рок-групп из Литвы и Латвии, популярность события привлекла внимание КГБ, после фееричного успеха мероприятия его организаторы были задержаны.

В 1972г. в Каунасе прошел ряд акций, приведших к социальным волнениям. Апогеем стало самосожжение Каланта Ромаса возле Музыкального театра на центральной улице (сейчас это Лайсвес аллея). Под эгидой свободы отдельные каунасские смельчаки начали вывешивать по городу старые, досоветские флаги независимой республики. В музыкальном плане это вылилось в хиппи-движения и организацию «литовского Вудстока», прошедшего недалеко от Паланги. В итоге всё закончилось применением силы со стороны властей республики. Помимо арестов и угроз, были приняты меры по «глушению» западных радиостанций, отслеживанию деятельности новых «хиппарей», «волосатых» и прочих «ненадёжных элементов». Кое-кто из воинствующей молодёжи ушел в подполье, большинство же выбрали спокойную жизнь в стенах университета и забыли про «тлетворное влияние» западного рок-н-ролла.

Однако рок как жанр в Литве продолжал давать свои всходы и в 1970-х гг. Молодой каунасский композитор Гядрюс Купрявичюс поставил рок-оперу «Ugnies medžioklė» («Загонщики огня»), премьера которой состоялась в 1974г. в Латвии, и в 1976г. в Литве. За семилетний период рок-опера была показана в Союзе и даже за рубежом 185 раз. Сам Купрявичюс с 1979г. работал с группой «Argo», где от чистого инструментального звучания ушёл в эксперименты с электроникой. Ему же приписывают статус родоначальника литовского арт- и джаз-рока.


В конце 1970-х гг. наступили относительно спокойные в политическом отношении времена, что пошло на пользу развитию инструментальных самодеятельных ансамблей, тех, кого мы сейчас приписываем к родоначальникам рока в Литве. Эстрадная музыка не могла перебороть популярность западных исполнителей, записи которых просачивались в Литву самыми невероятными способами. Молодежь и её организационная составляющая — комсомол, знали, что нужно современным слушателям. На танцах снова можно было услышать «популярные каверы» на «Queen», «Yes», «Nazareth», Фрэнка Заппу и, конечно, на Джимми Хендрикса. Вместе с тем молодые коллективы искали себя и постепенно создавали свой собственный продукт.

Повторяя историю своих предшественников, рок-коллективы конца 1970-х гг. выходили из стен высших учебных заведений, а поддерживались они активными меломанами из рядов комсомольской организации. Роль организатора концертов взял на себя любитель рок-музыки Римас Гудавичюс — секретарь комитета комсомола Вильнюсского инженерно-строительного института. Из среды студентов ВИСИ вышли «Hiperbole» (Гипербола) и «Саулес Лайкродис». Первых принято относить к поп-року. Ведь «Гипербола» начинала в 1974г., как группа для танцев, совмещая западные рок-ритмы с литовскими эстрадными стандартами. Музыку собственного сочинения ребята смогли позволить себе исполнять только с 1982г., став победителями литовских смотров самодеятельности и лауреатами Фестиваля студенческих коллективов социалистических стран в Ереване. В 1984г. группа как единый коллектив прекратила свою работу, ребята решили пойти каждый своим путем. Р.Бартусявичюс и И.Берин создали свои группы. Однако в середине 90-х группа воссоединилась, чтобы записать четыре новых лиричных альбома.


В отличие от поп-роковой «Гиперболы», «Саулес Лайкродис» смогли уйти от эстрадности популярной музыки в арт-рок, хоть и начинали они также, выступая на студенческих вечерах. Решение исполнять инструментальный рок пришло к группе после победы на одном из первых в Литве рок-фестивалей «Опус-80». Один из зачинателей коллектива — Гинтаутас Ракаускас — после его распада (или, скорее, разгона) перешел играть в «Антис» — одну из групп-основоположников литовского арт-рока.

Рок-фестиваль «Опус» начал проводиться на базе ВИСИ с 1979г.. Самым легендарным стал «Опус-82» (он же стал последним), когда на одной сцене с литовскими рокерами выступили свердловский «Урфин Джус», ленинградские «Россияне», таллиннский «Пяратруст» и многие другие. Эффект от фестиваля был настолько велик, что до 1986г. литовским рокерам пришлось уйти в подполье.

Компромиссом для власти и молодежи стала группа «Рондо». Этот поп-роковый коллектив братьев Тауткай и саксофониста И. Пулкаускаса вышел на сцену в 1984г. Хотя возник он восемью годами ранее в провинциальном литовском городке Шилува, к широкой публике этакий литовский вариант «Машины Времени» допустили только в середине 1980-х гг. В начале 1980-х гг. показала себя инструментальная «Арго», играющая синти-поп и принесшая в литовский рок электронное звучание.

В 1983г. ученик средней школы №18, сын уроженца Архангельска Виктора Мамонтова, Андрюс Мамонтовас собрал ставший позднее легендарным в Литве коллектив «Foje». Молодая группа в начале своего пути столкнулась с множеством трудностей и в один момент была даже на грани распада. «Foje» помог поверить в себя первый после долгого перерыва рок-фестиваль «Литуаника-86», где на молодой коллектив обратили внимание, особо отметив самобытность песен и яркую индивидуальность солиста Мамонтоваса. Для группы наступил период славы, ребята снялись в телепередаче «Молодежные ритмы» и в первом музыкальном литовском фильме «Что-то случилось», а песни, автором которых был Мамонтовас, для поколения восьмидесятых стали символом эпохи.


В 1986г. на смену «Опусу» пришёл упомянутый выше рок-фестиваль «Литуаника», на котором показали себя не только «Foje», но и молодая команда архитекторов со звучным именем «Antis» (Утка). Это был сенсационный дебют для молодой группы. Залог успеха «Antis» состоял в неординарности исполнения, желании постоянно удивлять слушателя то рок-н-рольным битом, то использованием блюз и панк-ритмов, то джазовой импровизацией. Идеи и музыкальные провокации были заслугой солиста Альгирдаса Каушпедаса — еще одной культовой фигуры для литовских меломанов. Несмотря на то, что группа закончила свою музыкальную карьеру в 1990г., «Antis» собирались в 1996, 2003, 2005 и 2007гг. для новых студийных записей и выступлений.


Конец 1980-х годов отличался меньшим давлением на молодежные организации и общей демократизацией жизни. Комсомол продолжал успешно организовывать фестиваль «Литуаника». Был создан Клуб молодежной музыки — объединение так называемых менеджеров, способствующих проведению мероприятий с участием рок-музыкантов. Именно их нужно благодарить за обилие концертов и интересных проектов конца 1980-х годов. В 1988г. Клуб молодежной музыки стал членом экспериментального объединения организации досуга молодежи «Центрас», в этом же году было организовано 4 крупных фестиваля рок-музыки: «Праздник литовского рока» (Каунас), «Каунас-88», «Рок-форум» и «Литуаника» (Вильнюс). Помимо положительных сторон стоит отметить и некоторые минусы. Группы стали однотипны и не оригинальны, на технику исполнения внимание уделяли единицы, пользуясь популярностью рока, как такового.

В период перенасыщенности литовской рок-сцены смогла не затеряться и показала себя группа из Шауляя «Bix». Ребята много гастролировали по Европе и США, в 1990-х записали семь альбомов и сняли клипы к некоторым композициям. Стиль, в котором выступали «Bix», можно охарактеризовать как пост-панк с элементами ска, фанка и латино.


В начале 1990-х гг. большинство рок-акций оказались сорванными из-за политической обстановки в Литве. Да и в целом наблюдалась переориентация слушателя на поп-музыку, и рок на время потерял свои позиции. Основной музыкальный фестиваль, организованный для рок-музыкантов, носил название «Blogiausių grupių festivalis» (Фестиваль худших групп). Параллельно со снижением интереса к рок-музыке в целом у приверженцев данного жанра в 1990-е гг. возникали сложности политического характера. Новое поколение, помимо литовского рока, было увлечено и русским. Виктор Цой, Борис Гребенщиков, Наутилус Помпилиус были кумирами не только у себя на Родине, но и повлияли на литовскую молодёжь, став примером для подражания.

Однако вчерашние выпускники русских школ в Литве, выбирая родной язык для самореализации, наталкивались на дальнейшие трудности в продвижении группы и возможности реализовывать свой потенциал. Тогда же и стало ясно, что играть русский рок в независимой Литве — занятие бесперспективное, а свое место на музыкальной сцене можно найти, только подстраиваясь под новые реалии. Многие русскоговорящие музыканты предпочли работать на литовском языке, отдельно выпуская переводной продукт для российского слушателя. Кому-то, как группе «Biplan», удалось добиться успеха и в Литве, и в России. Другим, к примеру, группе «Merlin», повезло меньше. «Lemo Joy» от исполнения рока ушли в электро и поп-музыку и до сих пор держатся на плаву. Литовский промоутер из клайпедского рок-клуба ROXY Хенрик Зизис так характеризует обстановку с иноязычными группами в Литве: «Сейчас в рок-группах играют и русские, и литовцы и проблем не возникают. Есть даже группы, состоящие только из поляков и из русских, правда, в творчестве они используют английский или литовский языки».

В 1990-х гг. в ставшем популярном жанре брит-поп выступал, наверно, один из самых известных литовских коллективов — «Biplan». Группа была собрана в 1995г., однако успех у слушателей к ней пришел только в 1998г., когда был выпущен второй альбом с песней «Labas rytas!» («С добрым утром!»). Одновременно «Biplan» был признан лучшей рок-группой года и лучшей группой года по версии радиостанции «Radiocentras».

В России помимо русскоязычной версии знаменитой «С добрым утром!», также стали популярными «Киносны» и «Cia bambino». «Biplan» можно было услышать и на «НашемРадио», группа приняла участие в фестивалях «Максидром 2000» и «Нашествие», а также стала одним из хедлайнеров фестиваля «Калининград in Rock - 2013». В 2012 году, после смены состава, «Biplan» записали новый русскоязычный альбом «Плюс/Минус», что позволило вновь вернуть интерес российской аудитории. В Литве «Biplan» продолжает записывать новые композиции, а в январе 2014г. был признан поп-группой года.


В одно время с «Biplan» на литовскую рок-сцену вышел фолк-коллектив «Atika». Особенностью группы является использование необычных музыкальных инструментов. Коллектив довольно популярен на Родине, о чем говорят победы в национальных конкурсах и успешное выступление на внутрилитовском этапе Евровидения.


В жанре фолк в Литве представлены группа «Skyle», образовавшаяся в 1991г., «Žalvarinis» 2001г. и «Pievos». Последний коллектив в переводе на русский «Луг» пережил два этапа. Группа была собрана в 1996г. неординарной поэтессой Вирджинией и по настроению была ближе к жанру бардовской песни. В своем первом составе «Pievos» продержались всего три года. Обновленная группа была вновь собрана Вирджинией в 2003г. и успешно реализует себя в фолк-роке по сей день.


Особое внимание стоит уделить коллективу «Atalyja», группа интересна тем, что использует наибольшее количество аутентичных инструментов и поет не только на литовском, но и на жемайтском (наречие, которое одни ученые выделяют как отдельный язык, а другие считают лишь диалектом литовского).


Говоря о литовской музыке в целом, нельзя не отметить влияние традиции сутартине — старинной женской трудовой народной песни, и певучести языка как такового. В литовском языке сохранилось «музыкальное ударение» — это когда значение слова меняется в зависимости от тональности и долготы произносимых звуков. В этом и кроется причина изначальной мягкости и мелодичности языка. Наверное, поэтому в литовской музыке чаще можно услышать брит-поп или рок-поп, а также фолк и блюзовые рок-баллады. Тяжёлая музыка ассоциируется, напротив, с жёстким произношением. Видимо поэтому даже в стиле гранж литовцы звучат мягко и певуче. Примером может послужить композиция группы «Requiem».


Если же проводить сравнение Литвы с Латвией или Эстонией, то можно отметить, что она немного отстаёт от соседей по количеству рок-групп. Но, в то же время, Литва является бесспорным лидером по количеству проходящих в стране фестивалей.

Сегодня на первом месте по популярности в Литве прочно закрепился джаз, ежегодные фестивали проходят в Каунасе, Клайпеде, Ниде, несколько отдельных «фёстов» в Вильнюсе. Если говорить о роке, приплюсовав фолк и хэви-метал, то можно насчитать около десятка различных фестивалей по всей стране. Самый популярный и масштабный международный рок-фест — «Galapagai». Впервые прошёл в 2003г. и изначально назывался RockNights (серия фестивалей, проводимых не только в Литве, к ним относился и российский Калининград-in-Rock). «Galapagai» проходит на озерном острове в городке Зарасай (на стыке Литвы, Латвии и Беларуси) и за более чем десятилетнюю историю принял гостей из Германии, Швеции, Беларуси, Латвии, Польши, Эстонии. В 2013г. хэдлайнером фестиваля стал Ляпис Трубецкой. Еще одним крупным фестивалем, проводимым под открытым небом, является «Granatos». Организаторы выбрали для его проведения этнический музей Румшишкис, теперь на целых три дня в условных стенах музея появляются четыре сцены и более тридцати приглашенных коллективов.

Помимо рока, в Литве достаточно популярным является фолк-музыка, а фестивали, проводимые для этого жанра, скорее напоминают конструирование древнего мира со своими традициями и порядками, чем праздное гуляние молодёжи. Так, например, на фестивале блэк-метала и фолка «Kilkim Žaibu» кроме концертов проходит ярмарка ремесел и работают различные развлекательные аттракционы. А Фестиваль «Velnio akmuo» наполнен мастер-классами и напоминает самодостаточное творческое пространство.

Литовский рок сегодня остаётся именно литовским, несмотря на то, что во многих коллективах играют русские ребята. Сам язык располагает к мягкому жанру, поэтому и реализуют себя группы чаще в популярном брит-попе или фолке. Тем не менее, литовский хэви- и блэк-металл представлены интересными командами. Одна из старейших — «Katedra» — была собрана в 1986г. и считается самой успешной метал-группой Литвы. В 1990г. появилась группа «Siela», исполняющая готический рок. Десять лет продержалась блэк-метал группа «Anubi», собранная в 1992г. В том же году начали свой путь «Obtest», находясь под влиянием скандинавских блэк-металл групп. В песнях «Obtest» особое внимание уделяется темам язычества, войны, истории Литвы и литовской мифологии.


Однако в националистической окраске «Obtest» превзошла самая патриотичная литовская группа «Diktatūra». Основной тематикой её текстов являются Родина, честь, война и литовские традиции. Но группа регулярно перегибает палку с националистическими настроениями, воспевая приближение «священной войны» и угрожая смертью полякам, русским и евреям. Несмотря на провокационность текстов, группу, изначально рассчитанную на футбольных фанатов и скинхедов, можно было время от времени видеть и на литовском телевидении.

В свою очередь на стороне мультикультурализма можно встретить Андрюса Мамонтова с его русским папой и философским взглядом на жизнь, открытого к интернациональному диалогу Макса Мельмана из Биплана, а также прекрасного исполнителя русских романсов и казачьих песен Гитиса Пашкявичюса.

И в завершение обзора — интересный факт русско-литовского сотрудничества. Популярные в 2000-х гг. клипы группы «Агаты Кристи» на песни «Моряк», «Веселый мир» и «Триллер» крутились по всем музыкальным каналам, и взгляд зрителя зачастую останавливался на их главной героине. Эту роль сыграла Рената Микайлените, в прошлом — модель, а сейчас — дизайнер и хозяйка известного в Вильнюсе модельного агентства. На этот пример успешных литовско-российских отношений мы предлагаем вам посмотреть прямо сейчас:


Читайте также:

Краткая история прибалтийского рока: Эстония.
Краткая история прибалтийского рока: Латвия.

*Автор выражает особую благодарность интернет-энциклопедии http://sovr.narod.ru/ и интернет-проекту http://neattysh.com/.
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.