Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Эмиграция оказалась смертным приговором для Прибалтики

Автор: Александр Носович

Эмиграция оказалась смертным приговором для Прибалтики

02.08.2016  // Фото: lietuviai.co.uk

Страны Балтии в нынешнем году демонстрируют чудовищные цифры во всём, что связано с эмиграцией. Бегство населения из Прибалтики ускоряется галопирующими темпами, Литва и Латвия превратились в европейских рекордсменов по эмиграции и вымиранию, две трети эмигрантов заявляют, что никогда не вернутся в Прибалтику. Из-за эмиграции в странах Балтии растёт дефицит специалистов, в том числе врачей, а остающимся в Прибалтике жителям среднего и старшего возраста через несколько лет не на что будет платить пенсию. Эмиграция, превращённая прибалтийскими властями в панацею от любых социально-экономических трудностей, оказалась смертным приговором для Литвы, Латвии и Эстонии: при сохранении нынешних темпов депопуляции эти страны просто не смогут дальше существовать.

Согласно последней политике Eurostat, Литва, Латвия и Эстония, наряду со Словакией, – это единственные страны Центральной и Восточной Европы, из которых не прекратилась эмиграция населения. Эмиграция из Прибалтики, напротив, только растёт. Втрое по сравнению с 2014 годом в прошлом году увеличилась эмиграция из Эстонии. В Латвии в прошлом году из страны уехало на 5,7% больше людей, чем в позапрошлом. И абсолютный рекорд европейской эмиграции установила Литва, население которой в 2015 году сократилось на полтора процента: в прошлом году из Литовской Республики уехало на 21,6% больше жителей, чем в позапрошлом.

«Новая Европа» традиционно считалась в Евросоюзе рынком дешёвого низкоквалифицированного труда для богатых «старых» стран – членов ЕС. Однако в последний год-полтора в это расхожее представление приходится вносить коррективы. Согласно тому же Eurostat, в 2015 году эмиграция из Чехии сократилась на 33,5%, из Венгрии – на 22,2%. Пошёл на спад поток гастарбайтеров из Польши и даже из Болгарии и Румынии. И только из Прибалтики люди бегут ещё быстрее, чем раньше.

В нынешнем году эмиграция из Прибалтики даже по сравнению с прошлым годом растёт галопирующими темпами. Из Литвы за первое полугодие 2016 года уехало на 6,5% больше народу, чем за первое полугодие 2015 года. Литва уверенно держит звание чемпиона ЕС по сокращению численности населения: официально в стране сейчас живёт 2,863 миллиона человек – в 2015 году жило 2,918 миллиона. Население Латвии за год сократилось на 1%, по депопуляции страна занимает уверенное второе место в Евросоюзе после Литвы; население Латвийской Республики сейчас составляет 1,952 миллиона человек. Из Эстонии за последний год эмигрировали 13 тысяч человек.

Данные статистики и оценки экспертов не оставляют камня на камне от лицемерных попыток прибалтийских властей оправдаться за вымирание своих стран, называя эмиграцию лишь временным отъездом на заработки и утверждая, что миграция населения в рамках ЕС не имеет никакого значения для Литвы, Латвии и Эстонии и никак не влияет на жизнь Прибалтийских республик.

Опросы самих эмигрантов показывают, что большинство из них не отъехало на время на заработки, а именно что эмигрировало, выбрав себе новую родину. Согласно исследованию Латвийского университета, 62,7% уехавших из Латвии заявили, что не хотят возвращаться, потому что разочаровались в Латвии как в государстве. Из тех, кто всё-таки выбрал Латвию и вернулся, 40% поменяли своё решение и снова уехали. Схожие исследования проводились и в Литве. По опросу 2011 года, проведённому Институтом гражданского общества Литвы, 60% литовских эмигрантов отказались от возвращения в Литву.

Сухую статистику лучше всего иллюстрируют конкретные факты. Например, тот факт, что дети прибалтийских политиков зачастую не живут в Прибалтике. Журналистское исследование на эту тему провела латвийская газета Diena. Оказалось, что сын латвийского премьера Мариса Кучинскиса работает в Германии, дочь однопартийца премьер-министра председателя парламентской фракции Союза «зелёных» и крестьян Аугуста Бригманиса с 16 лет в Великобритании, дети бывшего еврокомиссара, а ныне председателя другой правящей партии, «Единства», Андриса Пиебалгса живут в Великобритании и Австрии. Высокопоставленные родители не готовы звать своих отпрысков вернуться домой: премьер-министр Марис Кучинскис даже признался, что поддержал сына в его решении не возвращаться в Латвию.

Так что имеет место массовый отказ жителей Прибалтики от своих стран. Называть это явление «отъездом на заработки» – верх лицемерия. Такое же лицемерие – утверждать, что миграция населения внутри ЕС не имеет никакого значения для Литвы, Латвии и Эстонии и никак не отражается на жизни этих стран. Потому что в реальности эмиграция для Литвы, Латвии и Эстонии определяет всё: эмиграция определяет образ жизни прибалтийских обществ сегодня и лишает будущего Прибалтийские государства завтра.

Вся прибалтийская жизнь так или иначе вращается вокруг депопуляции. Школьники обсуждают, кто куда уедет по достижении совершеннолетия, старики обсуждают, в каких странах работают дети, сколько там зарабатывают по сравнению с Литвой и привезут ли на лето из Европы внуков. Большие города – Каунас или Даугавпилс – стоят полувымершими, в ряде малых городов уже не хватает населения, чтобы называться городами, а сельская местность просто исчезает. С карты Прибалтики из года в год исчезают географические объекты, однако жители опустевших хуторов зачастую переезжают не в Ригу и Вильнюс, а в Лондон и Дублин. В Прибалтике нет «точек роста», которые притягивали бы к себе население из провинции: внутренняя миграция не играет там большой роли, а столицы теряют жителей так же, как и глубинка.

Если в кризисные и посткризисные годы из Прибалтики уезжали из-за отсутствия работы, то теперь уезжают просто потому, что это стало социальной нормой. Как в советские годы для мужчин было общепринятой нормой отслужить в армии, так сегодня в Прибалтике социальная норма для молодёжи – уехать из Прибалтики.

По данным Департамента статистики Литвы, больше половины эмигрантов – 52% покинувших Литву в первом полугодии 2016 года – это молодёжь в возрасте 18–35 лет. Литву оставляют выпускники местных вузов – уезжают искать работу по специальности в Европе сразу по получении диплома. Из Литвы уезжают уже не только безработные, но и востребованные на рынке труда квалифицированные специалисты. Самая большая беда – эмиграция врачей.

«После попыток посчитать, кто и сколько зарабатывает, сколько работают, многие врачи выбрали работу за границей. Поэтому масштабы эмигрирующих огромны, выучить язык молодым людям несложно. Сейчас катастрофически не хватает врачей-специалистов (неврологов, окулистов, кардиологов, травматологов, ЛОР), особенно в районах, в Биржай, Пасвалисе, Пакруоисе, Шилуте или Шилале. То же самое касается медсестёр – мы их отлично готовим, а они уезжают», – говорит заместитель председателя парламентского Комитета по здравоохранению Антанас Матулас.

Аналогичные проблемы в других странах Балтии. В Эстонии много лет в ходу шутки про эстонских врачей: в республике хронический дефицит медицинских работников, потому что большинство докторов при первой же возможности уезжают работать в Финляндию, где зарплаты в 6 раз выше. В Латвии из-за дефицита врачей пациенты могут по 2 месяца дожидаться своей очереди на приём.

Почти такая же серьёзная проблема – растущий дефицит специалистов рабочих профессий. Из Литвы, Латвии и Эстонии эмигрируют водопроводчики, электрики, сварщики – их зарплаты в Европе в наибольшей степени отличаются от местных, прибалтийских. Такими темпами в Прибалтике через несколько лет будут одни сплошные магистры European studies, знающие всё о распределении еврофондов, но им некому будет починить прорвавшуюся трубу.

И ещё одна беда, которая неотвратимо надвигается на Литву, Латвию и Эстонию в связи с эмиграцией, – через несколько лет из-за отъезда платящего налоги экономически активного населения оставшимся в Прибалтике пенсионерам будет не на что платить пенсии.

Согласно прошлогоднему прогнозу Eurostat, в ближайшие 40 лет население Литвы сократится на 38%, Латвии – на 31%. С учётом уже произошедшей депопуляции (за последние четверть века Латвия и Литва потеряли около трети своих жителей), к середине XXI века Прибалтийские республики потеряют две трети населения. При этом с 2020-го по 2030 год на пенсию уйдёт самое многочисленное поколение жителей Прибалтики, а на рынке труда их сменит поколение самой низкой рождаемости. Исходя из этого, Министерство социальной защиты и труда Литовской Республики предполагает, что с 2020 года литовские пенсии будут составлять не более 24% от средней зарплаты. Надо полагать, в дальнейшем, по мере углубления демографической катастрофы, размер пенсий в странах Прибалтики будет сокращаться всё больше и больше – потому что всё меньше и меньше будет людей, из чьих зарплат эти пенсии формируются.

Так демографическая катастрофа Прибалтики оборачивается для трёх её стран просто катастрофой.

Из-за феноменальной эмиграции населения Литва, Латвия и Эстония в ближайшие десятилетия просто не смогут дальше существовать: в них не останется достаточного количества людей, способных поддерживать социальную, жилищную и городскую инфраструктуру, оплачивать образование детям и пенсии старикам.

Эта ситуация – закономерный итог политики «меньше народу, больше кислороду», которую четверть века проводили власти Прибалтики. Местные правящие элиты сделали ставку на эмиграцию как панацею от любых своих бед: социальных, политических, экономических. Всю постсоветскую историю им была чужда и непонятна идея «сбережения народа»; напротив, они всегда были готовы сделать очередное «кровопускание», ради решения своих проблем потеряв ещё немножко населения.

В 1990-е годы прибалтийские этнократы добивались незыблемости своей власти выдворением «русских оккупантов»: формула «Чемодан, вокзал, Россия!» была практически официальной политикой, в обществе сознательно формировалась атмосфера ненависти по отношению к русскоязычным, первые лица Литвы, Латвии и Эстонии без стеснения говорили, что оптимальное решение проблемы русского населения – заставить всех русских уехать в Россию.

После вступления стран Балтии в Евросоюз трудовая миграция избавила прибалтийские элиты от необходимости всерьёз заниматься экономикой и социальной сферой. Зачем бороться за сохранение промышленности? Зачем отстаивать в Брюсселе Игналинскую АЭС? Зачем драться за каждого потенциального инвестора? Зачем спасать от банкротства самый большой в Европе литовский рыболовный флот? Зачем помогать жильём молодым семьям, зачем поддерживать молодых специалистов, зачем платить пособия за каждого второго и последующего ребенка?

Вместо всего этого можно просто сказать: не нравится – границы открыты. Чемодан, аэропорт, Лондон! В Европе зарплаты в 5 раз больше, а нам без вас головной боли будет меньше.

Сегодня наступает расплата за такую политику по отношению к собственным жителям, её исторически неизбежный результат. Круг замкнулся, змея ужалила себя за собственный хвост, эмиграция как панацея от любых проблем Прибалтики оказалась смертным приговором для Литвы, Латвии и Эстонии.

Статья доступна на других языках:
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.