Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

В Прибалтике неизбежны этнические чистки

Автор: Александр Носович

В Прибалтике неизбежны этнические чистки

24.10.2016  // Фото: stopfake.org

Демократические институты, работающие на основе этнического национализма, в конце концов приводят к истреблению национальных меньшинств – считает выдающийся американский учёный Майкл Манн. В соответствии с этой закономерностью в странах Прибалтики с их этнократическими режимами рано или поздно начнутся этнические чистки русских и поляков.

Майкл МаннПрофессор социологии в Университете Калифорнии, почётный профессор Кембриджского университета Майкл Манн в своей новой книге «Тёмная сторона демократии» выдвигает собственную теорию геноцида и этнических чисток. На примерах истребления американских индейцев, геноцида армян в Османской империи, нацистского Холокоста, этнических чисток в республиках бывшей Югославии и Руанде американский социолог делает вывод, что уничтожение этнических групп является не проявлением средневековой дикости и первобытного варварства, а, напротив, следствием модернизации обществ и перехода их политических систем к демократии.

Этнические чистки и геноцид становятся наиболее вероятны на этапе формирования демократических государств-наций.

В случае, когда современные политические институты создаются одновременно с формированием наций, возникает почва для межэтнических распрей, а при сценарии формирования демократии, работающей на основе этнического национализма, преследование национальных меньшинств практически неизбежно. 

Более распространены случаи, когда большинство оказывает давление на меньшинство в пределах границ государства«Конечно, ситуация, когда на одну и ту же территорию претендуют два народа, встречается нечасто. Более распространены случаи, когда большинство оказывает давление на меньшинство в пределах границ государства. И чаще всего меньшинство не оказывает сопротивления. Когда же меньшинство начинает сопротивляться давлению и претендует на собственную политическую автономию или даже государство, возникают проблемы. И тогда может начаться эскалация», – говорит Майкл Манн. 

В такой ситуации демократические институты – выборы, парламент, многопартийность – не снижают напряжение в обществе, не устраняют противоречия и не являются инструментами диалога между социальными группами, а, напротив, способствуют разжиганию ненависти, усугубляя языковое и региональное противостояние. В конечном счёте это может привести к геноциду, причём в крайнем случае – не в виде стихийных погромов, происходящих в результате низовой инициативы, а в виде сознательного и планомерного истребления целых народов, осуществляемого всей политической, экономической и военной мощью государственной машины. 

Жертвы Холокоста. Фото Второй Мировой войны.Классическим примером такого геноцида является Холокост. Адольф Гитлер, как известно, пришёл к власти в Германии демократическим путём. На момент прихода нацистов к власти Германия была монолитным этническим государством, однако гитлеровцы для закрепления своих политических позиций изобрели внутреннего врага, представив таким врагом евреев. Результатом стала «Хрустальная ночь» и нацистские «лагеря смерти».

Однако случаи истребления этнических групп в Европе не заканчиваются после победы над гитлеризмом. Демократизация в сочетании с этническим национализмом в качестве господствующей идеологии приводит к массовым убийствам людей и в конце XX и даже в XXI веке.

После политического и экономического коллапса ареной массового насилия стала постсоциалистическая Европа: Югославия, Молдавия, а в последние годы ещё и Украина.

«После обретения независимости на Украине попытались пойти по пути демократизации. Основные партии всё больше превращались в этнические партии – условно “русская” и “украинская” партии, – говорит Майкл Манн. – Прошли несколько электоральных циклов с высокой конкуренцией между этими партиями. “Украинская” и “русская” партии боролись друг с другом и по очереди сменяли друг друга в контроле над государством. Обе стороны верили, что могут получить поддержку из-за рубежа. “Русская” партия надеялась на Россию. “Украинская” партия рассчитывала на помощь Запада. Эскалация привела к вооружённым столкновениям в Восточной Украине. С этого момента ты должен быть либо русским, либо украинцем – идентичность начинает доминировать. Обе стороны – украинская и русское сопротивление – радикализируются».

После обретения независимости на Украине попытались пойти по пути демократизацииСотни тысяч беженцев и тысячи убитых на Юго-Востоке Украины – результат того, что на втором Майдане Украина окончательно избрала для себя восточноевропейскую модель развития. Эта модель основана на этническом виктимном национализме, согласно которому титульную нацию веками унижали, преследовали и пытались уничтожить всевозможные агрессоры и оккупанты, поэтому теперь эта нация должна быть сама в своей стране хозяйкой, насаждать везде свой (единственный государственный) язык и местную архаичную культуру, а потомки «колонистов» и «оккупантов» должны либо ассимилироваться, либо убираться туда, откуда их предки приехали.

Такая самоуничижительная модель формирования нации с сознательным умалением и принижением себя в истории, представлением о себе как о бывшей колонии, свойственна большинству постсоветских республик (кроме России и Беларуси). Одновременно с этим процессом шёл процесс пересадки на местную почву западных демократических институтов.

В результате в бывших советских республиках происходило формирование демократии на основе этнического национализма и, в полном соответствии с теорией Майкла Манна, начиналась дискриминация национальных меньшинств.

Русскоязычное население с помощью института неграждан было отстранено от прибалтийской демократии практически в полном составеВ наиболее чистом и приближенном к описанной американским социологом модели виде этот процесс происходил в странах Прибалтики. В Латвии и Эстонии замена советских коммунистических институтов западными в начале 1990х годов произошла одновременно с лишением гражданства и поражением в фундаментальных правах трети населения. В результате выборы, парламентаризм, многопартийность – все эти прелести демократии – работали исключительно для титульных латышей и эстонцев, для своих, для «белых». Русскоязычное население с помощью института неграждан было отстранено от прибалтийской «демократии» практически в полном составе.

Демократия в Прибалтике создавалась одновременно с формированием наций по восточноевропейской этнолингвистической модели и утверждением виктимного этнического национализма в качестве господствующей идеологии.

Поэтому для русских и прочих русскоязычных жителей Прибалтики (а также для литовских поляков) демократия обернулась своей тёмной стороной.

«Демократия для своих» привела к запрету голосовать на выборах и референдумах, участвовать в приватизации, рассчитывать на поддержку государства за рубежом и социальную защиту на родине для сотен тысяч человек.

Демократия в сочетании с национализмом породила языковой террор и языковую полицию, искусственные фильтры, отсекавшие представителей нацменьшинств от работы на государственной и муниципальной службе и приведшие к запретам учиться на родном языке, запретам писать и произносить свои имена и фамилии по правилам родного языка, к ликвидации вузов, школ и средств массовой информации для нетитульного населения.

Подобная специфическая «демократия» породила шельмование национальных меньшинств на высшем государственном уровне, бесконечные подозрения в их нелояльности, провозглашение их «пятой колонной» и крики «чемодан, вокзал, Россия!».

Майкл Манн в своей книге отказывает подобным политическим режимам в звании демократических: режимы, проводящие этнические чистки и занимающиеся дискриминацией населения по языковому и культурному признаку, не могут быть демократиями по определению. Это этнократии, соблюдающие демократические стандарты и выполняющие демократические процедуры только в пределах одного «избранного» этноса.

Такая ситуация в Литве, Латвии и Эстонии сохраняется по сей день. Политические режимы этих стран по-прежнему являются этнократическими, понятие «нация» в странах Прибалтики всё так же означает этническую нацию – литовцев, латышей и эстонцев, ради процветания и благополучия которых существуют Литва, Латвия и Эстония. Последний тезис даже особо прописан в преамбулах к Конституциям Прибалтийских республик.

Центр государственного языка Латвии решил оштрафовать мэра Риги Нила Ушакова (Согласие) за то, что рижская дума, которую он возглавляет, общается с жителями на двух языках (на русском и латышском) в соц.сетях..pngРусские Прибалтики, поляки Литвы – все они по-прежнему «пятая колонна», о
нелояльности
и постоянной угрозе
со стороны которой
из года в год упоминают в своих публичных отчётах местные спецслужбы. Прибалтийские националисты раз от разу приходят к власти на рассказах о русской и прочих «угрозах» и на обещаниях ускорить принудительную ассимиляцию национальных меньшинств – закрывать русские и польские школы, ужесточать законодательство для СМИ, печатающихся и выходящих на негосударственных языках. Партии национальных меньшинств остаются («Согласие» в Латвии) или становятся (Избирательная акция поляков Литвы) политическими париями, которых нельзя принимать в правящую коалицию и допускать к участию в управлении страной.

При сохранении такой ситуации в Прибалтике рано или поздно начнутся этнические чистки русских и поляков.

Никого не должно обманывать то отрадное обстоятельство, что после распада СССР в Прибалтийских республиках всё обошлось без резни национальных меньшинств и массовых преступлений на почве межнациональной розни, ограничившись поражением в правах и языковой дискриминацией. Правящие националисты Литвы, Латвии и Эстонии всё так же идут путём Гитлера и нацистов, для упрочения своих политических позиций занимаясь изобретением внутреннего и внешнего врага. Внешний враг – это Россия, внутренний враг – нетитульное население.

Все эти русские, поляки или латыши, именующие себя латгальцами, – это агенты Путина и вражеские шпионыПо мере деградации этих стран, продолжения бегства оттуда коренного населения, вымирания, разрушения экономики, сокращения дотаций Евросоюза потребности в создании образа врага у правящей верхушки будут только возрастать. Не станут же они объяснять провалы и поражения своих стран собственной никчёмностью и бездарностью. Кто может быть виноват в проблемах и неудачах Эстонии, Латвии и Литвы? Конечно же, внутренний враг – «нелояльные меньшинства». Все эти русские, поляки или латыши, именующие себя латгальцами, – это агенты Путина и вражеские шпионы, которые пьют кровь христианских младенцев! Все проблемы из-за них! Пусть эти потомки колонистов и имперских оккупантов убираются туда, откуда приехали!

Вся эта риторика будет транслироваться через вполне себе демократические институты: партии, СМИ, предвыборную агитацию, парламентские слушания. В результате демократия, будучи основанной на этническом национализме, обернётся для нетитульных народов Прибалтики своей тёмной стороной.  

Статья доступна на других языках:
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.