Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

«Тёмная лошадка» литовских выборов: чем обусловлен успех аграриев?

Автор: Андрей Стариков

«Тёмная лошадка» литовских выборов: чем обусловлен успех аграриев?

30.05.2016  // Фото: greenword.ru

Литва устала от политических скандалов. Непрекращающиеся межпартийные баталии, конфликт президента и правительства заставляют избирателя искать альтернативу. Доверие к системообразующим партиям падает. На сцену выходит «тёмная лошадка» избирательной гонки – не запачканный властью Союз крестьян и «зелёных» Литвы Рамунаса Карбаускиса. Технократическая риторика и критика «прогнившей политической системы» позволяют аграриям собирать голоса разочарованных избирателей.

В настоящее время в Литве практически сложилась двухпартийная система. Избирателю предлагается выбор между двумя противоборствующими силами: социал-демократами премьера Альгирдаса Буткявичюса и консерваторами из «Союза Отечества – Христианских демократов Литвы», находящимися под президентским протекторатом. Остальные политические игроки так или иначе вынуждены самоопределяться к одному из упомянутых центров силы. В преддверии осенних выборов Сейма противостояние соцдемов и консерваторов окончательно оформилось как противостояние президента и правительства. 

Оформилось с запозданием на несколько лет – противоречия начали нарастать уже в 2012 году, после прихода к власти партии Буткявичюса.

До определённого времени конфликт сглаживала бесхребетность премьера. Под нажимом президентской администрации Буткявичюс практически всегда сдавал назад по принципиальным вопросам: выполнил требование Грибаускайте по очистке власти от фигурантов «чёрного списка» вице-премьеров, согласился с отставкой министра экономики Бируты Весайте, промолчал при лишении правовой неприкосновенности лидера Партии труда Виктора Успасских. Ещё в начале года, когда президент вызывала Буткявичюса «на ковёр» для «серьёзного» разговора о коррупционности правительства и неспособности к реформам, премьер просто молчал в ответ на критику Грибаускайте, опустив глаза. 

«Понятие политической ответственности чуждо этому правительству», – бранила Буткявичюса президент. Ни о какой политической ответственности президент не говорила – позже оправдывался премьер перед журналистами.

Безвольность Буткявичюса не раз подчёркивала и сама Грибаускайте, говоря, что не ждёт многого от такого правительства. «Я просто не ожидаю многого от этого правящего большинства и так утверждала с самого начала. Поэтому требования к этому правящему большинству минимальные. Не в моих силах изменить правящее большинство: его выбрали избиратели, я должна работать с тем контингентом Сейма, какой утвердили сами избиратели», – рассказывала Грибаускайте в интервью литовскому телеканалу Info TV l в конце прошлого года. Каждый из коррупционных скандалов правительства снабжался смачным президентским комментарием. Политические замечания Грибаускайте стали по умолчанию начинаться с упрёка в адрес премьера и правящей коалиции.

В связи со стартом предвыборной гонки ситуация поменялась. Безвольный Буткявичюс стал «показывать зубки». 

Так, премьер обвинил Грибаускайте в распространении слухов о коррумпированности литовского правительства за границей. «Первым серьёзным ударом для меня стало то, что, когда после назначения премьером я поехал с первым визитом в Латвию, президент Латвии мне сказал, что получил информацию из администрации нашего президента о том, что правительство коррумпировано, – рассказывал Буткявичюс в эфире литовского телевидения. – Когда литовская делегация поехала в Германию с официальным визитом и встретилась с канцлером Ангелой Меркель и когда сели за переговоры, то первым вопросом было, как у Литвы обстоят дела в плане борьбы с коррупцией, с конкурсными закупками. Все члены делегации даже отпрянули от неожиданности. После окончания встречи я спросил канцлера, откуда она получила информацию о якобы коррумпированном правительстве. Она ответила, что эта информация из Литвы, из президентской канцелярии».

Конфликт президента и правительства парализовал работу государства. 

Говорить о возможности каких-то реальных реформ при подобном противостоянии, когда практика коррупционного преследования стала инструментом зачистки политического ландшафта от конкурентов, едва ли возможно. Последний наглядный пример – затруднение процесса принятия новой социальной модели в Литве и отказ от правительственного варианта поправок к Трудовому кодексу.

Внутриэлитное противостояние в Литве не могло не сказаться на электоральных настроениях.

Рейтинги опекаемых президентом консерваторов уже в течение трёх выборов подряд: парламентских, в Европарламент, муниципальных – катятся вниз. Смена лидера партии только усугубила этот процесс. Буткявичюс и социал-демократы, пусть и не так стремительно, как их оппоненты, но тоже теряют доверие. Ожидания избирателей снизились.

Уставшие от межпартийных склок литовцы увидели альтернативу в Союзе крестьян и «зелёных» Литвы Рамунаса Карбаускиса. В 2014 году рейтинг партии составлял 2%, в марте 2015 г. – 4,7%, в марте этого года – 8,2%, а по последним данным центра исследования общественного мнения и рынка Vilmorus аграрии вырвались на второе место с рейтингом в 12,5%, уступая только социал-демократам (16,2%). Партия Карбаускиса претендует главным образом на голоса разочаровавшегося электората популистских «Порядка и справедливости» Роландаса Паксаса и Партии труда Виктора Успасских. В момент «явления народу» своих политических проектов Успасских и Паксас как раз использовали антипартийную риторику, критиковали «прогнившую политическую систему». Теперь, когда «Порядок и справедливость» и Партия труда сами являются системными силами, эту нишу органично занимает не представленный в Сейме Союз крестьян и «зелёных». Согласие экс-министра МВД Литвы «народолюбимца» и технократа Саулюса Сквернелиса идти на октябрьские выборы от аграриев дало дополнительный серьёзный импульс для роста их поддержки в последние два месяца.

Союз крестьян и «зелёных» стал прибежищем для голосов тех литовцев, кто в целом выступает против существующей политической системы в стране. На осенних парламентских выборах имеющие все шансы на успех аграрии будут партией для уставших от политики избирателей. Избирателей, жаждущих технократического правительства.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.