Тема недели:
Путин отреагировал на милитаризацию Балтийского региона
Президент России Владимир Путин назначил временно исполняющим обязанности губернатора Калининградской области начальника регионального Управления ФСБ.
Суббота
30 Июля 2016

Пятилетка Грибаускайте: внешнеполитические итоги

Автор: Александр Носович

Пятилетка Грибаускайте: внешнеполитические итоги

08.05.2014  // Фото: president.lt

Осаждённая крепость – так короче всего можно охарактеризовать результат пяти лет президентства Грибаускайте для Литовской республики. За то время, что Даля Грибаускайте определяла внешнюю политику, Литва поссорилась с тремя из четырёх своих соседей, провалила задачи своего председательства в ЕС, спровоцировала украинский кризис, приблизилась к получению звания провокатора от Евросоюза и коллапсу собственной экономики из-за настоятельных требований ввести санкции против России.

Как и в случае с экономикой, во внешней политике кандидат Грибаускайте на выборах 2009 года обещала населению делать не совсем то, что в следующие пять лет реально делала. Из всех своих предвыборных обещаний г-жа президент выполнила только обещание продолжать курс консерваторов на поддержку «молодых демократий» постсоветского пространства. Но кроме этого обещания были ныне совсем забытые: руководствоваться во внешней политике исключительно национальными интересами Литвы, выстраивать отношения с Россией на прагматической основе…

Именно такую внешнюю политику как раз и проводил в то время министр иностранных дел Вигаудас Ушацкас: при нём планировалось свободное движение транспорта без применения ограничительных мер в торговле, развитие туризма, включая водный туризм по Куршскому заливу. Литовская дипломатия при Ушацкасе (ныне посол Евросоюза в РФ) лоббировала в Брюсселе либерализацию визового режима между Литвой и российским Калининградом, а глава МИД рассуждал об «экономической дипломатии»: привлечении в Литву инвестиций и государственном содействии литовским экспортёрам.

Внешнеполитический почерк президента Грибаускайте проявился для начала в том, что через полгода после прихода во дворец на Дауканто она уволила Вигаудаса Ушацкаса с формулировкой «У министра не может быть личной внешней политики, и он не может не согласовывать её с руководителем государства».

Новым министром иностранных дел стал Аудронюс Ажубалис (также представитель литовских консерваторов – СО-ХДЛ): при нём литовская дипломатия превратилась в паранойю и достигла, пожалуй, апогея враждебности по отношению к России за все годы независимости. До 2012 года можно было бы считать это внешнеполитическим стилем консерваторов, а не президента, но смена правительства в 2012 году ничего во внешней политике не изменила. Заведующий отделом ЦК ЛКСМ Литовской ССР Линас Линкявичюс, ставший министром иностранных дел по квоте социал-демократов, быстро прошёл курс перевоспитания у Дали Поликарповны и настроил внешнеполитическое ведомство на выполнение задач г-жи президента.

Во внешней политике у Дали Грибаускайте проявился её неповторимый стиль дипломатического общения: отказ от диалога и компромиссов плюс оскорбление партнёра.

Например, при вручении верительных грамот от нового посла России в начале этого года г-жа президент начала знакомство фразой: «Вы ещё не подавились литовским молоком? Я вас спрашиваю!» - прекрасно зная, что по дипломатическому этикету посол не имеет права ей ответить. В ходе той же беседы Грибаускайте не менее ехидно поинтересовалась: «Так когда вы нас окончательно задушите газом «Газпрома?». Переговоры с «Газпромом» по цене на газ для Литвы, к слову, велись именно таким тоном: Грибаускайте даже отчитывала премьер-министра Буткявичюса за недопустимый коллаборационизм: поиск компромиссов и мягкую позицию в переговорах с российским концерном.

Характер литовского президента проявлялся не только в отношениях с Россией, которые и до неё были плохими, а при ней стали хуже некуда. Грибаускайте умудрилась поссориться даже с Соединёнными Штатами, отказавшись присутствовать на ужине для лидеров стран Восточной Европы, который устроил в Праге президент США. Presidente заявила, что не хочет поднимать бокал с шампанским за новый российско-американский Договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ). «Теперь она может попасть в Белый дом только в том случае, если приедет с другими туристами», - прокомментировал скандал представитель Совета по национальной безопасности США еженедельнику «The Economist», который по итогам 2010 года присвоил президенту Литвы титул «Выскочка года». Правда, спустя три года Даля Поликарповна в Белый дом всё же попала, причём как президент Литвы, а не простой турист. Там она заявила, что балтийские и северные страны – это буферный регион от России.

Зачем г-же Грибаускайте понадобилось разругаться с Бараком Обамой? В чём здесь прагматический расчёт, защита национальных интересов Литвы или хотя бы собственных карьерных интересов? Их нет. Единственное возможное объяснение состоит всё в том же «суровом мужском характере», как говорят доброжелатели Дали Грибаускайте (или в «склочности и стервозности», как говорят её противники).

В той же мере с трудом поддается рациональному объяснению ссора главы государства с важнейшим стратегическим союзником Литовской республики – Польшей. «Для Польши президент Литвы - странный человек. Она сносно говорит по-польски, она знает Польшу, её всегда приглашали на День независимости Польши. Вначале все воспринимали её как друга Польши. Потом она стала допускать всяческие высказывания о польском меньшинстве, вероятно, вследствие собственных внутриполитических причин. Так что она противоречиво выглядит отсюда, из Польши», - заявил RuBaltic.ru аналитик Института публичной политики (Варшава) Александр Фушкевич.

Напомним, что при Грибаускайте правительство принялось за «литуанизацию» исторически важного для польской культурной традиции Вильнюсского края: закрывало польские школы, требовало написания польских имён, фамилий, населённых пунктов, улиц и площадей на литовский манер, снимало с домов таблички с названиями улиц на двух языках. Едва ли литовское руководство не понимало, что такие действия неизбежно ведут к конфликту с Варшавой, но всё равно гнуло свою политику ассимиляции.

И это притом, что у Вильнюса и Варшавы была одна и та же политика в отношении постсоветского пространства, притом, что у Польши с Литвой есть совместные инфраструктурные проекты в области энергетики, реализация которых поможет последней обрести вожделенную «энергетическую независимость» от России.

Обретение этой самой независимости все пять лет было одним из главных «фетишей» президента Грибаускайте. Зачем ей ссориться с поляками? Никакой логики!

Также весьма сомнительной с точки зрения национальных интересов является внешняя политика Литвы по отношению к другому соседу и важному экономическому партнёру – Белоруссии. «Лукашенко — это гарант экономической и политической стабильности в Беларуси, её независимости. Мы не хотели бы, чтобы наш сосед стал второй Россией», - заявила Даля Грибаускайте накануне президентских выборов 2010 года в Белоруссии. А после выборов оказалась в первых рядах тех, кто требовал от Евросоюза санкций против «последнего диктатора Европы», как-то не принимая в расчёт, как экономические санкции против Минска отразятся на экономике самой Литвы. «Беларусь заслуживает человеческого отношения от Литвы. Мы им деньги даём – переваливаем товары через порты Литвы, даём людям работу», - заявлял президент Белоруссии Александр Лукашенко, комментируя обострения в отношениях Минска с Вильнюсом. Выяснилось, что белорусские оппозиционеры проходили в Литве тренинги по ненасильственному сопротивлению.

Заигрывания Вильнюса с режимом Лукашенко проводились в логике фундаментальной установки литовской дипломатии на антироссийскую внешнюю политику. Спустя три года после провала на белорусском направлении, в 2013 году Грибаускайте решила взять супер реванш, возглавив «геополитическую игру» на отрыв Украины от России. Итогом этой игры стала катастрофа Украины и небывалый за четверть века кризис международных отношений в Европе.

Что от этой катастрофы и от этого кризиса выиграла Литовская республика и лично Даля Грибаускайте? Политика Восточного партнёрства полностью провалилась, приоритеты председательства Литвы в Евросоюзе остались нереализованными, скандальный Вильнюсский саммит закончился полной дискредитацией европейской политики соседства и всех европейских лидеров, которые чуть ли не умоляли президента Януковича подписать Соглашение об ассоциации Украины с ЕС, отказавшись от всех своих условий и хвалёных европейских ценностей. После такого общеевропейского унижения вопрос о том, что Даля Грибаускайте может стать новым председателем Еврокомиссии, отпал сам собой.

Однако вместе с президентом тяжёлый репутационный урон понесла и вся Литовская республика. Литву и её лидера в Европе всё чаще воспринимают как неадекватного партнёра, а то и вовсе провокатора. «Я сказал несколько дней назад президенту Литвы: я понимаю, что это легче — говорить о врагах, о вашей истории и тому подобном. Гораздо сложнее сказать: давайте посмотрим, как мы можем помочь в налаживании отношений. Иначе никто не будет с вами считаться», - заявил в конце прошлого года вице-президент Европейского парламента Мигель-Анхель Мартинес-Мартинес. «Украина в хаосе. Крым присоединён к России, и есть опасность огромных финансовых потерь из-за экономических санкций. Во многом это связано с неспособностью и нежеланием Литвы и Грибаускайте поставить интересы ЕС выше соображений «политической мести» по отношению к России», - говорил месяц назад польский европарламентарий из «Европейской народной партии» European business review.

Послушалась ли Даля Грибаускайте своих европейских партнёров? Ничуть не бывало. К весне президент Литвы в своей антироссийской риторике дошла до инициативы обсудить применение против России 4-ой статьи устава НАТО – то есть объявить ей войну всем Североатлантическим Альянсом. А еще всячески выступала за введение санкций против России. Когда угроза экономических санкций Европы против России и ответных санкций России против Литвы стала реальностью, выяснилось, что санкции – это гибель для литовской экономики.

В таком состоянии Литва и встречает пятилетие внешней политики президента Грибаускайте: разругавшаяся с соседями, критикуемая западными партнёрами и на грани спровоцированного собственными дипломатами экономического кризиса. А впереди, похоже, ещё пять лет…

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Пораженческий строй

Пораженческий строй

В рамках украинского конфликта ребром был поставлен ценностный вопрос – остаться субъектом и государством (пусть и с огромным множеством проблем) и мучительно искать свой путь развития или отказаться от этой борьбы – сдать свою страну и себя внешним «партнерам», признав в них более высокоразвитое общество, которое решит все проблемы.

Игра в ящик. Пандоры

Игра в ящик. Пандоры

Через семьдесят пять лет после начала операции Барбаросса ящик Пандоры снова вскрыт и распахнут настежь.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Восточная Пруссия глазами переселенцев: русские и немцы

Восточная Пруссия глазами переселенцев: русские и немцы

Отношения немцев и русских можно обозначить формулой: два параллельных мира, каждый из которых существовал сам по себе.