Тема недели:
Варшава намерена переформатировать отношения НАТО и России
Польша в преддверии саммита НАТО намерена бороться с преградами для милитаризации Восточной Европы.
Суббота
28 Мая 2016

Пятилетка Грибаускайте: внешнеполитические итоги

Автор: Александр Носович

Пятилетка Грибаускайте: внешнеполитические итоги

08.05.2014  // Фото: president.lt

Осаждённая крепость – так короче всего можно охарактеризовать результат пяти лет президентства Грибаускайте для Литовской республики. За то время, что Даля Грибаускайте определяла внешнюю политику, Литва поссорилась с тремя из четырёх своих соседей, провалила задачи своего председательства в ЕС, спровоцировала украинский кризис, приблизилась к получению звания провокатора от Евросоюза и коллапсу собственной экономики из-за настоятельных требований ввести санкции против России.

Как и в случае с экономикой, во внешней политике кандидат Грибаускайте на выборах 2009 года обещала населению делать не совсем то, что в следующие пять лет реально делала. Из всех своих предвыборных обещаний г-жа президент выполнила только обещание продолжать курс консерваторов на поддержку «молодых демократий» постсоветского пространства. Но кроме этого обещания были ныне совсем забытые: руководствоваться во внешней политике исключительно национальными интересами Литвы, выстраивать отношения с Россией на прагматической основе…

Именно такую внешнюю политику как раз и проводил в то время министр иностранных дел Вигаудас Ушацкас: при нём планировалось свободное движение транспорта без применения ограничительных мер в торговле, развитие туризма, включая водный туризм по Куршскому заливу. Литовская дипломатия при Ушацкасе (ныне посол Евросоюза в РФ) лоббировала в Брюсселе либерализацию визового режима между Литвой и российским Калининградом, а глава МИД рассуждал об «экономической дипломатии»: привлечении в Литву инвестиций и государственном содействии литовским экспортёрам.

Внешнеполитический почерк президента Грибаускайте проявился для начала в том, что через полгода после прихода во дворец на Дауканто она уволила Вигаудаса Ушацкаса с формулировкой «У министра не может быть личной внешней политики, и он не может не согласовывать её с руководителем государства».

Новым министром иностранных дел стал Аудронюс Ажубалис (также представитель литовских консерваторов – СО-ХДЛ): при нём литовская дипломатия превратилась в паранойю и достигла, пожалуй, апогея враждебности по отношению к России за все годы независимости. До 2012 года можно было бы считать это внешнеполитическим стилем консерваторов, а не президента, но смена правительства в 2012 году ничего во внешней политике не изменила. Заведующий отделом ЦК ЛКСМ Литовской ССР Линас Линкявичюс, ставший министром иностранных дел по квоте социал-демократов, быстро прошёл курс перевоспитания у Дали Поликарповны и настроил внешнеполитическое ведомство на выполнение задач г-жи президента.

Во внешней политике у Дали Грибаускайте проявился её неповторимый стиль дипломатического общения: отказ от диалога и компромиссов плюс оскорбление партнёра.

Например, при вручении верительных грамот от нового посла России в начале этого года г-жа президент начала знакомство фразой: «Вы ещё не подавились литовским молоком? Я вас спрашиваю!» - прекрасно зная, что по дипломатическому этикету посол не имеет права ей ответить. В ходе той же беседы Грибаускайте не менее ехидно поинтересовалась: «Так когда вы нас окончательно задушите газом «Газпрома?». Переговоры с «Газпромом» по цене на газ для Литвы, к слову, велись именно таким тоном: Грибаускайте даже отчитывала премьер-министра Буткявичюса за недопустимый коллаборационизм: поиск компромиссов и мягкую позицию в переговорах с российским концерном.

Характер литовского президента проявлялся не только в отношениях с Россией, которые и до неё были плохими, а при ней стали хуже некуда. Грибаускайте умудрилась поссориться даже с Соединёнными Штатами, отказавшись присутствовать на ужине для лидеров стран Восточной Европы, который устроил в Праге президент США. Presidente заявила, что не хочет поднимать бокал с шампанским за новый российско-американский Договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ). «Теперь она может попасть в Белый дом только в том случае, если приедет с другими туристами», - прокомментировал скандал представитель Совета по национальной безопасности США еженедельнику «The Economist», который по итогам 2010 года присвоил президенту Литвы титул «Выскочка года». Правда, спустя три года Даля Поликарповна в Белый дом всё же попала, причём как президент Литвы, а не простой турист. Там она заявила, что балтийские и северные страны – это буферный регион от России.

Зачем г-же Грибаускайте понадобилось разругаться с Бараком Обамой? В чём здесь прагматический расчёт, защита национальных интересов Литвы или хотя бы собственных карьерных интересов? Их нет. Единственное возможное объяснение состоит всё в том же «суровом мужском характере», как говорят доброжелатели Дали Грибаускайте (или в «склочности и стервозности», как говорят её противники).

В той же мере с трудом поддается рациональному объяснению ссора главы государства с важнейшим стратегическим союзником Литовской республики – Польшей. «Для Польши президент Литвы - странный человек. Она сносно говорит по-польски, она знает Польшу, её всегда приглашали на День независимости Польши. Вначале все воспринимали её как друга Польши. Потом она стала допускать всяческие высказывания о польском меньшинстве, вероятно, вследствие собственных внутриполитических причин. Так что она противоречиво выглядит отсюда, из Польши», - заявил RuBaltic.ru аналитик Института публичной политики (Варшава) Александр Фушкевич.

Напомним, что при Грибаускайте правительство принялось за «литуанизацию» исторически важного для польской культурной традиции Вильнюсского края: закрывало польские школы, требовало написания польских имён, фамилий, населённых пунктов, улиц и площадей на литовский манер, снимало с домов таблички с названиями улиц на двух языках. Едва ли литовское руководство не понимало, что такие действия неизбежно ведут к конфликту с Варшавой, но всё равно гнуло свою политику ассимиляции.

И это притом, что у Вильнюса и Варшавы была одна и та же политика в отношении постсоветского пространства, притом, что у Польши с Литвой есть совместные инфраструктурные проекты в области энергетики, реализация которых поможет последней обрести вожделенную «энергетическую независимость» от России.

Обретение этой самой независимости все пять лет было одним из главных «фетишей» президента Грибаускайте. Зачем ей ссориться с поляками? Никакой логики!

Также весьма сомнительной с точки зрения национальных интересов является внешняя политика Литвы по отношению к другому соседу и важному экономическому партнёру – Белоруссии. «Лукашенко — это гарант экономической и политической стабильности в Беларуси, её независимости. Мы не хотели бы, чтобы наш сосед стал второй Россией», - заявила Даля Грибаускайте накануне президентских выборов 2010 года в Белоруссии. А после выборов оказалась в первых рядах тех, кто требовал от Евросоюза санкций против «последнего диктатора Европы», как-то не принимая в расчёт, как экономические санкции против Минска отразятся на экономике самой Литвы. «Беларусь заслуживает человеческого отношения от Литвы. Мы им деньги даём – переваливаем товары через порты Литвы, даём людям работу», - заявлял президент Белоруссии Александр Лукашенко, комментируя обострения в отношениях Минска с Вильнюсом. Выяснилось, что белорусские оппозиционеры проходили в Литве тренинги по ненасильственному сопротивлению.

Заигрывания Вильнюса с режимом Лукашенко проводились в логике фундаментальной установки литовской дипломатии на антироссийскую внешнюю политику. Спустя три года после провала на белорусском направлении, в 2013 году Грибаускайте решила взять супер реванш, возглавив «геополитическую игру» на отрыв Украины от России. Итогом этой игры стала катастрофа Украины и небывалый за четверть века кризис международных отношений в Европе.

Что от этой катастрофы и от этого кризиса выиграла Литовская республика и лично Даля Грибаускайте? Политика Восточного партнёрства полностью провалилась, приоритеты председательства Литвы в Евросоюзе остались нереализованными, скандальный Вильнюсский саммит закончился полной дискредитацией европейской политики соседства и всех европейских лидеров, которые чуть ли не умоляли президента Януковича подписать Соглашение об ассоциации Украины с ЕС, отказавшись от всех своих условий и хвалёных европейских ценностей. После такого общеевропейского унижения вопрос о том, что Даля Грибаускайте может стать новым председателем Еврокомиссии, отпал сам собой.

Однако вместе с президентом тяжёлый репутационный урон понесла и вся Литовская республика. Литву и её лидера в Европе всё чаще воспринимают как неадекватного партнёра, а то и вовсе провокатора. «Я сказал несколько дней назад президенту Литвы: я понимаю, что это легче — говорить о врагах, о вашей истории и тому подобном. Гораздо сложнее сказать: давайте посмотрим, как мы можем помочь в налаживании отношений. Иначе никто не будет с вами считаться», - заявил в конце прошлого года вице-президент Европейского парламента Мигель-Анхель Мартинес-Мартинес. «Украина в хаосе. Крым присоединён к России, и есть опасность огромных финансовых потерь из-за экономических санкций. Во многом это связано с неспособностью и нежеланием Литвы и Грибаускайте поставить интересы ЕС выше соображений «политической мести» по отношению к России», - говорил месяц назад польский европарламентарий из «Европейской народной партии» European business review.

Послушалась ли Даля Грибаускайте своих европейских партнёров? Ничуть не бывало. К весне президент Литвы в своей антироссийской риторике дошла до инициативы обсудить применение против России 4-ой статьи устава НАТО – то есть объявить ей войну всем Североатлантическим Альянсом. А еще всячески выступала за введение санкций против России. Когда угроза экономических санкций Европы против России и ответных санкций России против Литвы стала реальностью, выяснилось, что санкции – это гибель для литовской экономики.

В таком состоянии Литва и встречает пятилетие внешней политики президента Грибаускайте: разругавшаяся с соседями, критикуемая западными партнёрами и на грани спровоцированного собственными дипломатами экономического кризиса. А впереди, похоже, ещё пять лет…

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров

Советский экзамен для Европы

Советский экзамен для Европы

Либерализм, несмотря на свое непримиримое отношение к коммунизму, всё чаще повторяет его ошибки. С одной стороны, нынешние «европейские ценности» имеют столько же общего с классическим либерализмом, сколько программа КПСС 1961 г. с марксизмом. С другой — весь этот набор ценностей в ЕС — это уже не способ сделать жизнь общества лучше, а система правил, в верности которой необходимо клясться.

Обама едет в Хиросиму... прощать

Обама едет в Хиросиму... прощать

К моменту бомбардировки Япония уже обращалась к Америке с предложениями о капитуляции. Шли закулисные переговоры о послевоенном устройстве, но все же Хиросима и Нагасаки обязаны были случиться. Почему?

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Как XX съезд КПСС на Прибалтику повлиял

Как XX съезд КПСС на Прибалтику повлиял

Эстония, а вслед за ней Латвия и Литва — были первыми странами, открывшими свои двери для иностранных туристов. Гражданам Прибалтики разрешили переписываться с родственниками за границей. Католические священники получили возможность общаться со своими коллегами за границей.