Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Третий лишний: отношения Литвы и Беларуси второстепенны в контексте ЕС

Автор: Александр Носович

Третий лишний: отношения Литвы и Беларуси второстепенны в контексте ЕС

19.04.2013  // Фото: www.paxgaea.com

Представление в Минске нового посла Литовской республики продемонстрировало, что обусловленное общей историей и границами двустороннее сотрудничество Литвы и Беларуси оказывается вторичным в контексте отношений Беларуси со всем Европейским союзом. Проблема не столько в том, что позиция не приемлющего режим президента Лукашенко Брюсселя вынуждает Литву пренебрегать своими национальными интересами, сколько в том, что само литовское руководство считает необходимым активно продвигать внешнюю политику ЕС, подменяя ей собственные национальные интересы.

В Минске новый посол Литвы в республике Беларусь Эвалдас Игнатавичюс вручил верительные грамоты президенту страны Александру Лукашенко, после чего дал развернутое интервью информационному агентству BNS, в котором охарактеризовал основные направления развития отношений между Литвой и Беларусью. Президент Лукашенко, принимая верительные грамоты нового литовского посла, в свою очередь, заявил: «Рассчитываем, что литовское председательство в ЕС во второй половине 2013 года станет периодом активной нормализации белорусско-европейских отношений».

Это заявление Лукашенко, как и анализ интервью нового литовского посла Игнатавичюса, показывают, что литовско-белорусские контакты на нынешнем этапе существуют в общеевропейском контексте, а двусторонние отношения стран-соседок второстепенны и периферийны.

Основным камнем преткновения в отношениях с Беларусью, как Литвы, так и Евросоюза, остаются политические вопросы. При этом, как уже неоднократно указывалось, если другие страны ЕС могут себе позволить политическую принципиальность, не опасаясь за свои никак не связанные с Беларусью экономики, то хозяйственная взаимозависимость Литвы и Белоруссии слишком велика, чтобы не принимать ее в расчет. Специфичность условий проведения литовской дипломатии осознается политической элитой страны, но говорить об этом позволяет себе не каждый. К примеру, в недавнем интервью нашему порталу экс-министр иностранных дел, депутат оппозиционной фракции «Путь смелости» Повилас Гилис отметил: «Нужно искать прагматический выход из этого двойственного положения, который учитывал бы и заявления, поступающие из Брюсселя, и защиту своего национального интереса».

Более жестко об этой ситуации сказал президент Беларуси, принимая посла Литвы.

Лукашенко прямо намекнул на то, что Литва, стойко боровшаяся за обретение политического суверенитета во время перестройки, теперь ущемлена в области суверенитета Евросоюзом, в который так стремилась интегрироваться.

«Я понимаю и вас, и руководство Литвы, я все понимаю и вижу, но, тем не менее, надо потихоньку как-то сбрасывать бремя и оковы внешнего воздействия» - заявил Лукашенко. «Если Литва хочет с нами сотрудничать, а она хочет, и если Литва избавится от каких-то там давлений со стороны, мы выстроим такие отношения, какие от нас хотят наши народы, и не только народы, - политическая элита и у вас, и у нас». В этих словах прямое указание на то, что позиция Брюсселя не дает Вильнюсу проводить выгодную и полезную для него же политику экономического сотрудничества с соседней страной.

Проблема, однако, глубже, чем представляется Лукашенко, судя по его заявлениям. Дело не только в том, что единая европейская внешняя политика мешает развивать сотрудничество с Беларусью, но и в том, что литовское руководство охотно поддерживает общеевропейскую политику и даже проявляет инициативу в ее осуществлении, позиционируя себя драйвером этой политики в регионе постсоветского пространства.

То есть, Вильнюс не столько вынужден пренебрегать своими прагматическими интересами в угоду Брюсселю, сколько охотно и добровольно пренебрегает ими сам, стараясь казаться большими европейцами, чем сама Западная Европа.

Непризнание белорусского режима легитимным, бойкот президента Лукашенко и сочувствие к белорусской оппозиции – это общая внешняя политика ЕС. Но Литва идет в реализации этой политики дальше других государств-членов, поддерживая оппозиционную деятельность белорусских диссидентов: проводит для них тренинги, предоставляет штаб-квартиры на своей территории, предлагает пригласить оппозицию вместо официальных властей на ноябрьский саммит «Восточного партнерства» в Вильнюсе.

Литовцам есть, чем заниматься вместе с белорусами, и об этом Э.Игнатавичюс четко дал понять в своем интервью, отметив, что «Литва заинтересована в максимальном вовлечении Белоруссии в эту программу - в областях охраны границ, транспорта, молодежного обмена, укрепления гражданского общества и др. Это и есть наполнение этой программы, а ее результаты - развитие свободной торговли и свободного передвижения людей». Эти задачи вполне соответствуют и европейскому прагматизму выстраивания международных коммуникаций, и могли бы куда больше привязать Минск к западным партнерам, чем постоянные «двойки» белорусской демократии. Быть может, именно в этом потенциале и есть главная ценность Литвы для Брюсселя в развитии отношений с восточным приграничьем. Подобные хозяйственные связи, действительно, могли бы быть серьезным подспорьем в диалоге о свободе и равенстве между Берлином или Парижем и Минском. Однако воспитанное в духе советской идейности литовское руководство не интересуют приземленные и вместе с тем сложные инфраструктурные проекты, на первом месте все равно «борьба с тлетворным влиянием загнивающего…».

Именно в этом ключе Литва воспринимает программу «Восточного партнерства», которая, кстати, сама по себе не исключает, например, вопросы совершенствования экономического законодательства или правил ведения бизнеса. Другой вопрос – сделать локомотивом развития отношений политическую или менее конфликтную экономическую проблематику?

Предлагая «Восточное партнерство» как средство развития отношений с Беларусью, литовская дипломатия выдвигает на первый план отношения в контексте ЕС и отодвигает в сторону двустороннее сотрудничество.

И это при том, что Литву с Беларусью объединяют столетия общей истории, общая граница, экономические связи и инфраструктура. Литва и Беларусь взаимосвязаны исторически, но Вильнюс подходит к соседу с общей обезличенной формулировкой «восточное приграничье ЕС».
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.