Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

"Китай - это спящий лев. Не надо будить его, иначе вздрогнет весь мир"

Автор: Константин Сёмин

"Китай - это спящий лев. Не надо будить его, иначе вздрогнет весь мир"

06.10.2014  // Фото: vpk.name

"Китай - это спящий лев. Не надо будить его, иначе вздрогнет весь мир". Два века назад это сказал Наполеон, не имевший доступа к фейсбуку или твиттеру и судивший о Китае только по рассказам возвращавшихся оттуда монахов-миссионеров. Долгое время западный мир в целом придерживался наполеоновской стратегии. Чтобы лев спал покрепче, в 19-м веке его исправно кормили опиумом — и в прямом, и в переносном смысле. Эта концепцию хорошо описывает Бальзак.

Цитата из романа Оноре де Бальзака "Отец Горио" (разговор Эжена Растиньяка с Бьяншоном):

- Ты читал Руссо?

- Да.

- Помнишь то место, где он спрашивает, как бы его читатель поступил, если бы мог, не выезжая из Парижа, одним усилием воли убить в Китае какого-нибудь старого мандарина и благодаря этому сделаться богатым?

- Да.

- И что же?

- Пустяки! Я приканчиваю уже тридцать третьего мандарина.

Вся западная цивилизация покоится на костях таких мандаринов. Британской Ост-Индской компании очень не нравилось, что Китай свысока смотрит на европейцев, держит от них закрытым свой рынок и заставляет платить за каждую мелочь серебром вместо общепринятого золота. Тогда из индийских колоний ее Величества были налажены поставки наркотиков. Невидимая рука рынка дала китайцам прикурить. Императоры через какое-то время спохватились и даже пробовали сопротивляться.

Лин Цзэсюй, академик, наместник провинции Хугуан (из письма Королеве Виктории, 1839 г.):

"Мы слышали, что опиум запрещен в Англии строжайшим образом. Стало быть, вы знаете о его опасности и не должны завозить его в Китай. Ваше Величество, возможно, не поставили в известность и не предупредили о строгости наших законов, но уверяю вас, и мы собираемся навсегда запретить этот опасный наркотик.

Лин Цзэсюй"

Все это закончилось вводом английских, а потом французских войск, разгромом императорской армии, взятием Пекина и подписанием нескольких тяжелых мирных договоров, по которым Китай превратился в зону свободной торговли для всего мира, а грабить и пичкать его наркотиками принялись все, кому не лень. В том числе американцы, наладившие поставки товара из Турции. Именно тогда в оборот вошло слово компрадор — в переводе с португальского — делец при колониальной, опийной администрации.

Многие крупные имена в глобальном бизнесе, известные нам сегодня по брендам, наклейкам и статьям в учебниках, выросли из китайского макового зернышка.

Уоренн Делано, представитель RUSSEL&COMPANY:

"Я не собирают давать моральную оценку торговле опиумом, но как предприниматель я настаиваю на том, чтобы торговля велась честно, достойно и прозрачно."

Это пишет дедушка будущего американского президента Рузвельта, если что. Победившая в войне Англия получила двадцать миллионов долларов серебром и несколько территорий, в частности Гонконг, первым губернатором которого стал командовавший войсками Генри Поттингер.

С тех пор губернаторов в Гонконг высочайшей милостью присылали из Лондона — для закрепления основ демократии и свободной торговли.

Китайский торговый баланс быстро стал прозрачным: 18 миллионов долларов — импорт опиума, 17 — экспорт товаров. К началу 20 века в Китае было 90 миллионов наркоманов. В некоторых провинциях - 9 из 10. Общее количество пострадавших в семи поколениях измеряется цифрой 400 миллионов человек. Вы еще удивляетесь, почему за распространение наркотиков в КНР расстреливают? Опийный налог отменили только коммунисты Мао Цзедуна в 49-м году. В том числе благодаря им сбывается предсказание Наполеона — спустя полвека лев постепенно начал открывать глаза. И обнаружил, что кто-то вновь энергично тянет его за хвост.




Гонконг, даже после своего возвращения под китайскую юрисдикцию, остается не только штаб-квартирой финансировавшей опийные войны династии Ротшильдов, не только крупнейшей биржевой площадкой и банковский центром. Он сохраняет статус неофициальной криминальной столицы китайского преступного мира, родовым поместьем знаменитых триад.

Времена, конечно, изменились. Вместо гангстеров, гонявшихся по городу за Брюсом Ли (кстати, родным племянником вот этого почтенного господина, Сэра Роберта Хотунга Босмана, сотрудника компрадорской администрации Гонконга, ставшего неформальным хозяином острова и посвященного английской королевой в рыцари) теперь кругом сплошные предприниматели, чьи интересы, как правило, простираются далеко за пределы Китая.

В Гонконге одна из самых высоких в мире концентрация миллиардеров на квадратный мир. Тридцать девять штук на 7 миллионов населения. Есть медийный магнат Джимми Лай — его считают информационным спонсором местного майдана. Есть владелец казино Стивен Ханг, купивший 30 Ролс-Ройсов по 600 тысяч доллара каждый. Собственно, беспорядки в Гонконге — это вопрос кто кого? Либо выращенные Западом и контролирующиеся его спецслужбами миллиардеры заставят красного льва сбавить обороты, либо они подчинятся. Это крайне болезненная тема с очень большими последствиями для всех, включая нашу страну, которую после Крыма кое-кому хотелось бы отрезать от любых источников капитала. В конце сентября Си Цзиньпин провел прием для 70 богатейших предпринимателей. Лейтмотив — ребята, давайте жить дружно. Не надо недооценивать противоборствующие стороны. Есть в Китае и классово не чуждые миллиардеры. Вот самый богатый человек в стране — Джэк Ма — основатель портала Алибаба, накануне разместившей акции на нью-йоркской бирже с рекордным за всю ее историю результатом — демонстративно живет и тратит деньги на Родине.

Да, в Гонконге маленький гарнизон полиции, у всех смартфоны, повсюду вайфай. Да, используются новейшие технологии нагнетания истерии - от соцсетей до портативных проекторов.

Да, лидеры протеста — как один, экипированы и обучены американскими фондами и стоящими за ними глобальными корпорациями.

Но хвост у льва не резиновый. Лев может рассвирепеть и начать гасить демонстрации не слезоточивым газом, а американскими казначейскими облигациями. Их у китайцев больше триллиона. Мало не покажется никому. И не будем, кстати, забывать об арифметике. На площадь Тянаньмынь в 89-м вышли не ничтожные по китайским меркам пятьдесят тысяч, а миллион человек. ТОЛЬКО в поддержку того миллиона ТОЛЬКО в Гонконге протестовал ЕЩЕ МИЛЛИОН. Миллион. И это никак не повлияло на решимость партии в подавлении беспорядков. Чужой пример оказался для Китая очень хорошей наукой.

The New York Times:

"С первых дней нахождения у должности Си Цзиньпин повторял товарищам по партии, что необходимо усвоить уроки Советского Союза, который, как считают китайцы, распался потому, что плохо контролировал национальные окраины. "В конце концов никто не оказался достаточно смелым, никто не встал на защиту страны", говорится в стенограмме выступления Си Цзиньпина."

Национальный вопрос — идеальное оружие. Рогатина, в руках Запада одинаково эффективная и против китайского льва с его Гонконгом, Синцзяном и Тибетом, и против русского медведя с его Кавказом и дружбой народов в столицах. Нет никаких сомнений, что это оружие будет применено в самое ближайшее время. Но об этом мы поговорим в следующий раз. Пока же в Новороссию начинают прибывать добровольцы-антифашисты из Китайской Народной Республики. Как говорил Мао, нельзя заставить оружие замолчать, не взяв оружие в руки.

Мир вашему дому.



Автор: Константин Сёмин - журналист, документалист, ведущий передачи "Агитпроп" на канале Россия 24, лауреат фестиваля DocChallenge, номинант премии Emmy.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.