Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Эффект домино: ГМО

Автор: Константин Семин

Эффект домино: ГМО

23.03.2015  // Фото: xn--j1aidcn.org

Каждый год с началом посевных работ у нас вспыхивает дискуссия о ГМО. С чем это едят и едят ли вообще? Не выпадут ли зубы, не вырастут ли рога? Мы привыкли смотреть на ГМО... как на сосиски в холодильнике. Однако тема эта гораздо шире. Она не умещается на одной товарной этикетке. Тут как с домино — тронешь одну костяшку, повалится весь ряд.

Генетика — продажная девка империализма! С тех пор, как, согласно либеральной летописи, Трофим Лысенко швырнул эту фразу в академиков на сессии ВАСХНИЛ, генетики в СССР не было. Как не было кибернетики или секса. Отсюда, убеждены либералы, и страшное отставание нашей страны от цивилизованного мира — и в микробиологии, и в компьютерах, и... в сексе. 

Ну а поскольку генетику загубили, а своей науки нет, надо — по версии либералов — не упрямиться, а взять все и разрешить — открыть иностранным корпорациям доступ на российский рынок, а российским ученым — не изобретать велосипед, а плодотворно сотрудничать с заокеанскими коллегами.

А.Злочевский, президент Российского Зернового Союза:

"У нас потенциала не осталось, мы не способны на те передовые достижения, разработки, генетические продукты, которые будут востребованы в рынке. Просто не способны самостоятельно это сделать. Я бы рад, я ровно за то, чтобы нашу какую-нибудь транснациональную генетическую корпорацию обустроить. Но я — реалист, я отдаю себе отчет, что это невозможно. Мы можем только взять и попытаться простимулировать приход этих компаний".

Ю.Латынина, журналист "Новой газеты":

"В один прекрасный день мы проснемся в мире, в котором Китай и Индия ушли далеко вперед, — а мы? А мы сидим по уши в грязи, в истощенных и загрязненных химикатами полях, в смрадном смоге, в убыточном сельском хозяйстве, но зато все ждем, пока биологи (которые все от стыда поуехали) выяснят, не причиняет ли использование ГМО — вред."

Вот этот якобы просветительский азарт — у российских ученых ведь нет более искреннего и неподкупного заступника, чем госпожа Латынина, правда? — по тональности здорово напоминает истерию конца 80х, когда разнообразные защитники природы под крики и стоны о вреде пестицидов раздолбали наше сельское хозяйство и науку. Только тогда они верещали о вреде пестицидов, а сегодня — об их пользе. Поскольку ГМО — это, в первую очередь, не чудо-растения, а гербициды-химикаты, которыми трансгены нужно обрабатывать. Покупаешь на Западе семена — покупай и гербициды. Как это делает Украина, обязавшаяся развивать биотехнологии по договору о Евроассоциации. 

По факту, вся полемика вокруг ГМО сводится к одному вопросу — отдавать или не отдавать наш продовольственный рынок крупнейшим в мире химическим концернам. Концернам, со времен последних двух мировых войн теснейшим образом связанным с оборонкой.

То есть когда мы говорим "ГМО", мы имеем в виду не скрытую от глаз спираль ДНК, а пять-шесть корпораций, стремящихся поставить под контроль весь глобальный сельскохозяйственный рынок.

В.Шива, индийский активист-эколог:

"Зачем они это делают? В первую очередь, конечно, ради прибыли. Они получают колоссальные деньги из ничего. Фермер выращивает урожай, а деньги получают корпорации. Они как лендлорды в древние времена, только теперь они владеют не землей, а жизнью. Но помимо денег это еще и контроль. ГМО – это та же война только называется она по-другому. ГМО – это биологический империализм".

К ГМО необходимо относиться так же, как к ядерной физике. Есть ли риск? Есть. Есть ли преимущества? Возможно. Говорят, дешевле. Выгоднее. Но кому выгоднее? Для кого дешевле? То бишь вопрос лишь в том, в чьих руках контроль. Когда контроль в наших, государственных руках — это одна история. Когда в иностранных — совсем другая, согласитесь. Особенно в контексте не ослабевающих санкций. А нас убеждают, что если мы привыкли жить с Майкрософт и Эппл, с Эппл и Самсунг, то нечего сопротивляться приходу Монсанто или Сингенты.

Д.Данвелл, профессор, Великобритания:

"Если Россия хочет быть одной из передовых стран в научном мире, решения там должны приниматься на основе исключительно научных выводов, а не политической воли тех или иных сил".

Ну правильно. Но тогда и не на основе воли производящих трансгены корпораций, открывших офисы — хотя запрет еще не снят — чуть ли не в каждом российском регионе от Москвы до Хабаровска. Знаете, почему? Почему Россия так интересна? Потому что из-за разрушения советского сельского хозяйства у нас 46 миллионов гектаров заброшенной пахотной земли. Заброшенной — значит чистой, свободной от пестицидов. В мире есть только две страны, обладающие такими стратегическими резервами. Россия и Бразилия.

Н.Дзюбенко, директор Института Растениеводства им. Н.И. Вавилова:

"Идет некая пропаганда, идеология и реклама. Это же огромные деньги. Представьте себе, если в России вместо пшеницы классических сортов — пойдет ГМО. И если допустят в Россию иностранные трансконтинентальные корпорации. Сливки же они снимать будут."

И вот тут — даже если у тебя тройка по биологии — начинаешь задавать вопросы. И оказывается, что у России еще есть своя наука, своя селекция — просто ее держат на голодном пайке. Что проклятый Лысенко не называл генетику продажной девкой, что никто в СССР генетику не искоренял, что даже трагическая история Николая Вавилова, поднятая на щит либеральной интеллигенцией в 80-е — это лишь частная трагедия Николая Вавилова. Не было никаких гонений на семью Вавиловых, брат Вавилова — Сергей Иванович, лауреат 4 сталинских премий, в 45-м, на секундочку, возглавил Академию Наук. Что спорили Вавилов и Лысенко, в общем-то, о другом совсем — решался фундаментальный для биологии вопрос — как наследуются признаки? 

И оказывается, генетике в 30-е досталось в том числе за то, что её постулаты уж слишком приглянулись фашистам, пытавшимся доказать: от недочеловека при любом стечении обстоятельств родится недочеловек. Гены гарантируют. Гены определяют все. Гены — каркас мироздания. Ну, пока наука не решит его поправить. 

Капуста, коза или человек — для науки ведь разницы нет. И если козу с капустой модифицировать можно, то почему нельзя человека? Вот где проходит философский нерв этого спора.

Цитата из статьи под названием "Приготовьтесь к появлению эмбрионов от двух мужчин или двух женщин", размещенной в газете "Тайм":

"Исследователи из Кембриджского университета и Института Вайсмана в Израиле доказали, что стволовые клетки могут быть запрограммированы для превращения в эмбриональные клетки. Такие клетки могут впоследствии стать яйцеклетками или сперматозоидами. Если ученые научатся превращать стволовые клетки, полученные из кожи мужчины, в яйцеклетку, то можно ли будет её оплодотворить? Когда придет время, и два мужчины или две женщины смогут зачать ребенка, мы должны приветствовать это как еще один шаг к более счастливому миру".

Иными словами, ГМО в сельском хозяйстве, сосиски и соевое молоко — это лишь одно из направлений набирающей обороты трансгенной революции. Некоторые её апологеты в действительности мало чем отличаются от ранних генетиков из гитлеровского института Кайзера Вильгельма и от их предшественников — основоположников "евгеники", науки, занимавшейся улучшением человеческой породы. После Нюрнберга евгеника никуда не делась. Книги по евгенике издаются и продаются сегодня. Только если раньше было принято пользоваться штангенциркулем, то теперь в ходу более совершенные способы измерения качества человеческой породы. Но суть — прежняя. 

Людей сортируют на "вшей дрожащих" и "право имеющих", на достойных и недостойных, на сильнейших и слабейших, на креативных и быдло, на зерна и плевелы. От генетики до геополитики тут один шаг.

Ю.Латынина, журналист "Новой газеты":

"Вот ...почему Кремль проигрывает войну в Украине, которую он якобы не ведет. Потому что гопота не может жертвовать собой. Гопота может убивать, грабить, отжимать квартиры, но не то, что жертвовать собой, сохранить достоинство не то, что в плену – при малейшем давлении – гопота не может. И вот Кремль предоставил этим люмпенам такую бездну психологического комфорта, который, надо сказать, им не обеспечит никакой героин".

"Несомненно, когда-то (и весьма скоро) человеку придется остановить свое размножение. Но до тех пор, пока этого не произошло, ГМО — это единственный способ выжить и сохранить окружающую среду".

Вот, где проходит сварной шов между рыночным либерализмом и фашизмом. Это называется обыкновенный социал-дарвинизм. Одну из его разновидностей мы наблюдаем сейчас на Украине, другую — в эфире либеральной радиостанции.

И потому когда у нас очередной "то ли ракетчик, то ли филолог” заводит песню о том, что надо либо продаться американским корпорациям, либо остановить чье-то размножение, не верьте ему. Свое собственное размножение такие “эксперты" обычно выносят за скобки.



Автор: Константин Сёмин - журналист, документалист, ведущий передачи "Агитпроп" на канале Россия 24, лауреат фестиваля DocChallenge, номинант премии Emmy.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.