Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Механика государственного переворота: Майдан

Автор: Константин Семин

Механика государственного переворота: Майдан

24.02.2015  // Фото: censor.net.ua

Чьими руками и с чьего молчаливого согласия вершатся современные — нет, не революции — майданы.

По распоряжению Порошенко украинский календарь пополнился на неделе памятной датой — Днем Героев Небесной Сотни. Кабинету министров приказано следующее: учредить в Киеве музей Майдана, привлечь к созданию экспозиции национальную Академию Наук, исторические и архивные институты. Институтам велено заняться сбором и систематизацией свидетельств и артефактов, с помощью которых новым поколениям украинских граждан предполагается прививать уважение к идеалам мучеников за незалежность.

Нет никаких сомнений — эта «сверхактуальная» для Украины задача будет обязательно решена. 

Вне зависимости от курса гривны, обстановки на Донбассе, переговоров с МВФ и давления в газовых трубах музей непременно откроется, а школьники, пришедшие туда на экскурсию, смогут увидеть и потрогать руками и обгоревшую шину, и булыжник с улицы Грушевского, и деревянный щит с цифрами 14/88, и противоударную кастрюлю; узнать, как по запаху отличить коктейль Молотова от знаменитого майдановского чая.
Украинская смута, первую годовщину которой мир отмечает в эти дни, от всех прочих переворотов отличается главным образом невероятным, зашкаливающим уровнем идиотизма. Вот этот неповторимый, космический, не измеряемый западным аршином идиотизм и есть основная причина, по которой в конечном счете всем бжезинским, соросам и байденам на свете не удастся слепить из Украины ни Южный Вьетнам, ни Сальвадор, ни Ирак. 

Эпос Майдана — страница из Гитлера, страница из Гоголя. Они несовместимы. Рано или поздно Гоголь все равно победит.

Нам же хотелось бы поговорить о механике переворотов, о том, что делает каждую новую оранжевую революцию возможной. Эта тема и впрямь достойна отдельного музея, в котором была бы представлена панорама рукотворных майданов — от свержения в ходе операции Аякс иранского премьера Моссадека в августе 1953-го до недавней революции хипстерских зонтиков в Гонконге.
Революция — всегда смена общественной формации. Восставшая буржуазия рубит голову королю и отменяет монархию, восставший пролетариат изгоняет буржуазию... 

Если же одна группа олигархов свергает другую — это не революция. Это вот и есть Майдан. 

Таким образом, Великая Французская, русские Февральская и Октябрьская революции — это революции. И даже московский 91-й год — в каком-то смысле революция. Ну или контрреволюция... А вот Майдан... Майдан — это майдан. Из чего он складывается? Давайте перечислим ингредиенты.

1. Социально-экономический кризис, обеспечивающий высокий уровень недовольства и раздражения в обществе
Спад в глобальной экономике, падение цен и спроса на многие категории украинских экспортных товаров, продолжение Януковичем неолиберальной политики своих предшественников — все это создавало идеальную среду для приготовления Майдана. Вопиющее имущественное расслоение, роскошное существование одних на фоне массовой бедности других. Деградация образования и мышления, не позволяющая обществу ответить на вопрос, кто виноват в происходящем, и что необходимо делать.

2. Противоречия в компрадорский элите
Майдан — это всегда выплеснувшийся на площадь дворцовый переворот. Если выяснить отношения в тиши коридоров не удается, олигархическая группа, считающая себя обделенной, переносит поединок на улицы. Обеспечить стотысячную массовку в многомиллионном городе — так же просто, как устроить рок-концерт.

3. Лояльность муниципальных властей
Обязательное условие. Майданы не происходят в провинции, они творятся в столицах. Прокормить толпу митингующих, обеспечить их светом, теплом и элементарными удобствами без участия мэрии невозможно. Какую оранжевую революцию ни возьми, будь то Белград или Тбилиси, везде ключевую роль играли мэры столичных городов.

4. Участие общенационального телевидения
Майдан становится майданом ТОЛЬКО после того, как он попадает в эфир. Никакие социальные сети и интернет-трансляции, кабельные и спутниковые каналы не в состоянии обеспечить сопоставимый уровень массовой истерии. Поэтому каждый майдан начинается с того, что на сторону митингующих оптом или в розницу перебегают уникальные журналистские коллективы и их собственники. Эти кадры бережно готовятся, они выращиваются заранее, задолго до майдана.

5. Участие теневого бизнеса и организованной преступности. Фактор футбольного фанатизма
В неолиберальной экономике у каждого крупного города помимо официальных органов власти всегда есть и параллельный хозяин. Тот, кто контролирует вещевые рынки, барахолки, игорный бизнес, проституцию, содержит частные охранные предприятия. Эти безымянные хозяева делегируют боевиков для обеспечения безопасности майдана и дальнейшего участия в стычках с полицией. Вот откуда внезапно берутся крепкие, плечистые парни, отважно атакующие спецназ. Все в рамках вечного противоборства, известного со времен Глеба Жеглова и Володи Шарапова. Футбольные ультрас играют ту же роль. Каждая фанатская группировка так или иначе связана с собственниками клубов. Собственники у клубов и охранных предприятий — зачастую одни и те же.

6. Разложение армии и спецслужб
Еще после первой оранжевой революции газета Нью-Йорк Таймс опубликовала исповедальные интервью генералов СБУ, которые, как выяснилось, втихомолку помогали Майдану победить. Коммерциализация службы, отсутствие идеалов и мотивации делают сотрудников силовых ведомств идеальными кандидатами для вербовки и последующего участия в майдане. В мае 2013-го из зала Гаагского суда внезапно освободили Йовицу Станишича и Франко Симатовича, генералов, руководивших госбезопасностью при Милошевиче. Оказалось, оба на протяжении всех балканских войн работали на ЦРУ. Генералов отпустили. Заступаться за Милошевича было поздно, да и некому.

7. Паралич и безволие главы государства
Вина Януковича заключается не столько в том, что дрогнул и в последний момент не применил силу, сколько в том, что позволил самой ситуации сложиться. И националистическое подполье, и олигархическая вольница, и фронда на телевидении, и разброд среди силовиков — ко всему этому Виктор Федорович так или иначе причастен. Можно ли было бы ожидать другого сценария? Если руководитель хочет просто комфортно жить и достойно зарабатывать, едва ли в последний момент он захочет поиграть в Муаммара Каддафи или Башара Асада.

8. Участие координирующей внешней силы. Печеньки Нуланд. Агитация и Пропаганда
Волосатая рука Госдепа — в самом конце списка. Просто потому, что без всех перечисленных выше факторов руке этой было бы нечего ловить — ни в Киеве, ни в Бишкеке, ни в Каире, ни в Кишиневе, ни в том же Белграде. Внешняя сила лишь собирает разрозненные кусочки пазла в цельную картину. Договаривается с олигархами, с мэрией, посылает сигнал бандитам, обрабатывает силовиков. В этом разница между объектом и субъектом истории. Украина — объект. Запад — субъект. Что толку возмущаться засильем на Украине западных фондов, корпораций, спецслужб? Ах, они разбрасывали доллары, вербовали, подстрекали и науськивали, вели себя плохо, нечестно, некрасиво? Да бросьте! 

Они действовали сообразно собственной, четкой и ясной, логике — поглощали и переваривали бесхозную территорию. 

Они действовали так потому, что никто не мог оказать им сопротивление. Они действовали так потому, что после уничтожения Советского Союза сопротивление оказывать было попросту некому. А в остальном — схема, обкатанная на десятках государств: приватизация порождает олигархов, олигархи — коррупцию, коррупция — нищету, нищета — национализм, национализм — Майдан, Майдан — войну. Если это работает в Латинской Америке, почему это не должно работать на Украине? Кто помешает? Гоголь? Пушкин?
Список удачно организованных американцами майданов не умещается на экране. Вспоминая трагедию в Киеве, нам стоило бы признаться себе — эту технологию нельзя перешибить другой технологией. Для победы над технологией нужна ИДЕОЛОГИЯ, что подразумевает не майдан и не антимайдан, а самую настоящую революцию. По крайней мере, в сознании.



Автор: Константин Сёмин - журналист, документалист, ведущий передачи "Агитпроп" на канале Россия 24, лауреат фестиваля DocChallenge, номинант премии Emmy.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.