Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Я хочу рассказать вам об одной радиостанции...

Автор: Константин Семин

Я хочу рассказать вам об одной радиостанции...

25.11.2014  // Фото: www.format-a3.ru

Я хочу рассказать вам об одной радиостанции. О радиостанции, без упоминания о которой нельзя, наверное, представить себе свободную, демократическую журналистику. Ни одна другая радиостанция не сделала так много для того, чтобы в ее стране восторжествовали свобода слова, права человека, ценности цивилизованного мира.

Два десятилетия подряд этот небольшой, единственный в своем роде журналистский коллектив не боялся выдавать в эфир материалы, шедшие вразрез с позицией официальных властей. Когда власть ввязывалась в военные авантюры, храбрая радиостанция всегда старалась одернуть ее, она знакомила аудиторию с объективной информацией о преступлениях армии, о коррупции в государственном аппарате, она предоставляла трибуну оппозиции и не стеснялась высвечивать позорные пятна давнего и недавнего прошлого этой страны. Когда совесть нации готова была излиться в маршах протеста или антивоенных демонстрациях, она помогала организовать такие марши, такие демонстрации.

За честность, за непреклонность, за гражданское мужество приходилось платить.

Приходилось страдать. Не раз и не два станцию пытались лишить частоты, лишить помещения, возможности выходить в эфир. Наиболее реакционные силы, эксплуатировавшие низменные, стадные инстинкты большинства населения в этой, тогда еще напрочь тоталитарной, стране, призывали к самым жестким мерам в отношении бессменного руководителя станции. Но меры приняты не были. Он не сдавался. Гнулся, но не ломался. Неспроста он будет удостоен впоследствии французского ордена почетного легиона, не за красивые глаза нью-йоркский институт прессы внесет его в список пятидесяти самых выдающихся журналистов послевоенного времени.

Нет, вы не угадали. Это абсолютно не то, о чем вы подумали. Я говорю о югославской радиостанции Б-92. Впервые она вышла в эфир весной 89-го года на частоте 92,5 FM. Учредителем стал белградский филолог Веран Матич, а спонсорами – фонд Сороса и USAID, Американское агентство по международному развитию, проще говоря, ЦРУ.

С самого начала Б-92 старалась быть не столько радиостанцией, сколько политической партией, точкой притяжения для всех антигосударственных сил. Удивительно то, что несмотря на всю мощь репрессивной машины Милошевича, ее все-таки оказалось недостаточно, чтобы закрыть Б-92. Это пробовали сделать и в 91-м, и в 95-м, когда Югославия уже жила под санкциями, а Белград охватили протесты после трагедии Сербской Краины , и непосредственно перед НАТОвскими бомбардировками. Однако либо у господина Матича находились настолько могущественные покровители, что в последний момент вещание возобновлялось, либо — как в 99-м, когда оборудование было-таки изъято, а сам главный редактор оказался под арестом, Запад предоставлял журналистам Б-92 технические возможности для продолжения работы.

Даже во время бомбардировок собственной страны Б-92 продолжала сохранять беспристрастность, преподнося агрессию Запада как закономерный результат, что-то вроде заслуженного наказания.

Это перекликалось в целом с позицией других деятелей либерального фланга вроде постоянного гостя Б-92, опального тогда мэра Белграда Джинджича. В интервью Нью-Йорк Таймс Джинджич намекнул — бомбить можно бы и посильнее.

Зоран Джинджич, из интервью газете Нью-Йорк Таймс, 1999:

"Если закончить войну, оставив у власти прежних людей во главе с Милошевичем, то трагедия продолжится, насилие возобновится. ... Демократия восторжествует в нашей стране только после радикальных перемен/.../, требующих полной изоляции всех недемократических сил и создания внешнего органа для надзора за политическими реформами в стране. ... Демократам придется нелегко после бомбардировок НАТО, потому что люди, скорее всего, будут считать нас частью Запада, который бомбил их, уничтожал мосты, дороги и заводы, убивал мирных жителей. Но для демократических сил все равно есть надежда."

Результат, в общем, известен. Югославии больше нет, уже и Сербии прежней нет, Джинджича даже нет, а радио Б-92 чувствует себя сухо и комфортно.

Сегодня это полнокровный медиахолдинг на теле обескровленной, разрушенной, деиндустрализованной страны. Кажется, мы изучили балканскую трагедию по минутам. Наверное, пора научиться проводить аналогии, пока аналогии не вышибли нашу парадную дверь.



Автор: Константин Сёмин - журналист, документалист, ведущий передачи "Агитпроп" на канале Россия 24, лауреат фестиваля DocChallenge, номинант премии Emmy.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.