Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Водное перемирие и игра в поддавки

Автор: Константин Семин

Водное перемирие и игра в поддавки

28.09.2015  // Фото: plus.google.com

Пушки притихли, чтобы могли говорить дипломаты. Ни одна Генассамблея ООН за последние десятилетия не проходила в обстановке столь явственной международной нервозности. Украина и Сирия, Йемен и Турция, Юго-Восточная Азия и беженцы в Европе. Каждый из этих кризисов способен обернуться глобальным конфликтом. Но пока — водное перемирие.

Раньше всех в Америку прилетел китайский лидер. Его визит проходит на фоне беспрецедентного охлаждения отношений между двумя странами. Обвинения в кибертерроризме, валютных махинациях, нарушении прав человека и имперских амбициях Китай и так слышит постоянно. 

Но издевательский неприезд западных лидеров на военный парад в Пекине стал звонкой пощечиной, которую, конечно, уже никто не забудет.

Цитата из публикации на сайте ft.com:

"Мистеру Си предстоит встреча с Америкой, которой не терпится перейти к более конфронтационному сценарию отношений, как в экономике, так и в области безопасности. От Пентагона до министерства юстиции администрация Обамы готовит новые — жесткие — шаги по отношению к Китаю, чтобы наказать его за воровство цифровых секретов и попытки установить контроль над Южно-Китайским Морем".

И все-таки Китай демонстрирует покладистость. Вот так — небывалый случай — целыми подряд четырьмя полосами в Нью-Йорк Таймс Си Цзиньпина приветствует китайско-американское бизнес-сообщество.

В своем выступлении перед предпринимателями в Сиэттле Си Цзиньпин 22 раза употребляет слово сотрудничество, 16 раз слово реформы, 10 раз слово дружба и 10 раз слово мир. Китайский лидер пообещал Западу дальнейшую либерализацию, приватизацию и открытость для инвестиций. Он также заявил, что готов плечом к плечу с США бороться с цифровым пиратством, для чего предлагает создать совместную комиссию.

Си Цзиньпин, Председатель КНР:

"Если Китай и США будут сотрудничать, они могут стать фундаментом глобальной стабильности и мира. Если же они не смогут удержаться от конфронтации, это приведет к катастрофе для обеих стран и для всего мира".

Примерно таким же дипломатическим содержанием — пряник на смену кнуту — будет наполнена российско-американская или американо-иранская повестка. «Давайте жить дружно». Давайте наращивать инвестиции и бороться с общей угрозой, например, с ИГИЛ. Давайте вместе решать проблему ядерного распространения. Кому-то покажется, что столь внезапная миролюбивость больше похожа на соглашательство, а то и на отступление — под воздействием санкций, например. Но все-таки гораздо больше это напоминает игру в поддавки. У каждого из государств — будь то Китай, Россия или Иран — есть своеобразный либеральный интерфейс, набор проамерикански настроенных чиновников или предпринимателей, позволяющий в случае необходимости стыковаться с Западом, вести с ним диалог и разряжать тем самым обстановку. Однако в Вашингтоне, конечно, тоже не идиоты сидят и правила игры понимают прекрасно. 

Задача США — ухватившись за протянутый им рычаг компромисса, перевернуть ситуацию, добиться смены власти — в Китае, в Иране, в России. 

Так ведь проще, чем отправлять ядерное оружие в Германию.

Цитата из публикации на сайте zdf.de:

"В эти дни на базе Бундесвера в Бюхеле начата подготовка к приему новых американских ядерных бомб. Это подтверждается ставшими доступными журналистам выдержками из проекта американского бюджета. С третьего квартала 2015 года американские ВВС выделяют средства для адаптации бомбы Б-61-12 к использованию немецкими штурмовиками Торнадо.

<...> Эксперты по вооружениям считают, что новое тактическое ядерное оружие будет обладать большей точностью по сравнению с бомбами, уже находящимися в Бюхеле. В случае войны согласно НАТОвской доктрине ядерного взаимодействия это оружие будет находиться в зоне ответственности немецких пилотов".

Американцы, было, попытались опровергнуть новость, но как-то вяло. Подарок этот для русских действительно ведь испытывали в июле. Так что либерализация — либерализацией, а табачок врозь. И Москве, и Пекину — на днях американский самолет-разведчик едва не столкнулся с китайским истребителем — об этом просто аккуратно напомнили. Не расслабляйтесь.

Пол Крейгс Робертс, экономист, политолог, цитата из публикации на сайте globalresearch.ca:

"Россия, Китай и Иран — под американским прицелом. Соглашения и "кооперация" ничего не значат. Кооперация лишь заставляет избранные Вашингтоном мишени потерять контроль и забыть о том, что они — мишени. 

<...> Россия и США не могут работать вместе в Сирии и Ираке, потому что у их правительств противоположные цели. Россия добивается мира, уважения к международному праву и обуздания радикальных исламистов. Вашингтону нужна война и полная свобода для джихадистов, финансируя которых он рассчитывает обрушить режим Асада в Сирии".

Чем закончится игра в поддавки — скоро станет известно. Пока все стороны изображают невозмутимость и политкорректность. Ну а мы тем временем — уже не на дипломатическом, а на бытовом уровне — фиксируем рост ожиданий новой новой Разрядки, новой Перестройки, новой Перезагрузки среди скучающего по пармезану столичного бомонда. 

Вот покатилась по социальным сетям волна ностальгических фотовоспоминаний под названием "Мои 90-е". Девяностые, оказывается, уже вовсе не лихие и вовсе не проклятые. Наоборот — это источник вдохновения и даже образец для подражания.

Мы были такими наивными и возвышенными, такими романтичными и чуть смешными. Не пора ли назад, в 90-е?

Не было ведь ни распроданных заводов, ни ваучеров, ни красных пиджаков...

Ни распиленных подводных лодок, ни примерзших к полу пенсионеров, ни шахтеров, стучащих касками по мосту, ни детей, нюхающих клей по вокзалам...

Ни коробок из-под ксерокса, ни семибанкирщины, ни Голосуйатопроиграешь, ни терактов и войны, ни телевизионных киллеров...

Ни Козырева с подобострастной улыбкой, ни либерал-гауляйтера Коха, ни всемогущего Березовского, ни поплевывающего в спину армии Венедиктова, ни Лени Голубкова — партнера, а не халявщика. То есть было это все, конечно, говорят инициаторы флэшмоба, но это не было главным.  

Главное — что у нас была «демократия и свобода». Даже если за неё пришлось заплатить десятью-пятнадцатью миллионами жизней. Зато мы нравились Америке. Зато у каждого теперь — ипотека и айфон. 

Эти настырные попытки гальванизировать труп, заставить всю страну поклоняться мощам Егора Гайдара, эта бесконечная череда покаяний за преступления советской власти, неутомимое желание зачать в народе ну хоть какую-нибудь десталинизацию — все это заставляет думать иногда, будто 90-е и не закончились вовсе. Наоборот. Вот и очередные антикризисные предложения правительства по духу вполне соответствуют упомянутой акции в соцсетях: "Вперед в 90-е". А за всем этим, конечно, слышится все то же, обращенное на Запад, уже абсолютно искреннее: «Ребята, давайте жить дружно».



Автор: Константин Сёмин - журналист, документалист, ведущий передачи "Агитпроп" на канале Россия 24, лауреат фестиваля DocChallenge, номинант премии Emmy.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.