Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Пятница
02 Декабря 2016

«Вильнюсу нужен диалог с Москвой» - взгляд из Литвы на санкции

Автор: Анастасия Фёдорова

«Вильнюсу нужен диалог с Москвой» - взгляд из Литвы на санкции

11.08.2014  // Фото: www.lrytas.lt

На фоне принятых Россией санкций относительно импортной сельхозпродукции в странах Балтии развернулась дискуссия о том, как запрет скажется на экономике этих республик. О том, как санкции отразятся на социально-экономической ситуации в Литве, портал RuBaltic.Ru поинтересовался у депутата Сейма республики Вольдемара ТОМАШЕВСКОГО (здесь можно ознакомиться со взглядами из Латвии и Эстонии):

- Г-н Томашевский, как Вы оцениваете возможные последствия от российских санкций на экономику Литвы?

- Вообще из-за российских санкций, в первую очередь, пострадают кошельки рядовых граждан. Сами по себе санкции негативно влияют на экономику любой страны. Ведь по причине уменьшения товарооборота не экспортируются продукты, и в данном случае, по разным подсчётам, эта проблема может нанести ущерб Литве в размере двух-трёх миллиардов литов (580–870 млн евро – прим. RuBaltic.Ru). И, конечно, такие последствия крайне негативны для общего роста экономики. Произойдёт снижение литовского объёма ВВП, что приведёт к существенным потерям.

-То есть мы можем говорить о возможном кризисе в Литве в результате закрытия российского рынка?

-Трудно прогнозировать, но то, что будут потери – это однозначно. Вопрос - способны ли предприниматели найти иные рынки. Возможно, некоторым из них удастся, но это будет достаточно тяжело, поскольку санкции введены практически для всех стран ЕС, насколько мне известно.

Получается, что они будут конкурировать внутри европейского рынка, но по разным причинам немногие смогут на него выйти.

- Почему, на Ваш взгляд, основной удар российских санкций пришелся по странам Балтии?

-Что касается стран Балтии, то причина здесь в объёме российско-прибалтийского товарооборота. В процентном соотношении экспорт товаров из стран Балтии в большей степени приходится на российский рынок, чем экспорт из других стран ЕС. Поэтому, естественно, что именно они понесут наибольшие потери.

- Почему тогда руководство Литвы заявило, что санкции не окажут существенного влияния на экономику страны?

-Я думаю, что они не обладали достаточной информацией. Ведь это были их первые заявления, сейчас уже комментарии по вопросам санкций гораздо шире, чем были в начале. Взять, например, оценки финансовых аналитиков - те тоже разные.

Так, к примеру, сегодняшняя оценка существенно отличается от той, которая была дана несколько дней назад, когда речь шла о минимальном влиянии на литовскую экономику.

Конечно, правительство должно расширить свой кругозор во внешней экономической политике. Но, честно говоря, я бы не хотел критиковать правительство. Это наиболее лёгкий путь.

- Бизнес и политика в масштабах государства не могут существовать порознь. Таким образом, судьба литовского бизнеса напрямую зависит от действий правящей власти, чья позиция в отношении России известна. Изменит ли Литва свою позицию? И какие меры ей необходимо предпринять сейчас, чтобы минимизировать ущерб от санкций?

- Я думаю, что здесь нужно работать в нескольких направлениях. С одной стороны, необходимо искать новые рынки для наших продуктов, но это довольно сложная задача, которую в срочном порядке должны выполнять различные ведомства и министерства.

С другой стороны, нужно попытаться начать вести определённые переговоры с российскими партнёрами. Санкции имеют эффект бумеранга, который ожидает всех, кто имеет к ним отношение.

Я являюсь сторонником диалога, а не конфронтации, и считаю, что переговоры с Россией могут быть началом выхода из сложившейся ситуации.

Санкции РФ могут действовать в течение года, поэтому остаётся лишь дожидаться диалога. А пока что ситуация весьма плачевна как для европейской, так и для российской экономики.

- Смогут ли, на Ваш взгляд, литовские бизнесмены вернуть свои позиции на российском рынке после отмены санкций?

-Это нужно спросить у бизнесменов, поскольку никто лучше, чем они сами не в курсе какова доля их экспортных вкладов на российском рынке. В целом же, я думаю, что это возможно, однако, чтобы вернуть свои позиции, литовским бизнесменам предстоит пройти нелёгкий путь в условиях немалой конкуренции.

 

  Кстати…

Президенту Литвы Дале Грибаускайте, заявившей, что санкции не окажут серьезного воздействия на экономику страны, стоит или освежить курс политэкономии, которому она училась в Ленинградском госуниверситете, или уволить своих экономических советников – судя по всему, ни она сама, ни ее команда не способны адекватно оценить те риски, которые для Литвы несет введение Россией «продовольственных» санкций против ряда западных стран. «Влияние санкций на нашу экономику будет небольшим», - с таким заявлением выступила 7 августа доктор экономических наук Даля Поликарповна Грибаускайте, комментируя меры Кремля, направленные против тех государств, которые больше остальных жаждали наказать Россию «за Украину».

Грибаускайте, отработав в СССР пропагандистом Компартии в Ленинграде, хорошо усвоила патерналистскую манеру общения с населением, любящим «крепкую руку» – она умеет принять вид строгого руководителя, современной «Неринги»-защитницы, «матери нации» (кресло «отца» занято – к нему буквально прирос Ландсбергис). Впоследствии ее мысль развил верный «грибаускайтевец» - глава МИД, бывший комсомольский вожак Линас Линкявичюс, заявивший: ерунда, мол, чепуха, а не санкции, говорить не о чем.

Вправлять мозги литовским руководителям пришлось их соседям по Балтийскому региону – в Финляндии, проанализировав последствия от российского продуктового эмбарго, схватились за голову. А ведь у них ситуация не самая сложная. «Финляндия – шестая из всех стран ЕС по силе воздействия российских санкций», - заявил премьер-министр Финляндии Александер Стубб во время посещения 8 августа города Ювяскюля.

По мнению Стубба, Финляндия находится среди тех стран, по которым санкции России ударят больнее всего: «На первом месте по силе воздействия санкций – Литва». По словам Стубба, ключи к решению кризиса находятся целиком и полностью в руках России. Финский премьер считает, что ущерб, который реально понесет литовская экономика от российских продовольственных санкций, составляет почти 1 миллиард евро.

Это примерно одна шестая часть годового бюджета Литвы. Прав был все-таки Владимир Ильич, говоря, что политика — это концентрированное выражение экономики – размахивала Грибаускайте красной тряпкой санкций против России, кричала громче всех европейских политиков «Накажем русских!», вот и получила реальные экономические проблемы. Теперь даже с ее опытом партийного пропагандиста будет трудно и дальше вешать населению Литвы лапшу на уши, что, мол, миллиард евро убытков это ерунда, это несущественно. Или лучше поступить радикальнее - пригласить Стубба для руководства Литвой? Он, в отличие от Грибаускайте, хоть в литовской экономике разбирается…

Здесь можно ознакомиться с реакцией на санкции в Латвии и Эстонии

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.