Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Колонка редактора

И все-таки Прибалтика — русский мир

И все-таки Прибалтика — русский мир

18.01.2016  // Фото: www.desktopwallpapers4.me

Увидев такой заголовок ринкевичи и грибаускайте схватятся одной рукой за сердце, а другой — за телефонную трубку: «Готовность номер один! Российские СМИ начали пропагандистскую артподготовку наступления!» Но бесполезно. Потому что ринкевичи и грибаускайте — это тоже «русский мир», просто не лучшие его представители. Да, Россия разная, русские разные и «русский мир» — набор разных черт, не только хороших.

Таких «либералов» и «демократов», как на постсоветском пространстве, во всем мире не сыскать.

«Гражданские права существуют для людей просвещенных, сытых, благовоспитанных и уравновешенных. Жалкие, несостоятельные в духовном плане, трусливые спят у параши и никаких прав не имеют». Могли бы так сказать Артис Пабрикс, Тоомас Хендрик Ильвес или Витаутас Ландсбергис? Безусловно. Но сказала эта Валерия Новодворская еще в 1993 г. В те годы, когда русских в Прибалтике через институт неграждан и прочие прелести «европейской демократии» как раз и определили у того самого места, про которую говорила баба Лера.

«Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше складывать собою национальное государство, а можно было бы превратиться в малый народ наподобие води, хантов или аварцев...», — эти слова отлично вписываются в политической образ, скажем, Солвиты Аболтини, но их автор — российский журналист, поборник гражданских прав и свобод, критик «режима» Валерий Панюшкин.

«Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их — начиная от ментов, заканчивая депутатами, то считаю, что они, в принципе, должны вымереть… На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко», — а это слова Артемия Троицкого, который даже переехал в Прибалтику жить и творить. Почему?

Не потому ли, что это регион победивших постсоветских «псевдолибералов» — это мир своих, таких же бумажных поборников свободы и равенства?

Ведь руководители прибалтийских республик ничем не отличаются от своих «демократических» сотоварищей в России, в Беларуси или даже в Казахстане. Разница лишь в том, что в этих странах псевдолибералы — это маргинализированная секта, среда обитания ее членов чаще всего ограничивается страницами СМИ. В Прибалтике же они укрепились на самой верхушке власти и смогли сделать то, о чем лишь мечтали Новодворская и Ко. Неграждане, внешнее управление, преследование «агентов Кремля», выдавливание русского языка из любых сфер жизни и т.д. В той самой Европе, на которую эти страны якобы равняются, таких политиков назвали бы как угодно — клоуны, фашисты, популисты — но вряд ли — либералами и образцами демократии.

Отсюда и истерика прибалтийских евродепутатов, скажем, по поводу Ги Верхофстадта, который лишь упомянул о необходимости сделать русский язык официальным в ЕС. «Другом Кремля» этого политика точно не назовешь, иначе бы его вряд ли внесли в список невъездных в Россию. Но это не мешает ему выступать за реальную либерализацию языковой ситуации в ЕС. Прибалтийские либералы из другого теста. Как для них выглядят идеалы демократии? Довольно просто: например, если ты не такой же «либерал» и не готов видеть врага в восточном соседе, тебя можно уничтожить или для начала гнобить, издеваться над твоей семьей, а только потом — уничтожить. Если кто-то призывает к этому открыто — нет проблем, это во благо независимости и демократии.

К сожалению, наличие таких «либералов» — это родовая черта постсоветских стран, «русского мира», называть можно как угодно. 

И каждая статья, призывающая убивать инакомыслящих, каждый спор с западными коллегами о «русской угрозе», каждый шаг, нацеленный на выстраивание буфера между Россией и Евросоюзом, как ни парадоксально, лишь в очередной раз доказывает, что литовские, латвийские и эстонские политики так и не выросли из своих постсоветских штанишек, от которых они открещиваются вот уже двадцать с лишним лет.

Сергей Рекеда



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.