Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

Ибо абсурдно: в странах Балтии теряют веру в инфраструктурные проекты

Автор: Александр Носович

Ибо абсурдно: в странах Балтии теряют веру в инфраструктурные проекты

13.11.2013  // Фото: sumin.lt

Министр экономики и коммуникаций Эстонии Юхан Партс заявил, что Литва не выполняет своих соглашений с соседними странами по реализации железнодорожного проекта Rail Baltica. Ранее в Латвии и Эстонии звучала критика из-за продолжающейся неопределенности с Висагинской АЭС, а недавно ситуацию с Висагинским проектом раскритиковал председатель комиссии по энергетике Сейма Литвы Кястутис Даукшис (Партия труда). Веру в возможность реализовать инициируемые Литвой грандиозные прибалтийские стройки в сфере энергетической и транспортной инфраструктуры утрачивают как в самой Литве, так и в странах – партнерах.

Сомнения в экономической целесообразности проекта Rail Baltica существуют столько, сколько существует сам проект.

Во-первых, эти сомнения связаны с пагубной для любого бизнеса крайней неопределенностью по срокам реализации (руководитель проекта Индрек Сирп, например, заявлял, что при самом оптимистичном сценарии поезда по Rail Baltica начнут ходить в Европу не ранее 2023-2024 гг.).

Во-вторых, с элементарным отсутствием финансирования. По мнению бывшего министра транспорта Латвии Улдиса Аугулиса, проект Rail Baltica становится реалистичным только при условии софинансирования ЕС на 60%, тогда как стандартное софинансирование Брюсселем инфраструктурных проектов в рамках программы TEN-T не превышает 10-12%.

В-третьих, и главных, с сомнением в окупаемости и рентабельности железнодорожной колеи. «Понятно, что такой проект окупиться не может, поскольку на этом направлении нет грузов. Нужно серьезно взвесить, если ли смысл тратить 1,2 миллиарда на одну остановку для поезда в Риге», - заявил У. Аугулис о планах строительства общей «узкоколейки» от Хельсинки до Варшавы.

Тем не менее, вопреки всем сомнениям, министры транспорта Литвы, Латвии, Эстонии, Польши и Финляндии подписали 16 сентября декларацию о создании совместного предприятия для реализации проекта «Rail Baltica».

Более того, Литва единственная из стран – участниц проекта, которая уже прокладывает колею Rail Baltica от границы с Польшей до Каунаса. Колея должна быть завершена до конца 2015 года.

Именно это обстоятельство стало причиной очередного конфликта между странами-партнерами. Министр экономики и коммуникаций Эстонии Юхан Партс о литовском строительстве отозвался с нескрываемым раздражением. «Коллеги в Литве уже объявляют, что начались работы между Польшей и Каунасом, но на самом деле то, что делается - это не то, о чем мы договорились много лет назад. Говорят, что уже идет оборудование инфраструктуры для европейской железной дороги между Каунасом и Мариямполе, однако это не инфраструктура, которая позволит поездам ездить со скоростью 240 км в час, а на скорости наполовину меньше», - заявил министр.

Далее Юхан Партс сказал ключевую фразу: при реализации проекта Rail Baltica больше всего времени отнимает решение проблем, которые возникают из-за Литвы.

«Не спрашивайте, почему. Иногда очень трудно понять», - огрызнулся на журналистов эстонский министр.

Вырисовывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, единственная из стран Балтии, начавшая, наконец, строить железную дорогу, Литва является главным вдохновителем, драйвером проекта. С другой стороны, именно на Литву другие страны Балтии возлагают ответственность за то, что проект Rail Baltica стопорится.

Уж не тенденция ли это? Потому что ситуация знакома: по той же модели развивались отношения Литвы со странами – партнерами по проекту Висагинской АЭС.

В Висагинском проекте Литва была инициатором и вдохновителем. Литва пригласила в проект Латвию с Эстонией. Литва лоббировала софинансирование проекта из Брюсселя и искала внешнего инвестора. При этом в той же Литве сперва одно правительство сформировало для Висагинского проекта национального энергетического инвестора LEO LT, затем второе правительство его распустило и предложило проект с привлечением японской компании Hitachi Nuclear. Потом против Висагинской АЭС проголосовал народ на референдуме, а после референдума нынешнее третье правительство заявило, что референдум носил совещательный характер и ничего еще окончательно не решено. В общем «все смешалось в доме Облонских».

По мере возрастания энтропии в Висагинском проекте, государства-партнеры смотрели на действия Литвы с все большим недоумением, а на сам проект с возрастающим скепсисом.

Ректор Таллинского Института экономики и управления ECOMEN Ханон Барабанер в интервью RuBaltic.ru сообщал ранее, что противоречия между странами оттолкнули от участия в Висагинском проекте Польшу и лишили энтузиазма других его участников, включая и саму Литву. «Речь зашла о том, сколько должен вложить каждый, потому что станция планировалась общая, а денежки каждый должен был вкладывать свои. Второе – вопрос распределения прибыли и тарификации электроэнергии, которая идет в ту или иную страну. По этому вопросу договориться тоже не удалось», - сказал эксперт.

Депутат Сейма Латвии Николай Кабанов (Центр Согласия), выступая на конференции в Калининграде, подтвердил мнение эстонского экономиста, сравнив участников Висагинского проекта с лебедем, раком и щукой из басни.

Единая энергетическая политика ЕС на практике в странах Балтии не работает, потому что вместо сотрудничества в данной сфере имеет место соперничество между государствами.

К этому обстоятельству добавляется специфическая политика Литвы, которая сперва инициирует грандиозную общебалтийскую стройку, затем проводит референдум, который ее отменяет, а после ставит под сомнения итоги референдума. «Литва имеет инфраструктуру и опыт производства атомной энергии. Другое дело, что этот проект Висагинской АЭС уж слишком затянулся. Очень долго принимается решение», - заявил в интервью председатель Союза инженеров Эстонии декан факультета энергетики Таллинского технического университета Арви Хамбург.

Политолог из Эстонии Леонид Карабешкин отмечал: «Перед референдумом прошлого года в Литве представители Латвии и Эстонии поставили перед своими литовскими коллегами два условия. Во-первых, в самой Литве должен быть общественный консенсус и твердое политическое решение о реализации проекта строительства данного объекта. Во-вторых, Литва должна была представить доказательства рентабельности Висагинского проекта».

Последнего Литва не могла предоставить изначально, а после референдума не может предоставить и общественного консенсуса. О твердом политическом решении также и речи нет.

В результате партнерские государства практически полностью утратили веру в продвигаемые Литвой великие прибалтийские стройки. Сделать с этим литовское руководство ничего не может: это ведь не внутренние «еретики», к которым можно применять карательные санкции за «покушение на веру». Публичное покушение на экономическую «священную корову» Висагинской АЭС в начале года вызвало открытый конфликт между министром экономики Литвы Бируте Весайте и президентом Далей Грибаускайте. В результате министра экономики отправили в отставку под предлогом того, что она летала в командировку чартерным рейсом.

Однако даже репрессии против инакомыслящих политиков внутри самой Литвы поддерживать веру в прибалтийские инфраструктурные проекты уже не помогают.

Председатель парламентской комиссии по энергетике Кястутис Даукшис (Партия труда), не убоявшись судьбы Бируте Весайте, заявил на прошлой неделе: «Если каждый раз со сменой правительства мы будем менять проект, то ничего не построим», затем добавил: «Если мы в этом году не определимся, об атомной электростанции можно забыть». Попутно политик подтвердил, что к реализации проекта «латвийцы и эстонцы не готовы, как и само общество Литвы, это показал референдум».

За такие слова депутата Даукшиса, конечно, можно лишить мандата, а заодно объявить его агентом. скажем, Газпрома, препятствующим обретению Литвой энергетической независимости, возбудить против него уголовное дело и вызвать на дом с обыском Службу спецрасследований. Но веру в эффективность, адекватность и рациональность поддерживаемых литовским руководством грандиозных прибалтийских строек это уже не вернет.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.