Экономика Экономика

Борьба Литвы с БелАЭС загонит литовцев в долговую кабалу

Источник изображения: Максим Гучек / БелТА / AP
 

Выход Прибалтики из энергокольца БРЭЛЛ приведет к серьезному изменению оптовых цен на электроэнергию в Литве. Об этом заявил генеральный директор Elektrum Lietuva Мартинас Гига. Чтобы избежать повышения коммунальных тарифов, прибалтийской республике было бы достаточно сохранить сотрудничество с Россией и Беларусью (на рыночных условиях, разумеется). Но борьба с БелАЭС вынуждает Вильнюс идти на радикальные шаги, за которые придется расплачиваться рядовым потребителям.

О высокой цене побега из БРЭЛЛ в странах Балтии говорить не принято. Высокопоставленные чиновники, как правило, упускают этот момент в своих публичных выступлениях. Тем удивительнее, что Мартинас Гига вдруг решил нарушить этот «заговор молчания». По его словам, присоединение Литвы к европейским электросетям чревато ростом коммунальных тарифов для населения и бытовых потребителей, поскольку в Литве они значительно «отстают». А если «отстают», то надо догонять.

В этом контексте Гига призывает соотечественников серьезно относиться к предстоящим изменениям. Государство держит курс на полный отказ от централизованного регулирования цен в сфере электроэнергетики. В прошлом году потребителями либерализованного рынка стали первые 100 тысяч домохозяйств: они сами выбирали поставщика и тарифные планы.

Этот эксперимент проводился в разгар эпидемии коронавируса, когда в Европе установились рекордно низкие цены на энергоносители.

Аналогичные процессы происходили и на Украине. Со времен Порошенко здесь откладывался переход на рыночную систему ценообразования в газовой сфере. Правительство устанавливало тарифный «потолок», пользуясь нормой закона о так называемых специальных обязательствах. Западным кредиторам Незалежной это не нравилось — МВФ требовал от Киева выполнить условия меморандума о сотрудничестве и отпустить цены в свободное плавание. Зеленский так и сделал.

«Да, Украина выбрала самое удачное время для отмены спецобязательств — лето прошедшего года. Тогда на европейских биржах были рекордно низкие цены на газ. А потом они повысились. Власть испугалась масштабных народных волнений. По всей стране люди протестуют против высоких тарифов, перекрывают трассы. Им нечем платить. Поэтому власть пытается сдать назад — установить предельную стоимость газа для бытовых потребителей», — рассказывал эксперт в сфере энергетики Дмитрий Марунич.

В Литве ситуация развивается иначе: никто не протестует, не перекрывает трассы и не призывает правительство снизить платежки. Переход к свободному рынку энергоресурсов продолжается. В этом году уже около 750 тысяч потребителей должны будут выбирать поставщика электричества. Именно к ним апеллирует Мартинас Гига. Плавная стабилизация энергетических рынков приводит к волатильности. Из-за этого людям приходится задаваться вопросом: какого поставщика выбрать, чтобы не прогадать? Кто предлагает самые выгодные условия?

«С другой стороны, размер цены на электроэнергию уже определяется многими объективными факторами, включая соотношение между спросом и предложением, мощностью производства электроэнергии в стране и метеорологическими условиями», — добавляет генеральный директор Elektrum Lietuva.

Иными словами, умение выбирать самые «беспроигрышные» тарифные планы людям не сильно поможет.

Потому что ни один поставщик не будет торговать электричеством по пять копеек, когда его рыночная цена достигает пяти рублей. Апологеты «энергетической независимости» Литвы парируют тем, что справедливо и обратное утверждение. Для любого рынка это в порядке вещей: цена постоянно «скачет». Сегодня она идет вверх, завтра пойдет вниз. Вопрос лишь в том, каким в итоге оказывается среднее значение.

«Кремлевская пропаганда» утверждает, что синхронизация электросетей Прибалтики с континентальной Европой подразумевает рост тарифов. «Цены на этом рынке (российском и белорусском — прим. RuBaltic.Ru) не только устойчиво ниже, чем на рынке Северной Европы, но и от недели к неделе изменяются достаточно слабо, являются предсказуемыми. Балтия лишается возможности выбрать поставщика с наименьшей ценой на электроэнергию, лишается понятной и прогнозируемой цены», — рассказывал старший эксперт российского Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев.

Литовцы могли не обращать на это внимания, пока о предстоящем росте цен не заговорил генеральный директор Elektrum Lietuva. Он, правда, использует слово «может»: электричество может подорожать по мере реализации правительственных планов о выходе из БРЭЛЛ. Есть ли возможность этого избежать?

Элементарная логика подсказывает, что есть. Прибалтике просто нужно руководствоваться своей любимой рыночной логикой.

А законы рынка гласят, что чем больше поставщиков, тем лучше. Разве не поэтому Литва арендовала у норвежцев СПГ-терминал Independence? Он ведь разрушил монополию «Газпрома» и заставил российского гиганта идти на уступки маленькой прибалтийской республике. Какой газ доставляют в Клайпеду — это вопрос десятый.

«Мы видим, что даже законодательно закрепленная обязанность потребителей покупать долю газа на СПГ-терминале привела к тому, что теперь на этот терминал сжиженный газ поставляется в том числе из России. Это показывает, что если предложение выгодно, то бизнес будет стремиться приобретать товар именно у этого поставщика. С электроэнергией может быть точно так же: Прибалтика выйдет из БРЭЛЛ, а Россия и Беларусь вполне смогут подстроиться и продолжить торговать электроэнергией, потому что у потребителей будет спрос на электроэнергию из "старых" источников, так как цены там лучше», — полагает ведущий аналитик Фонда национальной энергобезопасности Игорь Юшков.

Москва этот вариант поддерживает. Министр энергетики РФ Александр Новак открыто говорил, что российские поставщики хотели бы сохранить торговлю с Литвой, Латвией и Эстонией.

«Выход [Прибалтики] из кольца БРЭЛЛ не означает, что у нас не сохранятся коммерческие поставки», — сообщала врио руководителя блока трейдинга «Интер РАО» Александра Панина.

С Беларусью — та же история. Атомная станция в Островце строилась с прицелом на западные экспортные рынки. Вероятно, именно поэтому ее расположили максимально близко к литовской границе.

После разрыва энергокольца БРЭЛЛ та же компания «Интер РАО» могла бы торговать с Прибалтикой по законам свободного рынка. Как показывает опыт работы СПГ-терминала в Клайпеде, это нисколько не угрожает энергетической, национальной или какой-либо иной «безопасности».

Но проблема в том, что Литва собирается не просто выйти из БРЭЛЛ. Перед ней стоит более амбициозная задача: разорвать все энергетические связи с Россией и Беларусью.

Только так можно выполнить требования антиостровецкого закона, который запрещает импорт электроэнергии из третьих стран, эксплуатирующих «небезопасные» АЭС.

Литовские топ-чиновники уже признают, что до выхода из БРЭЛЛ организовать эффективный бойкот БелАЭС не получится. Но и выйти нужно так, чтобы «неправильная» электроэнергия физически не могла просачиваться в Прибалтику.

Литва оказалась в положении кота Шредингера, который одновременно и жив, и мертв. С одной стороны, она проводит либерализацию своего энергетического сектора.

С другой стороны, именно государство пытается «отсечь» от конечных потребителей поставщиков электричества из России и Беларуси.

То есть отказ от практики госрегулирования сочетается с… усилением практики госрегулирования. Результат этого сумасбродства через несколько лет литовцы должны увидеть в своих платежках.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Обсуждение ()
Новости партнёров