Культура Культура

Ландсбергис 13 января жаждал крови, чтобы стать национальным героем

Источник изображения: https://lietuvosdiena.lrytas.lt
  3132 0  

Кровавые события у Вильнюсской телебашни 13 января 1991 года стали в Литве одним из государствообразующих мифов. Нынешние литовские власти внимательно отслеживают, чтобы общество не сомневалось в виновности советских военных, якобы расстрелявших сторонников независимости. Однако показания очевидцев тех страшных событий развенчивают этот миф. О том, кто и зачем спланировал кровавую акцию 13 января, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал бывший депутат Верховного Совета Литвы и второй секретарь ЦК Компартии Литвы / КПСС Владислав ШВЕД:

— В ночь на 11 марта 1990 года Верховный Совет Литовской ССР во главе с Витаутасом Ландсбергисом провозгласил независимость Литвы, однако более года независимую Литву не признавало мировое сообщество. Да и после трагических событий 13 января 1991 года мировые лидеры молчали. Чем это было вызвано?

— Провозглашение независимости — достаточно значимый акт, но он лишь прелюдия к обретению государством полной независимости. Для того чтобы считаться по-настоящему независимым, государство должно обладать рядом признаков: установить полный контроль над территорией, границами, иметь собственную валюту, признанную в мире, вооруженные силы, способные отстоять независимость, представительство в международных организациях и т. д. Вот Каталония провозгласила независимость, и что? Так же и Литва в марте 1990 года. Заявление о восстановлении независимости не было подкреплено реальной ситуацией в республике.

Владислав ШВЕД (слева) / Фото: specnaz.ruВладислав ШВЕД (слева) / Фото: specnaz.ru

Помимо этого, необходимо, чтобы провозглашение независимости соответствовало правовым нормам. Для того чтобы можно было принять решение о восстановлении независимости, за него по советским законам должно было высказаться не менее 2/3 избирателей Литвы. Если не принимать во внимание законы СССР, то следует исходить хотя бы из демократических норм, общепризнанных в мире. Они требуют, чтобы для принятия обоснованного решения о судьбе государства было не менее 50% общего числа избирателей плюс один голос. 

В Литве из 130 депутатов Верховного Совета (ВС), избранных на 11 марта 1990 года, 123 депутата проголосовали за Акт независимости, голосов против не было, шесть польских депутатов воздержались, один бюллетень был признан недействительным. Отмечу, что за этих 123 депутатов голоса отдали лишь 37,9% всех избирателей Литвы.

То есть депутаты, которых избрало немногим больше трети избирателей Литвы, пришли в Верховный Совет и заявили: «А теперь мы проголосуем за независимость». По всем канонам провозглашение независимости 11 марта 1990 года было нелегитимным.

Но тогда на это никто не обратил внимания. Мировое сообщество больше волновала ультимативная форма провозглашения Верховным Советом Литвы независимости республики. К этому добавилась ультимативная форма диалога нового литовского руководства с Москвой: садимся за стол переговоров только в случае, если вы признаете нас независимыми. Это насторожило Запад. Ведь СССР был мировой державой и с ним надо было считаться.

— Почему Литва так стремилась к независимости, ведь она была своеобразной витриной советского социализма для Запада и там весьма неплохо жилось?

— Напомню, что в Литве после войны было второе по масштабам сопротивление советской власти в 1944–1953 годах. Первым было бандеровское сопротивление на Украине. В Литве в антисоветском партизанском сопротивлении участвовало около 30 тысяч человек, что немало для такой маленькой страны. 

Сопротивление возникло по причине того, что в 1940 году, когда Литва вошла в состав Союза, советизация в Литве насаждалась довольно жестко, без учета специфики этой страны. Весной 1941 года дошло до перебоев с продуктами и товарами первой необходимости. Это вызвало недовольство значительной части населения. Поэтому в 1944 году немало людей ушло в леса. Партизанское движение к 1953 году в основном было разгромлено, но в Москве Литва считалась проблемной республикой, поэтому к ней отношение было особое.

Литовцы — народ трудолюбивый, поэтому они выжали максимум из социализма. Тем более что республикой с 1944‑го по 1973 год управлял мудрый руководитель Антанас Снечкус. Он сумел отстоять интересы Литвы при Сталине, при Хрущеве и при Брежневе. В магазинах республики всегда были мясо, молоко, яйца, сосиски, колбасы, немало импортных товаров.
Антанас Снечкус (середина) / Фото: 15min.ltАнтанас Снечкус (середина) / Фото: 15min.lt

Моя мать родом из Воронежской области. Там земля — 1,5 метра чернозема. Весной палку в землю воткни, а осенью собирай урожай, если не засуха. А в магазинах там я не видел ни молока, ни мяса, ни масла. Это явилось одной из причин того, что даже на бытовом уровне в России народ считал: зажрались прибалты.

Когда в 1990 году я попал в ЦК КПСС, то понял, что эти настроения царили и среди части сотрудников аппарата ЦК. Они считали, что на Прибалтику слишком много тратится и ее надо «убрать с шеи России». В целом это было верно. Россия многое отрывала от себя и отдавала в Прибалтику по номинальной стоимости. Горбачев об этих настроениях хорошо знал. На конфиденциальной встрече с Рейганом в Рейкьявике в 1986 году он дал согласие отпустить Прибалтику из Советского Союза.

— В чём, по-Вашему, были истоки акции 13 января?

— Горбачев думал, что выход Прибалтики из Союза пройдет спокойно и протестующих не будет. Но не тут-то было. Когда разделили Компартию Литвы, оказалось, что большинство русскоязычного населения, вспоминая, как литовские националисты расправлялись в 1941 году с евреями и русскими, не очень-то желало независимости.

Напомню. В первые месяцы войны нацистские айнзатцгруппы (военизированные «эскадроны смерти» нацистской Германии — прим. RuBaltic.Ru) с помощью немалого числа литовских националистов уничтожили до 94% всех евреев Литвы. Причем тогда в Литве уничтожались и русские, прежде всего староверы. Они ни к советской власти, ни к социализму не имели никакого отношения.

Русскоязычное население Литвы особенно пугало то, что с 1989 года «саюдисты» cтали прославлять убийц евреев (žydšaudžiai) как героев и борцов за независимость. Да и не все литовцы стремились к неизвестной независимости. Для того чтобы не быть голословным, сошлюсь на литовского полковника Йонаса Гячаса, бывшего в январе 1991 года начальником обороны здания ВС Литвы.

В интервью порталу Delfi.lt он сообщил: «Хорошо если полмиллиона взялись в Литве за руки (т. е. твердо поддерживали независимость в январе 1991 года — прим. В. Шведа), но около полутора миллионов элементарно выжидали, что будет. И еще полтора миллиона были если не категорически против, то весьма против». Такова была реальная оценка ситуации в Литве даже спустя девять с половиной месяцев после объявления независимости.

Многих в Литве пугала некомпетентная социально-экономическая политика нового руководства республики. Жить простому человеку с каждым месяцем становилось труднее. Помимо этого, большинство прорвавшихся к власти в марте 1990 года стали стремительно обогащаться. Сам Ландсбергис, как только стал председателем «Саюдиса», поменял квартиру, получил импортную мебель, машину, хотя люди тогда годами стояли в очереди за этими благами. Это вызывало возмущение.

Витаутас Ландсбергис / Фото: specnaz.ruВитаутас Ландсбергис / Фото: specnaz.ru

В результате 31 июля 1990 года интеллектуальное ядро «Саюдиса» (двадцать наиболее известных общественно-политических деятелей) опубликовало в газете «Республика» обращение к литовскому народу. В нём было заявлено, что символами обретенной свободы в Литве стали «корыто власти, денежные мешки, охота на ведьм и врагов, черный стяг хозяйственной и политической суматохи». В обращении был объявлен вотум недоверия Ландсбергису и его ВС и было предложено вместо ВС «избрать Сейм возрождения». Для Ландсбергиса и его окружения это был похоронный звон.

В октябре 1990 года был создан Форум будущего Литвы (ФБЛ), ставший общественно-политической альтернативой «Саюдису» Ландсбергиса. Далее недовольство политикой «ландсбергистов» пошло по нарастающей.

К январю 1991 года стало ясно, что недовольство политикой Верховного Совета Литвы приобрело в республике массовый характер. Вопрос о досрочных выборах в новый Сейм Литвы стал на повестку дня. Власть уплывала из рук Ландсбергиса и его окружения.

В этой ситуации «ландсбергисты» пришли к выводу, что вернуть утраченные позиции возможно, лишь если вынудить Москву пойти на силовую акцию, результатом которой будут кровавые жертвы.

Факт существования такого преступного замысла подтвердил в январе 2014 года Алоизас Сакалас, бывший активный «саюдист» и член Президиума ВС Литвы в 1990–1992 годах. В своем интервью порталу Delfi.lt он заявил: «Разве кто-то из нас мог подумать, что Господь будет изрекать губами своего верного слуги Александра Абишалы в 1990 году на заседании Президиума. Он сказал, что Независимости не получим, пока не будет пролита кровь. Эти пророческие слова стали явью после 13 января 1991 года».

— Почему «саюдисты» не желали мирного решения вопроса?

— А каким образом Ландсбергис и его команда могли вернуть утраченный авторитет в республике? Управлять республикой они не умели. Кстати, напомню, что ВС Литвы Ландсбергиса, вследствие провала своей социально-экономической политики, самораспустился 11 октября 1992 года, то есть почти на 2 года раньше установленного срока. Поэтому Ландсбергис и его окружение стали разыгрывать карту жесткого противостояния с Москвой в вопросах защиты независимости. На этих позициях они в республике выглядели героями.

Надо признать, что Михаил Горбачев тайно поддерживал Ландсбергиса. Один пример. В апреле 1990 года в интервью английской газете Daily Mail Витаутас Ландсбергис заявил: «Горбачев сам позволил сложиться нашей ситуации. Он в течение двух лет наблюдал за ростом нашего движения за независимость. Он мог бы остановить его в любой момент... Но он его не остановил».
Михаил Горбачев / Фото: euromag.ruМихаил Горбачев / Фото: euromag.ru

На Политбюро все поддерживали Михаила Сергеевича в его стремлении «разделаться» с Литвой. В декабре 1990 года Горбачев дал странный приказ министру обороны СССР Дмитрию Язову: провести набор призывников в армию на территории Литвы. Итак, сложнейшая ситуация в республике, а Язов получает такой приказ. Он посылает в Литву новые военные силы — десантников. Естественно, это вызвало новое недовольство в республике.

Верховный Совет Литвы в ответ начал пропаганду о том, что русские хотят захватить и уничтожить Литву.

Кстати, призывники зачастую скрывались в психиатрических лечебницах или где-то в обычных больницах. Туда приходили воинские подразделения и их забирали. Это преподносилось как «страшные вещи» режима.

Особо отмечу, что Ландсбергису и Горбачеву надо было любым способом нанести сокрушительный удар по противникам независимости Литвы как в Вильнюсе, так и в Москве. Поэтому и была задумана изначально провальная, предательская силовая акция в Вильнюсе. Напомню, что утром 13 января 1991 года в здании ЦК Компартии Литвы / КПСС меня у кабинета встретила съемочная группа ТВ СССР с известным телеоператором Романом Карменом. Он спросил, что я думаю по поводу событий около телебашни. Я ответил, что «военная акция посадила Ландсбергиса на белого коня и теперь вопрос выхода Литвы из СССР — это вопрос времени».

Известно, что силовая акция СССР в Литве с «гарантированным» кровопролитием была давней мечтой главы ВС Литвы Ландсбергиса и его окружения. Она им была нужна для сохранения власти, которую они утрачивали. Это понимали все здравомыслящие люди в Литве.

— В литовских и российских СМИ велась серьезная антисоветская пропаганда?

— Постоянно в статьях и на ТВ шла изощренная ложь. Так, в сентябре 1990 года Артурас Паулаускас, генеральный прокурор Литвы, по центральному телевидению СССР заявил, что в Каунасе советские офицеры с солдатами ворвались в квартиру к женщине, схватили ее мужа и в палисаднике, на виду у детей, расстреляли. Потом выяснилось, что литовский парень дезертировал из советской армии. 

Артурас Паулаускас / Фото: 15min.lАртурас Паулаускас / Фото: 15min.lt

Он добрался до Каунаса, там нашел вдовушку с двумя детьми. Он неделю ее ублажал, а потом выяснил, где у нее было отложено десять тысяч рублей — это цена двух «жигулей» (при средней зарплате в 150 рублей). Обворовал доверчивую вдову и скрылся. Она заявила в милицию. Там выяснилось, что парень дезертир. Соответственно, дали команду военным искать его. Дезертира поймали и везли в госпиталь на обследование, но он выпрыгнул из машины. 

Сопровождающий конвоир выстрелил в воздух, предупредив, что будет стрелять, а второй выстрел оказался смертельным. Но вообразите, как это было представлено! Я, член ЦК КПСС, требовал, чтобы ЦТВ СССР дало опровержение этой информации, но этого так и не сделали.

— Что стало исходной точкой событий 13 января?

— Ситуация накалилась, когда Ландсбергис дал премьер-министру Казимире Прунскене умышленное согласие на повышение цен на продукты в несколько раз. Напротив Верховного Совета был магазин «Таллин», люди оттуда вышли и начали возмущаться повышением цен, устроили небольшой митинг. Недовольство пошло по Вильнюсу как пожар. Утром 8 января группа «Саюдиса» с завода топливной аппаратуры начала митинг против повышения цен.

Самое интересное, что во время суда на вопрос, кто начал этот митинг, бывший руководитель Департамента госбезопасности Литвы Мечис Лауринкус заявил, что это государственная тайна. Одно время зачинщиками митинга у здания ВС Литвы называли «Единство» — интернациональную организацию, объединившую людей разных национальностей, проживавших в Литве.

Какая это государственная тайна, если тогда все газеты писали о том, что первой в ВС Литвы стала протестовать группа «Саюдиса» с завода топливной аппаратуры, а затем вокруг нее образовалась толпа.
Фото: tass.ruФото: tass.ru

— А что это давало Ландсбергису и его команде?

— Сегодня на суде по делу о событиях 13 января они представляют искаженные факты и говорят, что все беспорядки в Литве в январе 1991 года организовали коммунисты, которые даже пытались захватить власть. Правда, почему-то они не стали штурмовать Верховный Совет, а ограничились телебашней и зданиями Комитета по радио и телевидению.

Сегодня уже предельно ясно, что кровавую акцию у телебашни организовал Ландсбергис и его окружение. Повторюсь, им надо было сохранить власть. Ведь к январю 1991 года рейтинг Прунскене был на голову выше, чем у Ландсбергиса. К этому времени она объездила многие европейские страны, ее везде принимали и даже дали прозвище «Янтарная Леди».

А кто такой Ландсбергис? Малоизвестный музыковед, ставший по рекомендации КГБ Литовской ССР лидером «Саюдиса», преподаватель марксистско-ленинской эстетики в консерватории и информатор КГБ. Известно, что его отец, архитектор Витаутас Жямкальнис-Ландсбергис, с 1927 года был агентом НКВД и КГБ, работал за границей по заданию СССР. Это документально подтвержденные факты.

Естественно, Ландсбергис не мог смириться с тем, что он был инициатором провозглашения независимости, а Прунскене набирает политические очки. В начале января 1991 года, по данным общественного опроса, проведенного Институтом философии, социологии и права Академии наук Литвы, 46% населения республики были разочарованы деятельностью Верховного Совета. Положительно ее оценивал лишь 31%. Рейтинг тогдашнего премьер-министра Казимиры Прунскене составил 49%, рейтинг Витаутаса Ландсбергиса — 34%.

Словом, Ландсбергису надо было любым путем заработать политические очки и убрать с арены Прунскене. Что и было сделано в ходе январских событий.

Часть 2. Правда о событиях 13 января отправит власти Литвы под суд
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
thumb_up close more_vert launch menu chevron_left chevron_right keyboard_arrow_up search eye share comments comments-list facebook vk odnoklassniki twitter google feed