Культура Культура

Польза или вред: каким будет результат работы Российско-литовской комиссии историков?

Источник изображения: noticieros.televisa.com/
0  

В Москве 17 апреля прошло заседание Совместной российско-литовской комиссии историков. Актуальная задача работы в таком формате — издание сборника документов «Литва — Советская Россия 1917–1920 гг.». Но возможно ли в настоящее время взаимодействие российских и литовских историков на принципах открытости и взаимодоверия и не повторит ли эта комиссия российско-латвийский опыт, когда Латвия, получив интересующие ее документы из российских архивов, в одностороннем порядке прекратила сотрудничество?

В состав Российско-литовской комиссии историков на паритетных началах входят по десять ученых и архивистов с обеих сторон. Заявленная в пресс-релизе задача нынешней встречи — исследование «проблем, связанных с процессами, проходившими в Европе в связи с распадом Российской империи, и провозглашением Литвой Акта о независимости 16 февраля 1918 года». В целом же результатом работы такого формата должно стать издание третьего совместного сборника ранее не опубликованных документов. В 2013 году свет увидел второй том сборника документов «СССР и Литва в годы Второй мировой войны» (первый том был опубликован в 2006 году — прим. RuBaltic.Ru).

Теперь актуальная рабочая задача Российско-литовской комиссии историков — подготовка сборника документов «Литва — Советская Россия 1917–1920 гг.». Ориентировочное время его выпуска — 2020 год.

Теоретическая польза от работы в формате Совместной комиссии историков — возможность обмениваться копиями архивных документов. А интерес к российским архивам со стороны прибалтийских контрагентов чрезвычайно высок. «Мы имеем общую историю. <…> Литовские историки всегда рады побывать в российских архивах», — задал тон дальнейшего разговора в своем приветственном слове посол Литовской Республики в России Ремигиюс Мотузас. Далее уже каждый участник со стороны Литвы вторил послу, раз за разом артикулируя интерес литовской стороны к российским архивным документам.

Ремигиюс Мотузас / Источник: yandex.ruРемигиюс Мотузас / Источник: yandex.ru

В вопросе доступа к своим архивам Россия предельно открыта — возможно, более открыта, чем следовало бы. Хотите изучать документы, прибалтийские коллеги? Пожалуйста! Милости просим. Недостаточная активность литовских историков в этом направлении имела под собой тривиальную причину — отсутствие денег. «С русскими уже некоторое время назад был подготовлен общий проект относительно издания многотомного сборника документов, но Министерство [образования и науки Литвы] не выделило на это средств», — рассказывал в интервью LRT старший научный сотрудник Института истории Литвы Альгимантас Каспаравичюс. А ведь до Москвы еще надо на что-то купить билет...

Но деньги нашлись. Российские архивные документы ожидают литовцев. «На сегодняшний день готово 253 листа копий [архивных документов], и они вас ждут, — сообщила литовской стороне в ходе заседания Совместной комиссии директор Историко-документального департамента МИД России Надежда Баринова. — Чем больше открыто, чем больше дозволено — тем легче нам [россиянам] самим работать».

«Радостная весть, надеемся забрать в сентябре», — отреагировал на это сообщение научный сотрудник Института истории Литвы Чесловас Лауринавичюс, выразив надежду еще поработать в Архиве внешней политики Российской Федерации.

«У нас есть проблема с доступом наших литовских коллег к архиву ФСБ. Думаю, этот вопрос будет решен», — заверил представителей Литвы сопредседатель Совместной комиссии с российской стороны академик РАН Александр Чубарьян.

Ложку дегтя в это обсуждение внесла научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Ирина Кукушкина. «А мне документы не дают, — сообщила историк. — Они [архивариусы] говорят, что документы будут лежать, пока не приедут коллеги из Литвы и не составят опись».

«Вы знаете, что имеете дело с государственным учреждением, следовательно, и подход должен быть как к государственному учреждению. Обратитесь, и мы урегулируем эти вопросы. Речь идет о работе в рамках Комиссии, а этой работе мы всегда отдавали приоритет», — отреагировала на слова Кукушкиной Надежда Баринова.

Формат совместных комиссий историков стал предметом критики части российского историографического сообщества после не вполне удачного взаимодействия исследователей из России с их латвийскими коллегами. В прошлом деятельность Российско-латвийской комиссии историков была отмечена чередой скандалов и закончилась демаршем Латвии, которая получила интересующие ее документы из российских архивов и в одностороннем порядке прервала работу Комиссии.

«Такой шаг [прекращение работы Комиссии] подается как ответ на события вокруг Украины и мотивируется некими “моральными соображениями” без расшифровки таковых. Однако есть и другая трактовка данного демарша: задействованные в Комиссии латвийские историки не смогли добиться от своего правительства сколь-нибудь значимого финансирования этой затеи, а на голодный желудок энтузиазм довольно быстро иссяк. Оказались завышенными как ожидания от архивных находок в Москве, так и желаемый пропагандистский эффект. Поэтому и воспользовались надуманным украинским поводом для сворачивания работы двусторонней Комиссии», — отмечал руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память» Владимир Симиндей в статье «Инструментарий государственной исторической политики Латвии: воздействие на историческое сообщество».

Владимир Симиндей / Источник: yandex.ruВладимир Симиндей / Источник: yandex.ru

«С российской стороны работа Комиссии воспринимается как умиротворяющая деятельность. Это деятельность нацелена на деполитизацию определенных исторических исследований, которые ведет каждая из стран. В то же время в Латвии история является инструментом политических манипуляций», — давал оценку работе Российско-латвийской комиссии историков Владимир Симиндей в интервью аналитическому порталу RuBaltic.Ru.
Будет ли соблюден принцип паритета, принцип симметричной открытости в совместной работе со стороны литовцев — вопрос открытый.

И ставить этот вопрос заставляет не только опыт российско-латвийских исторических контактов, но и, например, заявление Чесловаса Лауринавичюса в ходе заседания Российско-литовской комиссии: «Хотел бы сказать по поводу техники работы. <…> К нам [в Литву] приезжают в архив и знакомятся со всеми делами, которые мы им даем, которые мы считаем полезными для нашего сборника. И после этого уже делаются копии. А не так априорно мы высылаем вам [в Москву] копии, а вы там решаете. Мне так кажется…»

В озвученной Лауринавичюсом формуле литовская сторона проводит первичную фильтрацию архивных документов для сборника и лишь потом отдает их россиянам. На основании какого принципа может осуществляться такой отбор материала — еще один вопрос к работе Комиссии.

Дополнительной интриги всему вышесказанному добавил посол Литовской Республики в России Ремигиюс Мотузас. Приветствуя участников заседания Российско-литовской комиссии историков, дипломат использовал не очень удачную метафору. Мотузас вспомнил образные слова академика Чубарьяна об «игре с некоторыми странами в шахматы на разных досках», выразив надежду, что эта комиссия «будет играть на одной доске». Вот только шахматы — игра конкурентная, игра на выбывание. И победитель там один.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...