Политика Политика

Референдумы в Курдистане и Каталонии: новый «парад суверенитетов» начался

Источник изображения: https://www.nytimes.com
  1213 0  

В истории человечества уже не раз бывали моменты, когда начинали выходить из состава существующих государств и объявлять о своей независимости провинции. Историки называли такие эпизоды «весной народов», «парадом суверенитетов», но, как бы ни были красивы подобные обозначения, факт заключается в том, что распад старых государств и появление новых — это свидетельство кризиса. А когда обрести независимость хочет множество территорий в разных частях планеты — это значит, что кризис начинает носить системный характер.

Курдистан и Каталония

25 сентября прошел референдум в иракском Курдистане, на котором более 90% проголосовавших поддержали идею независимости. Спустя пять дней, 1 октября, подобный референдум прошел в Каталонии. Может показаться, что эти события никак между собой не связаны и вообще Курдистан и Каталония находятся как бы «в разных мирах». В Ираке идет война, правительство и его союзники противостоят ИГИЛ, суннитская община враждует с шиитской. Ирак после свержения Саддама Хусейна оказался в центре интересов США, Турции, Ирана и фактически утратил независимость. Испания — другое дело: стабильное европейское государство, член ЕС. Да и уровень жизни в Каталонии и Курдистане — это как небо и земля.

И всё же сходства между этими двумя эпизодами современности очень много. В обоих случаях центральные власти Ирака и Испании выступили категорически против плебисцитов.

Так, Федеральный суд Ирака запретил проводить референдум. А Конституционный суд Испании приостановил действие принятого парламентом Каталонии закона о проведении референдума о независимости. Правительство Ирака после референдума отправило войска в район города Киркук, так как данный населенный пункт является спорной территорией: его контролируют курды, а центральное правительство считает, что город должен подчиняться ему. 

Хайдер аль‑АбадиХайдер аль‑Абади

Премьер-министр Ирака Хайдер аль‑Абади заявил, что Багдад не будет вступать в переговоры и вести диалог с курдами об отделении автономного региона по итогам состоявшегося референдума, так как он «неконституционный». Правда, правительство Ирака может только угрожать. Иракский Курдистан и так по факту является независимым государством со своим государственным аппаратом и, главное, боеспособной армией.

Ну а считаются прежде всего с тем, у кого есть собственное войско.

Есть исторический анекдот: кто-то сказал Сталину, что по польскому вопросу нужно учитывать мнение папы римского. На что Иосиф Виссарионович ответил: «Вы так думаете? А не напомните, сколько у него дивизий?»

Жесткие меры

А вот у Каталонии своих вооруженных сил нет, и поэтому у центрального правительства Испании намного больше возможностей давить на регион, чем у иракцев — на курдов.

Мадрид сделал почти всё, чтобы не допустить проведения плебисцита в Каталонии. Так, испанские полицейские уничтожают тиражи бюллетеней для голосования, закрывают сайты сторонников независимости, мэрам каталонских городов, которые готовят проведение референдума, угрожают уголовным преследованием. На территорию Каталонии были введены дополнительные силы полиции и гвардейцев из других провинций Испании. Генпрокурор Испании Хосе Мануэль Маса даже не исключил ареста главы исполнительной власти Каталонии Карлеса Пучдемона.

Карлес ПучдемонКарлес Пучдемон
Непосредственно в день голосования полиция избивала людей резиновыми дубинками. Пострадали сотни каталонцев, в том числе подростки и женщины.

Такая реакция Мадрида понятна: когда в 2014 году Конституционный суд Испании запретил каталонцам проводить референдум о независимости, те пошли на уступки и вместо него провели опрос «о будущем Каталонии», который не имел никакой юридической силы. Видимо, сейчас центральная власть Испании надеялась на нечто подобное. Однако, когда стало ясно, что в этот раз Барселона не «включит задний ход», правительство Испании решило пойти на жесткие меры.

Но не будет ли это иметь обратный эффект?

К примеру, опыт Донбасса показывает: чем сильней правительство из Киева давило на жителей Донецка и Луганска весной 2014 года, тем упорней становилась сопротивление, пока не началась война.

Вообще Каталония и Донбасс во многом похожи: оба — регионы-доноры, жителям которых не нравилось, что центр забирает львиную долю денег. Жители обеих земель культурно и ментально отличаются от жителей других регионов Испании и Украины.

Также нельзя забывать, что у Испании и Каталонии очень сложная история взаимоотношений. Центральное правительство Испании с 1714 года подавляло все попытки Каталонии получить хотя бы некоторую независимость от Мадрида. Не предоставило автономию каталонцам даже правительство республиканской Испании. Во времена диктатуры Франко все сторонники автономии и тем более независимости Каталонии преследовались, а наиболее активных каталонцев расстреливали. Лишь в 1979 году провинция получила статус автономии.

И сегодня еще живы очень многие люди, которые помнят времена генерала Франко, поэтому жесткие меры Мадрида могут быть негативно восприняты даже теми людьми, которые не желают отделяться от Испании.

Опять стоит обратиться к опыту Донбасса: многие из тех, кто не желал разрыва с Украиной, резко поменяли свое мнение после первых же выстрелов артиллерии ВСУ по городам донецкой и луганской земли.

Не приведет ли к таким же последствиям жестокость испанских полицейских и гвардейцев?

Скорее всего, приведет и число сторонников независимости увеличится.

Действия испанских правоохранителей 1 октября, как ничто другое, развенчивают миф о «цивилизованной» Европе. Ведь избиение пожилых женщин и подростков (почти детей) крайне сложно назвать достижением цивилизации.

Конечно, испанское правительство может в ответ на проведенный референдум лишить Каталонию временно автономного статуса: по Конституции право такое у центральной власти есть. Но и это способно породить еще большую «бурю» в каталонских землях. Как учит история, даже неосторожное слово или формулировка может привести к большой войне и к рекам крови.

Любое стремление территории к отделению — это всегда реакция жителей этой земли на несправедливость со стороны центральной власти.

Нестабильная мировая система

Оба референдума — в Курдистане и в Каталонии — вызвали негативную реакцию ряда стран и международных организаций. Так, против плебисцита в Курдистане высказались США, ЕС, Иран, где провели военные учения в качестве предупреждения, и Турция, пригрозившая курдам военным вмешательством. Председатель Европарламента Антонио Таяни высказался с явным неодобрением по поводу референдума в Каталонии. 

Антонио ТаяниАнтонио Таяни

По его мнению, референдум противоречит испанским законам, которые следует уважать. Другие еврочиновники заявляют, что в случае выхода каталонцев из Испании им придется покинуть и ЕС.

Такую реакцию можно понять. И в Европе, и на Ближнем Востоке боятся «эффекта домино». Курды — это большой народ, который не имеет своего государства. Представители этой нации компактно проживают на территории не только Ирака, но и Ирана, Сирии и Турции. В последней живут более 10 миллионов курдов. С 1930‑х годов они ведут борьбу с официальной Анкарой за независимость своего региона.

В свете этого появление независимого Курдистана, пусть и на территории Ирака, является угрозой прежде всего для Турции. Курды, проживающие на ее территории, захотят присоединиться к собственному национальному государству. Этого же боится и Тегеран.

Такие процессы приведут к новым кровавым конфликтам на Ближнем Востоке.

«Цепной реакции» боятся и в Европе. Если каталонцам удастся отделиться от Испании, этого же могут захотеть и баски, и галисийцы. Страна просто развалится на куски. Референдум в Каталонии может также стать стимулом для шотландских националистов провести новое голосование об отделении от Великобритании. Ну а в северной Италии многие жители давно мечтают о своем государстве — Венето.

Немало территорий сегодня хотят получить независимость. Это Курдистан (весь, не только иракская часть), Каталония, Шотландия. Потенциально Баския, Галисия, Венето. Непризнанные республики, такие как Приднестровье, Нагорный Карабах, ДНР, ЛНР, Абхазия, также хотят официально «оформить развод» с государствами, частью которых они ранее были.

Когда столько земель хотят получить независимость, это кризис мировой системы. «Весна народов» стала следствием кризиса феодальной системы, и она заложила основу для создания в будущем независимой Венгрии и Италии. Много стран обрели независимость после Первой мировой войны в силу распада могущественных европейских империй. После Второй мировой войны рухнула колониальная система и на карте мира появилось большое количество новых государств. В 90‑е годы прошлого века по Евразии прокатился «парад суверенитетов», что стало следствием гибели СССР и крушения двухполярного мира. Что-то подобное происходит и сейчас.

В 1991 году рухнула Ялтинская мировая система, которая родилась в биполярном мире, где были две сверхдержавы: США и СССР. После развала Советского Союза возникла однополярная мировая система, «американский мир». Данный мировой порядок предусматривал наличие одного лидера — «жандарма», который будет создавать «правила игры» для всех, будет наказывать ослушников.

В США с этой задачей справиться не смогли. Несмотря на всё их богатство и военную мощь, единолично управлять всем миром Вашингтон не способен. Кроме того, за последние двадцать лет окрепли Пекин и Москва. Их уже не устраивает наличие «мирового жандарма». Даже «Старая Европа» время от времени «показывает зубы».
США судорожно стараются сохранить Pax Americana, что порождает новую нестабильность. В свете такой нестабильности мировой системы «парад суверенитетов» будет продолжаться.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...