Политика Политика

Экс-министр образования: в школах Латвии нужно многоязычие, а не латышский язык

Источник изображения: https://www.firestock.ru
  991 0  

Реформы в системе латвийского школьного образования назрели давно, однако вместо повышения качества преподавания глава Минобрнауки Карлис Шадурскис говорит лишь о необходимости перевода всех средних школ на латышский язык обучения. В чём причина такого решения, возможно ли его выполнение, а также что необходимо современным латвийским школьникам для того, чтобы быть конкурентоспособными, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал экс-министр образования и науки Латвии Роберт КИЛИС:

— Г‑н Килис, Вы, как экс-министр образования, должны хорошо знать, как обстоят дела в этой сфере. Скажите, насколько качественно латвийское образование по сравнению с другими странами Балтийского региона?

— Если сравнивать с Эстонией, то мы отстаем. Эстония по международному тесту PISA, оценивающему компетенции 15‑летних школьников и умение применять знания на практике в трех аспектах: математике, естественных науках и чтении, находится в верхних позициях списка. Также довольно высоко находится Финляндия. В свою очередь, Латвия находится в середине, примерно в одной группе с Литвой, Россией и Швецией. То есть стартовые позиции у Латвии и Эстонии 25 лет назад были примерно одинаковые, но из-за того, что они начали реформы быстрее нас, они явно ушли вперед.

Роберт КилисРоберт Килис

В свою очередь, если отстает среднее образование, то, естественно, будет отставать и высшее. Это тоже заметно. Например, у нас лишь Латвийский университет появляется в серьезных рейтингах. Несколько раз помелькал Рижский технический университет, но сейчас опять «выпал». В свою очередь, Тартуский университет обгоняет и СПбГУ, и Пражский университет, уступая в Восточной Европе лишь МГУ. То есть для получения хорошего образования жителю Латвии не нужно далеко ехать — в нескольких часах езды от Риги, в соседней Эстонии, находится вполне конкурентоспособный вуз.

В этом смысле я считаю, что нам просто необходимо равняться на Эстонию. Мы соседи, выросшие в одной среде и вышедшие из одного постсоветского пространства. И раз они смогли, то я уверен, что и мы тоже сможем.

Для этого нужно желание и политическая воля министра, который, к сожалению, занимается не тем, чем надо.

— Что нужно делать, чтобы улучшить компетенции школьников?

— Для начала нужно прийти к пониманию, что учить можно по-разному. Уже сейчас есть вещи, которым в скором времени не надо будет учить, например формулы уравнений. Ведь в данный момент всё это делают приложения в телефонах, когда вы просто фотографируете уравнение, а программа решает его за вас, полностью показывая весь процесс. Поэтому я считаю, что в эпоху развития искусственного интеллекта знание формул не спасет. Сейчас знание не самое главное, сейчас более важно умение находить информацию. Поэтому, на мой взгляд, в образовании наступает мировоззренческий переворот и тем учителям, которые не будут готовы к этому, придется покинуть школу.

Кроме этого, число школ в Латвии объективно будет снижаться. У страны нет средств для содержания многих провинциальных школ, и я знаю, что уже разработан план снижения числа учеников и сокращения школ.

Вообще я об этом говорил, еще будучи министром, но меня никто не слушал. Все эти годы мы топтались на месте и потеряли время. Поэтому ясно, что сейчас эти процессы будут протекать куда болезненнее, чем если бы за их реализацию Министерство образования взялось бы раньше.

— В чём причина этого «топтания на месте», почему столь важное время оказалось упущено?

— Здесь несколько факторов. Один из них заключается в том, что, когда в 90‑х годах реформировали образование, была сделана долгосрочная ошибка: школы были оставлены в компетенции самоуправлений. В свою очередь, несмотря на то, что содержание школ из-за небольшого количества учеников может быть убыточным, самоуправления всегда будут заинтересованы в их сохранении, так как на них идут и деньги от государства. И в этом смысле самоуправления всегда будут противодействовать попыткам закрытия школ.

Митинг в Риге, 23 октябряМитинг в Риге, 23 октября

Также, на мой взгляд, правительство очень чувствительно относится к профсоюзам учителей. В мое время стачек не было. Попытки были, но мы сразу пригрозили судебными исками за нарушение прав детей. Да, мы говорили довольно жестко, но в то же время было и сотрудничество. В свою очередь, потом Министерство стало мягче. Может, из-за политических соображений, выборов и так далее, ведь учителя — это большая электоральная группа. И всё остановилось.

Да, я понимаю, что если в маленькой волости закрыть школу, то можно сказать, что этой волости наступит конец в плане развития. Однако я также призываю всех понять, что это закрытие школ неизбежно.

Я всегда заявлял, что в Латвии объективно должно быть 4–6 крупных городских агломераций, и вот вокруг них в радиусе 10–20 километров и будет сконцентрировано население.

Конечно, для некоторых такое предложение, возможно, очень радикально, но подобное уже происходит и в других странах, в той же Швеции.

Или представьте, насколько затратно будет ездить на вызов скорой помощи на какой-нибудь отдаленный хутор, особенно зимой, в снег? Так что, мне кажется, решение этой проблемы только одно: жителям отдаленных территорий государство должно помочь переселиться, выделив субсидии. А те, кто не хотят, тогда должны думать, как обеспечить себе образование, медицинскую помощь и другие услуги.

— Интересно, а почему Министерство образования не заявляет о перечисленных Вами проблемах, а у всех на слуху лишь перевод русских школ на латышский язык?

— Если говорить об этой инициативе министра Карлиса Шадурскиса, то она явно преследует политические цели. В 2012 году, когда я занимал пост министра образования, похожую инициативу о переходе всех детских садов на латышский язык продвигало Национальное объединение. Однако я отправил ее на разбирательство экспертам, у которых она не нашла поддержки. И как вы видите, до недавнего времени ничего подобного не выдвигалось.

Карлис ШадурскисКарлис Шадурскис
Цель же Шадурскиса понятна. Скоро опять выборы в Сейм, и на этой теме можно неплохо поднять себе рейтинг. Есть довольно много латышскоговорящих избирателей, считающих, что так и надо: в Латвии все должны учиться исключительно на латышском языке, начиная с детского сада.

Люди думают, что гомогенное общество возможно только при образовании на одном языке. У них сложилось такое мифическое представление, и наш министр потакает этому убеждению.

В то же время любые изменения, связанные с языком обучения, нужно делать очень осторожно, особенно если это касается маленьких детей. Ведь одни ученые считают, что билингвальное обучение не мешает интеллектуальному развитию, тогда как другие придерживаются противоположной точки зрения.

Я считаю, что перевод русских школ на латышский язык не нужен. В Латвии нужно работать с тремя языками и в школах нужно вводить многоязычие, а не ограничиваться только латышским языком.

Также я думаю, что многое в этом вопросе будет зависеть от результатов выборов и от того, кто станет новым министром образования. До парламентских выборов точно ничего не изменится. Конечно, не исключено, что партия «Единство» для поднятия своих рейтингов, может быть, устроит какие-то демарши, заявит, что не будет голосовать за бюджет или что-то такое. Ведь, несмотря на низкий рейтинг, у них еще есть активная фракция. Но всё же в ближайший год каких-то конкретных законопроектов в этой сфере я не жду.

— Вы затронули очень интересную тему о том, что в Латвии необходимо знание трех языков. Как раз на днях Ваш коллега — экс-министр образования Вячеслав Домбровский заявил, что вместо латышского языка школьникам нужно обучение на английском языке. Что Вы думаете о подобной инициативе?

Вячеслав Домбровский

Вячеслав Домбровский

— С одной стороны, этот вариант логичен, так как английский язык не является родным ни для русскоязычных, ни для латышскоговорящих школьников.

Но опять же, как я уже говорил, билингвальное обучение в младших классах может принести школьникам больше вреда, чем пользы, поэтому к такой идее надо подходить очень осторожно.

Если же мы говорим о средней школе, то я тоже не считаю разумным переводить всё образование на английский. Мне кажется, что это не улучшит качество образования и здесь более подходит другой вариант — развитие многоязычия. У моей дочери, которой всего девять лет и которая ходит в третий класс, некоторые предметы, например социальные знания, регулярно примерно 15 минут преподаются на английском языке. И не только учитель говорит на английском, но и дети стараются также разговаривать на этом языке.

Моя старшая дочь училась во французском лицее. Там подобное было с французским языком. Так что я думаю, что что-то такое можно было бы организовать и в других наших школах. Тогда дети будут хорошо знать языки, будут изучать их без давления.

Также если школьники хотят писать научную работу на английском языке, а не на латышском, то почему нет. Хоть на французском, хоть на немецком или испанском, если есть желание. Да, для этого нужны учителя, которые будут знать эти языки, но я считаю, что учителей нужно готовить к этому. Мир идет вперед, и мы не должны отставать.

— Тогда каким должно быть латвийское школьное образование в будущем? Что должны уметь нынешние ученики?

— Естественно, в учебе должно быть больше мобильности — больше интерактивности и меньше занятий за партой. Вообще я считаю, что образование должно выйти из кабинетов, из школьных стен, из этой «коробки». У учеников должно быть больше самостоятельной работы, а также работы в группах и на разных языках. А после окончания школы ребята должны не просто помнить зазубренные ими на уроках факты или формулы, а знать, как они могут применить свои знания, которые помогут им в дальнейшей жизни.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up