Политика Политика

Польша выстояла под натиском Брюсселя?

Источник изображения: newsweek.pl
0  

Почти год среди членов Евросоюза Польша живёт в уникальном статусе страны, находящейся под проверкой на предмет нарушения принципа верховенства права. Соответствующая процедура была запущена Еврокомиссией 13 января. Придумали её два года назад «под Венгрию», но обкатать впервые решили на Польше. Благо решительные консерваторы из «Права и справедливости» (ПиС) напринимали целый букет законов, от которых волосы дыбом встают не только у Брюсселя и польской оппозиции, но и у собственного омбудсмена. До всех вещей у европейской бюрократии банально руки не доходят, поэтому в Еврокомиссии решили для начала сконцентрироваться на актах о Конституционном суде. Дальнейшие события показали, что формально активировать процедуру «контроля» Варшавы было легко, но что делать дальше? Брюссель, похоже, сам не знает.

Плохие слова

Пик словесных баталий между сторонами пришёлся на декабрь-январь, когда звучали обвинения партии Ярослава Качиньского в «ползучем перевороте» и «путинизации». С тех пор накал страстей заметно поутих. 

Вице-председатель Еврокомиссии Франс ТиммермансВице-председатель Еврокомиссии Франс Тиммерманс

Евросоюз испугался, что поляки повернутся к нему спиной. Вице-председатель Еврокомиссии Франс Тиммерманс стал тщательно подбирать каждое слово. Чтобы в ПиС сильно не обижались (в Варшаве многие отмечали, что находят критику именно оскорбительной), в брюссельских коридорах пришлось провести разъяснительную работу с особо ярыми борцами за демократию, такими как еврокомиссар Гюнтер Эттингер и глава Европарламента Мартин Шульц. Нельзя говорить «контроль», «проверка». Только диалог! 

Внезапно стало понятно, что и без Польши в Европе полно проблем – мигранты, которых меньше на становится, а общего решения до сих пор не найдено; евроассоциация с Украиной, зависшая в воздухе из-за голландского референдума; нежданный Brexit и прочие евроскептики; Трамп, наконец.

При этом процесс инспекции польских законов продолжал идти своим чередом, тихо и малозаметно. Консерваторы поначалу пыталась переубеждать Еврокомиссию, затем решили отделаться малой кровью – для проформы внесли косметические изменения в закон о Конституционном суде – и на этом объявили свою миссию завершённой. Больше никаких уступок! Завершив очередной аудит, Еврокомиссия 27 июля опять диагностировала «системную угрозу принципу верховенства права» в Польше, после чего «прописала» 22-страничный пакет рекомендаций по исправлению ситуации. На исправление дали три месяца. Польша протянула время и ровно через три месяца через МИД сухо сообщила, что считает рекомендации «беспочвенными», поэтому выполнять их не собирается. 

Ранее Венецианская комиссия Совета Европы оценила польскую реформу Конституционного суда как несоответствующую европейским стандартам – как её оригинальную, так и «исправленную» версии. В ПиС мнение Комиссии с легкостью отвергли; Качиньский назвал его «юридическим абсурдом». 

Параллельно Европарламент три раза проводил дебаты по «польскому вопросу», приняв две очень критических резолюции. Каждый раз энтузиазма нападать на ПиС было меньше, чем в предыдущий. Зато находилось время для символических реверансов в сторону поляков. 

Так, в крупнейшей фракции Европарламента – Европейской народной партии – решили вопреки традиции не давать слова её главе — немцу Манфреду Веберу, чтобы у поляков не возникло неприятных исторических ассоциаций. Четвёртые дебаты (теперь назначены на 14 декабря) перенесли на сутки после того, как в ПиС начали возмущаться, неспроста ли Европа собиралась наброситься на Польшу в 35-ю годовщину ввода коммунистами военного положения? Лишь угроза полного запрета абортов в Польше на краткое время смогла всполошить европейское общественное мнение и выбить из евродепутатов сильные эмоции, но как только Сейм отказался поддерживать соответствующий законопроект, всё вернулось на круги своя.

Глава фракции Европарламента от партии «Христианско-социальный союз»Глава фракции Европарламента от партии «Христианско-социальный союз»

В Еврокомиссии к тому времени пришли к выводу, что на фоне прецедента Brexit себе дороже будет резко ссориться с крупной 38-миллионной страной со значимой экономикой, чьё население, если верить опросам, любит Евросоюз больше всех. В качестве компенсации за своё бессилие Тиммерманс 7 декабря опубликовал «воззвание к полякам» в газете Rzeczpospolita. Обратившись к польским гражданам напрямую, главный «инспектор» вновь кратко поведал, как он «глубоко озабочен» положением дел вокруг Конституционного суда, напомнил о том, как важно слушать мнение Брюсселя, соблюдать принципы ЕС, и призвал польские власти разобраться с ситуацией. Это беззубое, лишённое всякой конкретики письмо можно назвать главным итогом годовых попыток со стороны ЕС призвать Польшу к порядку. На большее нынешний состав Еврокомиссии пока не способен. Ответ от ПиС пришёл быстро: евродепутаты Рышард Легутко и Томаш Поремба в той же газете снова разобрали «озабоченность» Тиммерманса по косточкам, посетовав на «позорные пробелы» в знании еврочиновником как польского законодательства, так и фактологии. 

Они артикулировали позицию своей партии – Брюссель не имеет права вмешиваться в польскую политику по этому поводу.

Что дальше?

Из логики самой процедуры следует, что в дальше только один путь – мониторинг выполнения рекомендаций (учитывая настрой ПиС, имеет ли он вообще смысл?), затем – санкции. Чаще всего под санкциями понимают гипотетическое лишение Польши права голоса в европейских институциях. В нынешних реалиях представить подобное развитие событий крайне сложно хотя бы потому, что блокировать любые санкции будет Венгрия – венгерский лидер и личный друг Качиньского Виктор Орбан прямо заявлял об этом. Не говоря уже о непозволительных политических и имиджевых потерях для Евросоюза в случай сурового наказания мятежных польских консерваторов. В этом плане, скороспело запустив против Польши не до конца продуманную и ни разу не апробированную ранее процедуру, Еврокомиссия оказалась связанной по рукам. 

Патовая ситуация: и наказывать-то толком нельзя, и останавливаться будет неправильно, ведь на кону европейские ценности. Шаг назад только «воодушевит» Качиньского и Орбана, отмечает портал Politico Europe.

Ярослав Качиньский и Виктор Орбан
Ярослав Качиньский и Виктор Орбан

Как же быть? Варианты подсказывают сами поляки. Марек Грела, профессор Университета Вистула, полагает, что бремя давления на Польшу с Еврокомиссией должны разделить отдельные страны ЕС – например, Франция, Италия, Нидерланды. С ним соглашается Александр Смолар, президент Фонда Стефана Батория – министры иностранных дел должны каждый месяц приезжать в Польшу и возмущаться. Германии советуют наоборот сбавить обороты, «по историческим причинам». Экономист Збигнев Кузьмюк на это резонно возражает, что едва ли европейские партнёры дружно побросают дела и кинуться поучать Польшу. У них и так дел по горло. В 2017 году Франция выбирает президента, Германия – канцлера, Нидерланды – парламент. В Италии провальный референдум завершился отставкой премьера. 

Другой потенциальный метод воздействия – наказание деньгами. Польша – крупный реципиент средств из еврофондов. Профессор Грела предлагает Брюсселю исходить из того, что при отсутствии независимой судебной власти нет гарантии нормального освоения евроденег, поэтому Еврокомиссия может пригрозить Польше лишением финансирования. Этот способ может быть действенным. Социальные программы ПиС чрезвычайно затратные. Приостановка сбора нового налога с супермаркетов волею Еврокомиссии уже пробила огромную брешь в польском бюджете (его пришлось срочно перевёрстывать; Варшава собирается судиться). Но здесь опять возникает вопрос серьёзных политических рисков, так как подобный метод может сильно подорвать образ Брюсселя в глазах простых поляков, в то время как популярность ПиС только возрастёт. ЕС рискует подтвердить образ бездушных бюрократов, которым нет дела для благосостояния рядовых граждан. 

Чтобы избежать подобного, предлагается вариант «лайт» – не полностью обрубить Польше канал финансирования, а просто пустить его в обход Варшавы, сразу в руки регионов и муниципалитетов.

Третий способ – всем миром активнее помогать польской оппозиции, как в своё время помогали «Солидарности» бороться с коммунистами в 80-е годы. Акции протеста, то вспыхивающие, то затухающие в польских городах на протяжении всего 2016 года, закончились ничем. Противникам режима не удалось создать даже небольшую символическую видимость каждодневного протеста вроде маленького палаточного городка. Успехом можно считать разве что октябрьский «чёрный» митинг польских женщин, выходящих против запрета абортов. Но поскольку законопроект тогда исходил вовсе не от ПиС, а от непартийных гражданских активистов, Сейм мог себе позволить относительно легко его выбросить. 

Митинг против запрета абортов в центре Варшавы. 3 октября, 2016 годМитинг против запрета абортов в центре Варшавы. 3 октября, 2016 год

Предупреждения «Гражданской платформы» о ситуациях, «подобных майдану», и угрозы её нового лидера Гжегожа Схетыны вывести на улицы под 500 тысяч человек не материализовались. С поддержкой извне на самом деле плохо, если верить гражданскому активисту Матеушу Кийовскому, основателю Комитета защиты демократии, ставшего стержнем наиболее массовых протестов. В недавней беседе с Politico Кийовский рассказывал о печальном опыте поездок в Брюссель за помощью. Принял его неугомонный Мартин Шульц, автор подзабытого мема «путинизация по-польски». 

Остальные времени на «современного Леха Валенсу» не нашли. Что весьма ожидаемо, ведь панических статей про погибель польской демократии в европейских изданиях выходит на порядок меньше, чем в начале года.

В сегодняшних условиях перспектива как-либо больно наказать Польшу кажется туманной. Поэтому пока «Право и справедливость» и лично Ярослав Качиньский могут праздновать победу. До католического Рождества почти уже выстояли. 


Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...