Политика Политика

«Профессор в Литве зарабатывает меньше, чем кассир магазина»

Источник изображения: sputniknews.lt
  1158 0  

Литовский Сейм 12 декабря принял бюджет на 2018 год. Как отметил министр финансов Литвы Вилюс Шапока, это «первый недефицитный бюджет после восстановления независимости страны». В то же время расходные статьи бюджета вызвали множество споров. В том числе объем финансирования науки и образования. Накануне голосования по бюджету Вильнюсский университет провел протестную акцию под названием «Похороны высшего образования». Преподаватели, студенты и исследователи пытались обратить внимание властей на недостаток средств. Об акции протеста и проблемах в сфере высшего образования Литвы аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал заведующий кафедрой русской филологии Вильнюсского университета Павел ЛАВРИНЕЦ:

— Г‑н Лавринец, в Вильнюсе в понедельник 11 декабря, накануне голосования за бюджет 2018 года, прошла акция протеста «Похороны высшего образования». Вы участвовали в мероприятии? Какая атмосфера там царила?

— Да, я участвовал в акции. Окна и ворота трех факультетов Вильнюсского университета (ВУ), философского, исторического и филологического, которые находятся в центре города рядом с Президентским дворцом, были задрапированы черными траурными лентами. У ворот стояли плакаты с изображением черного страшного креста и надписями: «Покойся с миром, высшее образование». Во дворе философского факультета собрались ученые, преподаватели университета, а также коллеги из научных институтов. Пришли представители администрации университета, включая ректора ВУ Артураса Жукаускаса. Видел по крайней мере одного члена Сейма — Мантаса Адоменаса («СО-ХДЛ»).

Как в Вильнюсе «хоронили» высшее образование / Репортаж: Литовское Время. Первый Балтийский канал

Организаторы акции протеста сказали короткие речи о недостаточном финансировании высшего образования в Литве, о чрезвычайно низких зарплатах преподавателей. Затем четыре «плакальщика» отпели высшее образование и предложили сказать несколько хороших слов о «покойнике». 

Мантас Адоменас сказал, что, может быть, еще рано хоронить высшее образование и как раз голосование за бюджет 2018 года, может быть, покажет, что хоть немного положение улучшится и высшее образование будет скорее живо, чем мертво. После этого все благополучно разошлись и приступили к своей работе. Хотя кажется, что самое время уже было бы перейти к более ярким формам протеста в виде, может быть, забастовок.

— Может быть, к более жестким методам протеста преподаватели прибегнут уже после окончательного утверждения бюджета? Или в целом люди еще готовы терпеть сложившуюся ситуацию?

— Надо смотреть, чем закончится это голосование за бюджет. Понимаете, цифры в проекте бюджета без детализации мало о чём говорят. Например, несколько увеличено финансирование Вильнюсского университета в последнем варианте бюджета сравнительно с его первым вариантом, но трудно сказать, какая доля этих сумм уйдет на зарплаты преподавателей и ученых. Это самая болезненная тема, потому что в эти расходы закладывается сумма за отопление, свет, за содержание инфраструктуры, администрации и т. д. Здесь надо понимать, что 10 лет зарплата преподавателей не менялась. Это при очевидном росте цен и зарплат в стране в целом.

По статистике, за это время зарплаты в Литве выросли на 40%, а у ученых и преподавателей какие были, такие, в сущности, и остались. Это чудовищные цифры: молодой ученый, начинающий работать в университете, может рассчитывать на зарплату в 500 евро. При таких зарплатах редкий банк рискнет дать серьезный кредит, например на жилье, научному работнику. Перспективы тоже не особенно радужные: спустя какое-то время ученому «светит» получать зарплату доцента — около 600 евро.

В средствах массовой информации уже обсуждалось, что в магазинах торговых сетей и в торговых центрах у не самых квалифицированных работников зарплаты не ниже, а то и выше, чем у доцентов и профессоров университета. Складывается парадоксальная ситуация. Допустим, торговые центры — это частный бизнес и владелец платит своим работникам, исходя из возможностей. Но в бюджетной сфере всё тоже забавно. По факту в школах и библиотеках зарплаты выше, чем в университетах. Иначе говоря, библиотекарь или учитель тоже получает маленькую зарплату, но она по крайней мере выше, чем у профессора университета, который снабдил их необходимыми знаниями.

Вильнюсский университет / Фото: sputniknews.ltВильнюсский университет / Фото: sputniknews.lt

— Как Вы думаете, в чём еще заключаются проблемы высшего образования в сегодняшней Литве?

— Вероятно, самая тяжелая проблема, накопившаяся из-за нерешительности, неэффективного управления, демагогии и популизма, — это слишком большое количество высших учебных заведений.

Тот, кто более или менее знаком с ситуацией, должен понимать, что рождаемость снижается, миграция растет, студентов в университеты приходит всё меньше с каждым годом, а число самих университетов не убывает.

Это приводит к тому, что слабые университеты со слабыми и неконкурентоспособными программами продолжают существовать. Получается, что на средства бюджета практически содержатся стены и администрация. Финансируется не сама наука, а видимость и инфраструктура, в которой нет никакого содержания.

В программе правительства совершенно разумные вещи написаны: наука и просвещение названы среди пяти главных приоритетов страны. Ключевые документы в парламенте и правительстве очень правильно фиксируют, что глубокие, фундаментальные исследования, образование — это фундамент благополучия и безопасности страны, в том числе материального благополучия. Без этого невозможно себе представить развитие страны. Все это понимают, но не заметно, чтобы делались решительные шаги в этом направлении.

Реформа сети высших учебных заведений началась с обсуждения, с заявки о возможных перспективах, но тут же потонула в трясине нерешительности и борьбе интересов.

Понятно, что политикам очень трудно не уступить давлению лоббистов, давлению своих земляков, которые убеждают, что не может, скажем, северо-западная Литва остаться без университета и надо сохранить Шяуляйский или Клайпедский университет. Притом что на самом деле надо еще проверить и хорошенько подумать, стоит ли сохранять их только для того, чтобы не обидеть жителей этого региона.

— Средний показатель по ЕС — пять университетов на миллион человек. В Литве проживает менее трех миллионов человек. При этом в стране насчитывается 45 университетов. Многовато...

— Конечно, из этого количества стоит вычесть несколько частных вузов, но даже если брать только государственные, то это действительно слишком много. Различные проекты слияния, объединения университетов и тому подобного пока стоят замороженными. Меня, например, удивили страницы из проекта бюджета, где Вильнюсскому университету — что отрадно для меня, как для преподавателя ВУ, — финансирование было повышено. Но при этом сохраняется или даже растет финансирование других университетов. Это означает, что в каком-то виде им будет продлеваться жизнь на «искусственном дыхании».

Вильнюсский университет провел протестную акцию под названием «Похороны высшего образования» / Фото: sputniknewslv.comВильнюсский университет провел протестную акцию под названием «Похороны высшего образования» / Фото: sputniknewslv.com

— Почему так происходит, ведь в том числе из-за распыления средств на неконкурентоспособные университеты не хватает денег на должное финансирование исследований, научной и преподавательской деятельности?

— Трудно назвать причины, они копились годами. Довольно забавная картинка выходит, если сравнивать зарплаты в Вильнюсском университете с зарплатами в контролирующих и управляющих органах, таких как Министерство образования и науки, Агентство по науке и инновациям, Совет Литвы по науке, Центр анализа и мониторинга науки и высшего образования. Зарплаты у этих менеджеров и чиновников, контролирующих образование и науку, в полтора-два раза выше, чем у тех, кто эти образование и науку делает. У чиновников всё в порядке.

Хотя мне кажется, что общее согласие относительно того, что финансирование науки и образования неэффективно в том смысле, что средства небольшие и расходуются неумно, есть. Все с этим согласны, но нет уверенности, что кто-то знает, как эти расходы сделать эффективнее.

За исключением очевидного способа, который приятен всем администраторам, но очень болезнен и поэтому с трудом осуществляется. Способ предполагает слабых преподавателей, слабых ученых оставить «за бортом» и финансировать в два раза больше тех, кто более конкурентоспособен, показывает хорошие результаты. Здесь встает вопрос: что делать с теми, кто «за бортом»? Это действительно тяжелая ситуация для преподавателей слабых университетов, которым грозит слияние, объединение с другими вузами, сокращение. Куда этих людей деть, это же сотни преподавателей?

— Насколько литовские вузы сегодня привлекательны для иностранных студентов и преподавателей?

— Для иностранных преподавателей вряд ли здесь привлекательно. В соседних странах ситуация лучше. Для нас примером может быть даже не Польша, а, например, Эстония с похожим прошлым и стартовой ситуацией. Сегодня там зарплаты профессоров выше в полтора-два раза, чем в Литве.

Сложно представить, чтобы кто-то сюда приехал и здесь работал за ту зарплату, которую могут предложить. Наоборот, ученые из Литвы эмигрируют не только в традиционные для литовской эмиграции страны (США, Германию), но уже стали эмигрировать и в соседнюю Эстонию, несмотря на языковой барьер.

Там больше шансов выйти на международный уровень конкуренции за рабочие места и нагрузка при этом меньше.

Для студентов, может быть, некоторые области здесь привлекательны. Не могу сказать обо всех университетах, но по крайней мере количество иностранных студентов в Вильнюсском университете, которые приезжают на полный курс бакалавриата или магистратуры или на семестр-два по программам обмена, постепенно увеличивается. Судя по всему, некоторые программы достаточно конкурентоспособны, но это еще особенности менеджмента и продвижения этих программ на международный рынок. Студенты должны знать, что у нас есть такие предметы.

Что касается оттока умов, помимо самих ученых, в высшую школу в Литве не приходят самые талантливые выпускники школ. Потому что границы открыты и без особых сложностей они могут поступать в университеты с более качественным образованием, чем в Литве; учиться там в более комфортных условиях и зачастую бесплатно. Часто это университеты Великобритании, Германии или соседней Польши.

«Что касается оттока умов, помимо самих ученых, в высшую школу в Литве не приходят самые талантливые выпускники школ» / Фото: ich.tsu.ru«Что касается оттока умов, помимо самих ученых, в высшую школу в Литве не приходят самые талантливые выпускники школ» / Фото: ich.tsu.ru

— Насколько соответствуют получаемые студентами в вузах знания и умения потребностям экономики и рынка труда? Легко ли выпускникам потом найти работу по специальности?

— Мне кажется, что здесь всё может складываться по-разному. Очень многое зависит от самого выпускника. На самом деле, если выпускник будет искать вакансии, то он будет искать их достаточно долго. Другое дело, что я надеюсь, что Вильнюсский университет оканчивают в основном амбициозные и активные люди, которые не ищут рабочих мест, а создают их сами.

— Какой прогноз Вы могли бы дать относительно высшего образования в Литве?

— Мне хотелось бы надеяться, что произойдут взаимосвязанные в своей сущности вещи: с одной стороны, настолько сильна необходимость в оптимизации сети высших учебных заведений, что она, несмотря на болезненность процесса, всё-таки произойдет. Мы станем свидетелями того, что некоторые университеты объединятся или исчезнут их названия. Они вольются в другие структуры. Соответственно, сократится администрация и дополнительные расходы на нее.

С другой стороны, доля внутреннего валового продукта, которую Литва расходует на науку и образование, повысится. Потому что сейчас мы занимаем одно из последних мест среди стран Евросоюза по этому показателю. Из 28 стран мы находимся на 24‑м месте — обгоняем только Румынию, Латвию, Мальту и Кипр. Этот показатель меньше процента сейчас. Надеюсь, что доля ВВП дорастет хотя бы до двух процентов ВВП, как это в среднем по Европейскому союзу. Среди прочего такое повышение финансирования позволит повысить зарплаты преподавателям.

Ученый или преподаватель не может эффективно работать за низкую зарплату. Он вынужден искать какие-то дополнительные заработки и не может всецело отдаться своему делу. В итоге результат такой: научные исследования не очень глубокие, качество преподавания не очень высокое.

Если дать преподавателю зарплату выше, то со временем и престижность этой области деятельности повысится. О низком престиже преподавательской деятельности сегодня уже говорят вслух. Наука и высшая школа не самое привлекательное направление для молодых людей.

В понедельник на акции «Похороны высшего образования» поминалась бедная фигура профессора, который зарабатывает меньше, чем его студенты, и боится кому-нибудь об этом сказать.
Тогда наука и высшая школа из декларативного приоритета властей страны действительно станут одним из приоритетных направлений.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
thumb_up close more_vert launch menu chevron_left chevron_right keyboard_arrow_up search eye share comments comments-list facebook vk odnoklassniki twitter google feed