Политика Политика

«Россия отрабатывает вопросы обороны, НАТО — вопросы войны»

Источник изображения: LiveJournal
  1271 0  

В начале июля на полях саммита G‑20 произошла первая встреча Владимира Путина и Дональда Трампа. Американского президента по-прежнему продолжают обвинять в пророссийских симпатиях, несмотря на провокационную политику НАТО в отношении России. О встрече двух лидеров на саммите «двадцатки», российско-американских отношениях и действиях Североатлантического альянса в Балтийском регионе аналитический портал RuBaltic.Ru поговорил с военным экспертом, главным редактором журнала «Национальная оборона» Игорем КОРОТЧЕНКО:

— Г-н Коротченко, как Вы оцениваете итоги первой встречи Трампа и Путина?

— Эта встреча была чрезвычайно важна для того, чтобы Россия и США начали прямой политический диалог на высшем уровне. Известно, что сегодня отношения между Москвой и Вашингтоном находятся не на очень хорошей стадии. Встреча Путина и Трампа была возможностью для двух лидеров напрямую общаться, общаться доверительно по целому ряду вопросов, представляющих взаимный интерес. Свидетельством этому является то, что вместо тридцати минут, которые первоначально были запланированы по протоколу, встреча продолжалась 2 часа 15 минут.

Рукопожатие перед началом встречи президентов США и РоссииРукопожатие перед началом встречи президентов США и России

Разумеется, на встрече обсуждался широкий круг международных проблем. Помимо отношений Россия — США, обсуждались урегулирование ситуации в Сирии, ситуация вокруг ракетно-ядерной программы Северной Кореи, обстановка на востоке Украины. В широком международном контексте затрагивались и другие вопросы.

В целом эта встреча дала основания рассчитывать на то, что, несмотря на нынешнюю неблагоприятную ситуацию в отношениях между Россией и США, есть шанс их развивать и снять существующие осложнения. Несмотря на противоборство антироссийских сил в Вашингтоне, есть шанс, что динамика этих отношений перейдет в позитивную фазу.

В более широком аспекте, Путин активно участвовал и в заседании «двадцатки». На полях саммита проводилась встреча российского президента не только с господином Трампом, но и с рядом других зарубежных лидеров.

Всё это показывает, что голос России сегодня слышен, весом и без нее невозможно решение ключевых международных проблем.

— По мнению западных экспертов и многих западных журналистов, для Трампа встреча была не слишком удачной. Они даже упрекнули Трампа в том, что он отказался от доминирующей позиции и разговаривал с Путиным на равных. Действительно ли Трамп признал в Путине равного себе руководителя государства? Можно ли это сравнить с тем, как общался с Путиным Барак Обама, — несколько свысока?

— Никто с Россией не общается свысока. Речь идет об элементарной политической культуре. В рамках встреч российского президента с американскими лидерами всегда отношения ровные, уважительные и корректные.

Никто, извините, нам объятия не распахивает, никто на Западе нас не любит.

Речь идет о том, что Россия — самодостаточная страна, в которой мы сами определяем повестку дня и сами определяем, с кем нам удобно поддерживать диалог, а с кем нет.

Поэтому встреча Трампа и Путина — это встреча двух лидеров великих ядерных государств. Нравится это кому-то или не нравится, Трамп ведет себя с Путиным как с равным себе, потому что Россия является равной США и по военному весу, и по вкладу в международные дела. Знаете, Обама общался точно так же: уважительно и корректно. Я не понимаю сравнений.

— То есть различий между подходом Обамы и Трампа нет?

— Еще раз говорю: мы — великая страна. Поэтому, если какие-то шавки лают где-то в эфирах, это не означает, что американский лидер должен разговаривать с российским лидером свысока. Иначе его просто выставили бы за дверь. А здесь в любом случае речь идет о диалоге между двумя равными по силе, мощи и влиянию государствами.

Барак ОбамаБарак Обама

— В прошлом месяце прошли масштабные учения НАТО. Также НАТО выпустил достаточно провокационный ролик о «лесных братьях» (националистические группы, действовавшие в 1940–1950‑е годы на территории балтийских республик СССР и выступавшие против советской власти — прим. RuBaltic.Ru), рассказывая о том, что Латвии, Литве и Эстонии, возможно, предстоит в ближайшем будущем вести войну с неким противником. Мы, конечно, все понимаем, кого они имеют в виду. В этой сфере видна двойственная политика США по отношению к России. В дальнейшем нас ждет похолодание или потепление отношений с Вашингтоном?

— Отношения между Россией и НАТО — это отношения холодной войны.

Я думаю, здесь никаких иллюзий нет. Дополнительные информационные уколы — это отражение политики США и НАТО в отношении России.

Что касается героизации нацистов и пособников фашистов, эта тенденция активно развивается в странах Балтии с начала 90‑х годов. А после того, как Прибалтийские страны обрели независимость, это стало их государственной политикой. К сожалению, НАТО демонстрирует худшие образцы оголтелой пропаганды, выпуская подобные ролики. Я думаю, нам надо относиться к этому спокойно.

А вот наше отношение к учениям, которые НАТО проводит на территории стран Балтии, не может быть спокойным. Фактически на территории Литвы, Латвии и Эстонии сегодня создается плацдарм для возможной агрессии против России или для устрашения нашей страны.

В Литве, Латвии и Эстонии созданы аэродромы, на которых базируется, пусть и на временной основе, тактическая авиация НАТО, способная нести и ядерное оружие. Мы не можем это игнорировать.

Началось размещение передовых сил Альянса. Пока это отдельные батальоны, но важно понимать, что это начало процесса. В будущем мы увидим в Прибалтике полноценные военные базы и, очевидно, уже дивизии НАТО. Мы увидим, я не могу этого исключать, склады с тактическим ядерным оружием, которое может быть использовано в том числе при возможной войне НАТО с Российской Федерацией. Центры и пункты боевого управления, склады с вооружением — всё это сегодня создается.

Если проанализировать учения, то можно сказать, что в их ходе отрабатывалась оккупация Калининградской области, уничтожение сил Балтийского флота, нанесение тактических ядерных ударов по целям на северо-западе Российской Федерации, — вот что отрабатывает НАТО в ходе учений. Хотя в СМИ под них пишется какая-то легенда, которая прикрывает истинный смысл и намерения государств НАТО.

Поэтому у нас задача очень простая. Мы приступаем к усилению нашей группировки на Северо-Западном направлении. Потому что в ответ на появление новых сил, средств, новой авиации НАТО мы тоже должны усиливать свой потенциал. Поэтому Калининградская область, безусловно, будет укреплена, укреплена ее противовоздушная оборона за счет развертывания зенитно-ракетной системы С‑400. Это уже произошло. Будет наращиваться радиолокационное поле для контроля того, что происходит вблизи наших границ. 

Оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер» будут обеспечивать безопасность нашей страны после того, как в Польше будут развернуты позиции американской ПРО. И другие силы военного реагирования будут достаточными, чтобы угроза не переросла в фактор, который будет нас беспокоить уже очень серьезно.

«Искандеры» в Калининграде«Искандеры» в Калининграде

— То есть Вы считаете, что учения — это попытка эскалации конфликта? Кто в этом больше заинтересован: Администрация Президента США или бывшие республики Советского Союза, страны Балтии?

— Какие бывшие республики? Прибалтийские республики не имеют политической воли, они не более чем плацдарм.

Русофобский фон присутствует, но мы понимаем, что решения принимаются в Брюсселе и Вашингтоне.

Например, появление американских тактических бомбардировщиков B‑52 над Балтийским морем. Разумеется, никакие страны Балтии не могут принимать таких решений. Эти решения принимаются в Пентагоне.

В целом нас рассматривают как вероятного противника. Из этого надо исходить. По мере того как мы будем укреплять свои позиции на международной арене и отстаивать свои интересы, отношение к нам будет меняться.

К сожалению, природа государств такова, что война — это последняя фаза разрешения противоречий. А противоречия между Россией и НАТО сегодня возрастают.

Нам пытаются отвести роль некой политической резервации, за пределы которой мы не должны высовываться. Россия — это великая страна, и она не может с этим согласиться.

Разумеется, мы не заинтересованы в военном противостоянии с Западом. Нам этого не надо. Хочу напомнить, что год назад мы предложили на заседании Совета Россия — НАТО, чтобы самолеты Воздушно-космических сил России и ВВС НАТО включали транспондеры при выполнении полетов над Балтийским морем. Никакой реакции со стороны НАТО на наше предложение нет. Прошел уже год.

Тем не менее продолжаются завывания, что мы кому-то угрожаем; выпускаются пропагандистские ролики о том, что, например, Латвия станет объектом ядерных ударов после конфликта России и НАТО; проводятся провокационные учения, репетирующие начало войны. Россия, со своей стороны, отрабатывает операции сугубо оборонительного характера. Мы заинтересованы в сотрудничестве, в инвестициях. Для России важны спокойствие и безопасность. Но, к сожалению, мы видим, что на наших границах бряцают оружием. И всё это напоминает печальные 50‑е, 60‑е, 70‑е, 80‑е годы, когда НАТО и Варшавский договор рассматривали друг друга через прицел.

Сегодняшняя Россия никому не угрожает. Если соотнести силы НАТО и Вооруженные силы Российской Федерации, то НАТО имеет более чем четырехкратное превосходство.

В таких условиях Россия не может планировать боевые действия. Мы только отрабатываем вопросы обороны. А НАТО, к сожалению, отрабатывает вопросы войны и создает пропагандистский информационный фон, изображая нас агрессорами. Хотя это НАТО лезет к нашим границам, а отнюдь не мы пытаемся их чем-то запугать.

— Сейчас идет очень много разговоров на тему того, что будет далее с Украиной и ее интеграцией в североатлантические структуры. Насколько вероятно то, что НАТО будет далее расширять свои границы за счет постсоветского пространства?

— Все решения о том, что бывшие советские республики должны стать членами НАТО, уже приняты и доктринально оформлены. Это политика США и НАТО, поэтому ожидать здесь надо только самых плохих сценариев. Ничего уже не изменится.

— Одной из главных тем на переговорах Трампа и Путина был вопрос о Донецкой и Луганской народных республиках, о конфликте на востоке Украины.

— В ходе встречи Трампа с Путиным этот вопрос был на пятом или шестом месте. Там решались абсолютно другие вопросы. Говорили о том, что необходимо создать рабочую группу и соответствующую линию связи, по которой Россия и США могли бы обмениваться информацией.

Война на востоке Украины — это внутренний вооруженный конфликт, гражданская война. Поэтому Россия в ней никаким образом не задействована.

А все усилия киевской пропаганды нас в этом обвинить преследуют цель отвлечь население Украины от собственных проблем, с которыми сегодня не справляется киевский режим, и привлечь поддержку Европы.

— В ходе беседы Трампа и Путина также поднималась тема военного конфликта в Сирии. Можем ли мы ожидать новых соглашений, договоренностей по Сирии? Есть ли надежда на ближайшее разрешение этого вопроса?

— Россия уже сделала больше, чем все другие страны, включая США. Мы создали зоны деэскалации. Было бы неплохо, если бы США подключились к реализации этого соглашения с точки зрения влияния на сирийских полевых командиров, которые могут находиться под контролем США, что поддержало бы режим безопасности и прекращения огня.

По большому счету мы всю работу в Сирии сделали. Теперь США должны сделать свою часть работы.

Прекратить экспорт террористов из Ирака, то есть перекрыть пути их выхода оттуда на территорию Сирии. И оказать влияние на подконтрольные силы сирийской оппозиции для того, чтобы те прекратили боевые действия в зонах деэскалации и подключились к мирному процессу. Повторюсь, все решения уже приняты. США должны их только поддержать.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up