Политика Политика

Местные выборы в Эстонии: русские не верят ни во что и «голосуют ногами»

Источник изображения: ru.sputnik-news.ee
  1754 0  

Политическая неделя в Эстонии началась с оглашения результатов местных выборов. В большинстве самоуправлений победила Центристская партия. Местные выборы — 2017 ознаменовались относительно низкой явкой и увеличением количества избирателей, отдавших свои голоса посредством электронного голосования. Более того, на этих выборах минимальный возраст избирателей был снижен до 16 лет. Почему нельзя доверять результатам электронного голосования, зачем был снижен возрастной ценз и каким обещает быть будущий созыв парламента, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал юрист, председатель Русской писательской организации Эстонии, издатель, член Объединенной левой партии Эстонии Владимир ИЛЛЯШЕВИЧ:

— Г‑н Илляшевич, как оценивает свой результат на прошедших местных выборах Объединенная левая партия?

— Дело в том, что Объединенная левая партия находится на стадии полной реновации, обновления, так что эти выборы были пробой. То, что в таких условиях прошел всего один депутат, — это уже успех. Отмечу, что условия политической борьбы были неравноправными, поскольку парламентские партии получают огромные дотации от государства.

Владимир ИлляшевичВладимир Илляшевич

Еще один аспект: наша партия полностью замалчивалась в СМИ. Даже в нарушение принятых правовых норм. В частности, когда шли дебаты по публичному телевидению, каналы попросту отказывались нас приглашать. Это говорит о том, что нас боялись и боятся. В связи с этим можно сказать, что если результаты у нас не самые успешные по данным выборам, то это всего лишь вещь этапная. Сейчас проанализируем наши действия и выстроим перспективные планы на будущее.

— Избирательные урны, где хранились заполненные избирателями бюллетени, плохо запломбированы, учет пломб не ведется, а крышки урн приподнимаются — такие выводы сделали члены избирательного союза «Союз Сависаара — Деловой Таллин» при пересчете голосов в столичной мэрии. Есть ли подобные нарекания к подсчету голосов у Объединенной левой партии?

— Действительно, такие нарушения фиксировались. Я лично на участках такого не видел, но я видел видеозаписи, где было видно, что избирательные урны плохо подготовлены.

В свое время Сависаар высказал очень интересную мысль: «Если бы не было электронных выборов, то Центристская партия Эстонии имела бы значительно больший успех».

Под электронным голосованием имеется в виду предварительное голосование по электронной связи. 

Видимо, сейчас, когда партия «центристов» пришла к власти без поддержки сторонников Сависаара и со своим премьер-министром Юри Ратасом, она решила не отменять электронные выборы. Дело в том, что эту систему предлагали очень многим странам ипоследние, тщательно проанализировав ее, отказались от использования, назвав «дырявой». Она имеет столько погрешностей, что гарантировать справедливый результат невозможно. Поэтому если 27% населения проголосовали по интернету, то этим результатам я совершенно не верю.

Эдгар СависаарЭдгар Сависаар

Таким образом, неравенство в условиях работы, финансирования и сомнительность электронного голосования с точки зрения надёжности не позволяют говорить о демократичности выборов.

— Здесь интересен тот факт, что в электронном голосовании победила партия «реформистов»...

— Да, но надо понимать, что у партии «реформистов» вообще многие общественно значимые каналы схвачены. Скажем, эстонское телевидение. Там ведь везде распиханы свои люди. Конечно, из-за долгого пребывания Центристской партии в оппозиции изменить положение было трудно, это же кадровые изменения. Но я не об этом. Дело в том, что все партии Эстонии, кроме Объединенной левой партии Эстонии, являются либеральными. И та же Центристская партия является партией-побратимом для Партии реформ, поскольку они обе входят в «Либеральный Интернационал» со штаб-квартирой в Лондоне. 

Таким образом, в Эстонии нет нелиберальных партий. Пожалуй, мы — единственная, социально ориентированная. Наши очень ограниченные возможности и полное отсутствие финансирования сказались на результатах выборов. Я думаю, что к ближайшим парламентским выборам мы подготовимся лучше.

Очень важно, что Объединенная левая партия Эстонии реформируется. Главным образом за счёт прихода молодых сил. Я имею в виду относительно молодых людей 25–40 лет. И это очень значимо, потому что такое обновление партии обещает хорошие перспективы, на которые мы надеемся.

— Возвращаясь к результатам «реформистов»… У них был скандал с агитационным плакатом, где было написано: «Партия реформ — преобладающий выбор эстонцев. Считается каждый голос! Если хочешь, чтобы твой голос не пропал попусту, приходи и голосуй за Партию реформ! Выбери дружелюбно настроенную по отношению к Эстонии команду и перемены в Таллине! Иноязычный избиратель предпочитает Центристскую партию». Откровенная нетолерантность к неэстонцам, которую, выходит, поддержала достаточно большая часть избирателей: «реформисты» получили на 9 мест больше, чем в 2013 году. Как-то не вяжется либерализм с национализмом, не находите?

— Либеральные партии не являются националистическими. Они демонстрируют совершенно определённое направление неприятия — русофобию. Русофобия стала в Эстонии нормой поведения политиков, и отнюдь не только для «реформистов». Те же «центристы» ничего не делают для русских. Но у них другая риторика, более мягкая и демократичная.

Я могу официально заявить, не боясь слов и терминов, так как я юрист по образованию, правовед, что в настоящее время правление в Эстонии почти идентично режиму апартеида. И это не эпитет, а характеристика ситуации. В данном случае — антирусского апартеида. Апартеид зиждется на сегрегации общества. У нас общество тоже с самого начала сегрегировано: русские или русскоязычные живут отдельно, а эстонцы живут своей общиной. 

Более того, в гражданско-правовой сфере, в своё время, было лишено гражданства 40% населения. Русского и русскоговорящего. Сейчас проблема безгражданства продолжает существовать. В социально-экономической сфере уровень жизни русских и русскоговорящих составляет 75% от уровня жизни этнических эстонцев. В госаппарате фактически нет русских чиновников. Всем известна т.н. «языковая проблема» и проблема финансирования русской культуры, проблема закрытия русских школ.

Таким образом, на основании языкового принципа у нас бытует сегрегация (в формулировках международных организаций оговаривается три принципа сегрегации: расовый, национальный и/или языковой). В Эстонии по всем сферам общественного бытия созданы преимущества для эстонского населения по сравнению с русским, русскоговорящим населением.
Сейчас проблема безгражданства продолжает существовать

«Сейчас проблема безгражданства продолжает существовать»

Так что я отнюдь не бросаюсь словами, когда говорю, что в Эстонии функционирует режим антирусского апартеида. Его поддерживают все эстонские партии в той или иной мере. «Реформисты» делают это публично, «центристы» это делают, маскируясь.

Некоторые лидеры «центристов» неоднократно публично заявляли, что их партия нужна для того, чтобы русские не создавали своей партии. И говорилось это с налётом пренебрежения.

— Привнесла ли прошедшая избирательная гонка что-то новое в эстонскую политическую жизнь? Были ли у этих выборов какие-то особенности?

— Можно отметить низкую явку. На этих выборах проголосовало около 50% жителей страны. Конечно, не самый печальный результат, но наблюдается некая тенденция: люди «голосуют ногами». Большая часть русских не пошла голосовать. Таким образом, в Таллине выступающая против русофобии, за национальную гармонизацию отношений, за социально ориентированное общество Объединенная левая партия Эстонии не получила должного результата, а все эстонские партии получили. Спрашивается, где русские голоса? Ведь половина населения Таллина — это русскоговорящие. Значит, большинство просто не пошло голосовать. В очень большом «спальном» районе Таллина – преимущественно, русскоязычном Ласнамяэ процент участия снизился примерно на 20%.

— Почему так произошло?

— Не верят ни во что, вот и «голосуют ногами».

— Может быть, отчасти нарастающий абсентеизм (уклонение от участия в выборах — прим. RuBaltic.Ru) в обществе явился причиной разрешения голосовать на муниципальных выборах лицам, достигшим 16 лет?

— Как Вы понимаете, разрешение голосовать с 16 лет — нонсенс вообще. Жениться, значит, можно с 18 или занимать государственный пост, а голосовать — с 16?! Что-то здесь не сходится. Это манипуляция. К тому же то, каким образом потом почти 30% голосов получили по Интернету, — тоже тайна, покрытая мраком. В связи со всем этим появляются вопросы.

Разрешать голосовать людям в 16 лет, которые еще социально незрелы, ещё учатся в школе, не социализированы, не самостоятельны?! Тем не менее на это пошли, чтобы получить голоса. Сказать шестнадцатилетнему подростку: «Иди голосуй, мы тут все — хозяева жизни», — перспективно с точки зрения логики правящих партий. Очевидно, что подростку легче внушить какие-то выгодные для себя идеи, чем зрелому человеку. Конечно, зрелость не всегда наступает с определенным количеством прожитых лет, но, в правовом смысле, гражданская зрелость наступает в 18 лет.

— Победа Центристской партии на местных выборах не стала сюрпризом, и пока они сохраняют абсолютное большинство в горсобрании (40 из 79 мест), однако по сравнению с 2013 годом «центристы» потеряли шесть кресел. О чём говорят эти результаты?

— Да, Вы правильно заметили, что в итоге плюсы за счет электронного голосования получила Партия реформ Эстонии. Плюсы получили другие правые партии и социал-демократы. Дело в том, что все эстонские партии — это партии либерального толка и идеологические различия между ними очень небольшие. Скорее различия лишь в командах. Как говорится, поют в унисон, но разные хоры.

В такой маленькой стране, как Эстония, главный вопрос - доступ к ресурсам и к электронным СМИ. Электронные СМИ являются основными, потому что газет сейчас никто не читает. Стало быть, те, кто контролирует эти каналы — скажем, такие крупные порталы, как Delfi и т. д., — тот и выигрывает. Сейчас их контролируют «реформисты», правые либералы и радикал-либералы (националистами их назвать у меня язык не поворачивается, поскольку они все выступают, на поверку, против национальных интересов эстонского народа).

Национальные интересы эстонского народа всегда выражаются и в демографических результатах, и в социальном обеспечении старшего поколения. В Эстонии все 26 постсоветских лет наблюдается отрицательный прирост населения, в отличие от советского периода в СССР, а средняя пенсия здесь составляет 350 евро, тогда как в соседней Финляндии — 1300 евро. За 26 лет независимости мы достигли такой плачевной ситуации. Понятно, что никакие не русские, не «советские оккупанты», не коммунисты не виноваты в таких результатах. Это следствие антинациональной политики радикал-либеральных партий, которые до сих пор находятся у власти.

То, как меняются рейтинги этих партий, зависит от личностей, персоналий. В своё время Сависаар вызывал большое доверие у русского избирателя. Сейчас для него всё изменилось: люди увидели его немощным, почти семидесятилетним, дряхлым человеком в коляске. Его можно любить, уважать, его может быть жалко, но голосовать за него такого не имеет смысла, потому, что он уже не способен к эффективной работе. Дело здесь не в коляске, конечно, потому что бывают и молодые люди, прикованные по тем или иным причинам к инвалидному креслу, что не мешает им быть активными, трудоспособными и вполне продуктивными... В данном случае сыграл роль просто фактор личности, не больше и не меньше.

Я думаю, что Центристская партия обнаружит свое антирусское лицо. Это несмотря на то, что в свое время Сависаару создавали образ «прорусского и пророссийского» политика. Надо признать, что этот имидж — чепуха, обман и манипуляции, но довольно удачные.

«Центристы» всегда говорили, что они не были во власти, в правительстве, поэтому ничего не могли сделать. На самом деле могли, потому что местные власти имеют право законодательной инициативы. Они могли выступить с инициативой по поводу сохранения русских школ и довести дело до Европейского суда, с инициативой по поводу пересмотра государственного бюджета за счёт военных расходов в пользу муниципалитетов. Эстония ведь содержит иностранные базы и чужих военных, которые не подчиняются нашей юрисдикции, а значит, Эстония оккупирована. 

Юри РатасЮри Ратас

Сейчас Юри Ратас — премьер-министр от «центристов» — четко заявил, как и Сависаар говорил в своё время, что они всегда были за НАТО, всегда придерживались той внешней политики, которую мы называем антирусской, антироссийской. Тут всё ясно, поэтому я думаю, что русский избиратель скоро начнет разочаровываться в Центристской партии и Объединенная левая партия начнёт расти на этом избирательном потенциале.

— Местные выборы являются репетицией выборов парламентских. Каким Вы видите будущий состав Рийгикогу?

— Часто используют такие сравнения, что местные выборы — это репетиция парламентских выборов. В общем это характерно для стран с не очень развитой политической системой, можно сказать даже для отсталых в этой сфере стран. Потому что в по-настоящему демократической стране властные полномочия должны быть максимально сосредоточены в местных самоуправлениях. 

Хороший пример — Швейцария. Там ясно, кому принадлежат финансы, формируемые за счёт налогов, тот определяет политический курс и экономику страны, т.е., фактически, кантонам. В странах, где слабая, даже неразвитая, с политической и демократической точки зрения, система, как в Эстонии, можно сказать, что местные выборы — «предтеча» парламентских выборов, своеобразный «разогрев» перед ними.

Если говорить о прогнозах, я думаю, что будет и на парламентских выборах выиграют те же правящие партии, по причинам о которых я уже говорил. 

Если только русскоязычные избиратели, конечно, в ограниченном уже количестве (так как неграждане не могут голосовать на парламентских выборах), не отдадут голоса за Объединенную левую партию Эстонии. Боюсь, что этого не произойдет, потому что сработает эффект инерции. Русский человек, как мы знаем, долго запрягает, но быстро едет. Но вот пока «долго запряжёт», надо ждать, а парламентские выборы на носу. Может сработать привычка, и люди опять проголосуют за Центристскую партию Эстонии. Чтобы понять суть процессов, необходимо время.

Дело ещё и в том, что часто «центристская» власть в Нарве и Таллине использовала свои полномочия для «кормления» определенного круга лиц. Эти люди прекрасно понимают, что права русских нарушаются, тем не менее из-за страха потерять какую-то маленькую работу, зарплату лихорадочно цепляются за тех, кто находится при власти. Так, что страх потерь тоже играет свою роль.

В Эстонии протестный электорат сейчас маленький. Надо иметь в виду, что Прибалтику за 26 лет покинуло 25% населения — люди трудоспособного возраста, умеющие и желающие трудиться.

Поэтому протестное население тут ещё осталось, но оно не очень активно. В общем, та печальная картина, которую мы наблюдаем в Прибалтике, — это ещё и проблемы электората. Кто-то придерживается старой привычки при голосовании, молодежь ещё мало, что соображает в политических процессах (имеются в виду 16–20‑летние), а многие 30–40‑летние уехали в другие страны и живут там.

В последние несколько лет из Эстонии в поисках лучшей жизни в Финляндию, Швецию уехали 60-100 тысяч человек... и возвращаться они не собираются. По данным Eurostat, к 2040 году половина населения Эстонии может исчезнуть, а это уже поставит вопрос экзистенциальном уровне, то есть на уровне существования нации. Вот к чему привела деятельность партий т.н. либеральной идеологии в прибалтийских республиках за 26 лет. 

Такое плачевное положение дел касается не только Эстонии, но и всех прибалтийских государств. Наша партия считает, что государство должно нести ответственность за благосостояние общества, восстановить потенциал местной промышленности, создавать рабочие места, гармонизировать  межнациональные отношения и положить конец русофобии, придерживаться нейтралитета и добрососедства в международных делах. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up