Политика Политика

Заговоры и шпионы нужны властям Литвы, чтобы спасти миф о советской агрессии

Источник изображения: www.kp.ru
 

Скандал с «антигосударственным заговором» в Литве обрастает новыми подробностями. Его фигурантами стали гражданин России Валерий Иванов и оппозиционный политик Альгирдас Палецкис. Позже выяснилось, что в списке «заговорщиков» может оказаться и сын первого премьер-министра независимой Литвы Казимиры Прунскене. Последние новости аналитический портал RuBaltic.Ru обсудил с журналистом «Комсомольской правды», автором книги «Кто кого предал. Как убивали Советский Союз и что стало с теми, кто попытался его спасти» Галиной САПОЖНИКОВОЙ.

— Галина Михайловна, история с задержанием Валерия Иванова получила широкую огласку в средствах массовой информации. Вероятно, благодаря этому его быстро выпустили на свободу. Теперь правоохранительные органы Литвы призадумаются, стоит ли вплетать Иванова в недавно обнаруженную «шпионскую сеть»?

— Конечно, история кое-чему учит спецслужбы стран Балтии, но они усваивают уроки не с первого раза. Буквально три недели назад в такой же ситуации оказался латвийский журналист Юрий Алексеев.

Начался страшный гвалт, потому что он блестящий профессионал и известная личность. Его коллеги в Латвии, где русская община несравнимо более мощная, чем в Литве или Эстонии, подняли волну негодования плоть до пикетов в Европарламенте и у латвийского консульства в Варшаве.

То есть в этой ситуации вытащить человека из застенков однозначно помог шум, как и в случае с латвийским правозащитником Владимиром Линдерманом.

Литва давно была ничем не пугана, переходила границы и слишком многое себе позволяла.

Я не могу сказать, что конкретно моя или десять других публикаций вытащили Валерия Иванова из тюремного изолятора, но мы совершенно точно сдвинули глыбу. И злобный отклик [министра иностранных дел Литвы Линаса] Линкявичюса на заявление Москвы по этому поводу, в сущности, выражал бессилие.

Валерий Иванов / Фото: Vesti.RUВалерий Иванов / Фото: Vesti.RU

Нужно также не забывать, что Валерий Иванов — человек очень опытный. Давайте напомним читателям: в первый раз его посадили на три года якобы за подстрекательство к госперевороту. Это вопиющая правовая коллизия, потому что о государственном перевороте речи тогда быть не могло — Литва официально находилась в составе Советского Союза и кормилась из кремлевского бюджета.

Иванова арестовали на улице, буквально вырвав из его рук пятилетнего ребенка, и дали тюремный срок. Второй приговор тоже был «мутный», но никто не поднимал шума. Тогда, в 1996 году, России никакого дела не было до Прибалтики. Когда Валерий Васильевич вышел из тюрьмы, он написал книгу «Литовская тюрьма», где содержались выдержки из его дневников, очень важные свидетельства и протоколы.

За обнародование этой книги ему дали еще один год тюрьмы. Можно сказать, что к Иванову применялись пытки, потому что держали его в камере размером с гроб, которую называют «стакан» — в ней можно только стоять.

Насколько я знаю, на этот раз он сказал своим арестантам: «Мне 71 год, у меня куча болезней. Я, конечно, не прочь умереть в тюрьме, но зачем вам-то это нужно?»

Думаю, это тоже сыграло роль в его освобождении. Кроме того, к делу сразу подключилось российское посольство. В первый же день к Иванову был направлен адвокат, который передал необходимые лекарства. Во время обысков к нему приезжал консул, которого, правда, не пустили в квартиру.

Дипломаты все время держали руку на пульсе и старались повлиять на ситуацию. Поэтому неудивительно, что после освобождения Иванов первым делом пешком пошел в российское посольство (оно находится неподалеку от того места, где его держали под стражей).

Я связалась с ним, когда он уже был дома. Валерий Васильевич с большим энтузиазмом рассказывал, что в посольстве ему оказали теплый прием, накормили, наконец.

Словом, все вместе мы чего-то стоим, если реагируем быстро и эффективно.

— Когда Иванова еще не отпустили, пользователи в социальных сетях язвительно передавали привет российскому посольству. Видимо, намекали на то, что Россия в подобных ситуациях действует чересчур дипломатично. Разве в случае с Ивановым посольство действовало не так, как обычно?

Во-первых, большую роль сыграла личность [посла России в Литве Александра] Удальцова. Это непростой дипломат яркий, храбрый и хорошо знающий, что такое Прибалтика.

Во-вторых, работники российских диппредставительств в странах Евросоюза (особенно в странах Балтии) за последние несколько лет серьезно поднаторели во всех этих делах, пройдя через многие неприятные ситуации, и научились говорить твердое «нет».

— Вы упомянули, что Иванову когда-то успешно «пришили» антигосударственную деятельность. То есть он якобы участвовал в подготовке переворота, отсидел за это, а потом на 72-м году жизни снова взялся за старое. Такую картину рисуют литовские правоохранители?

По-моему, мы имеем дело с примитивизмом заезженных и уже когда-то использованных схем.

Когда я писала книгу «Кто кого предал», я с глубокой иронией описывала ту теорию госпереворота, которую придумали литовские следователи. Литве нужен был миф, который «лепили» довольно неуклюже.

Сейчас у меня стойкое ощущение, что тамошние спецслужбы, не сумев придумать ничего нового, просто-напросто полистали методичку 1991 года, нашли отработанную схему и снова взяли ее на вооружение.

Посмотрите, что они сделали. Нашли лидера «заговора», политика Альгирдаса Палецкиса, который уже тоже однажды получил срок за отрицание «советской оккупации». Собрали вокруг него людей попроще — членов партии Социалистический народный фронт (сам Палецкис отошел от нее несколько лет назад). Наконец, крупный «бриллиант» подкинули — сына экс-премьер-министра Казимеры Прунскене — в точности как «красных профессоров» в 1991-м году!

Альгирдас Палецкис / Фото: YouTubeАльгирдас Палецкис / Фото: YouTube

То есть режиссеры этого спектакля идут по пунктам списка. Лидер есть? Отлично, ставим галочку! Какого-нибудь бизнесмена из его окружения назначим ответственным за финансовое обеспечение операции. Еще одному припишем роль журналиста, а этот (Иванов) пусть будет, например, теоретиком, поскольку он философ и пишет умные книжки.

Последний к тому же оказался российским гражданином. То есть его вполне можно назначить связным между заговорщиками и центром.

Думаю, эти люди именно так и мыслят, потому что мышление их примитивно. Я имела возможность убедиться в этом на личном опыте.

— С Палецкисом на самом деле удивительная история. Выясняется, что его арестовали чуть ли не месяц назад, и никто об этом не знал. То есть Палецкиса взяли тихо и незаметно, а к Иванову ворвались показательно, выламывали дверь. Почему?

— Вообще, мне кажется, что мы еще до конца не досмотрели этот прибалтийский триллер. 19 декабря в Литве объявляют о раскрытии нового шпионского заговора, 20 декабря Латвия обнародует архивы КГБ. Интересные совпадения, не так ли? Теперь нужно ждать, что на эту тему выдаст Эстония...

Почему хранили в тайне арест Палецкиса? Для того, вероятно, чтобы выступить в тот момент, когда все «заговорщики» взяты и «заговор» разоблачен. Это может быть элементарно связано с утверждением нового бюджета Департамента Госбезопасности и подготовкой какого-нибудь годового отчета.

Но меня поражает, что молчали члены семьи Палецкиса. Не думаю, что у них брали подписки о неразглашении. Возможно, его близкие хотели, чтобы эта история не отразилась на его детях? Я точно знаю, что в годы преследования Альгирдаса Палецкиса его сына и дочку в школе третировали.

Совершенно поразительна позиция родного брата, который, по сути, выступил в роли предателя. Отец Палецкиса тоже самоустранился — у них всегда были непростые отношения.

Для меня все это загадка. Кроме того, что в данном случае мы имеем дело с чисто политической посадкой, никакого шпионажа там нет и быть не может. Это же просто смешно!

Что нового Палецкис может сообщить в Москву о деле 13 января? Все уже давно описано в моей книге, читайте на здоровье. А также в книгах Витаутаса Петкявичуса, Юозаса Куолялиса, Владислава Шведа и Валерия Иванова.

— Почему разоблачители «заговора» активизировались именно сейчас? Полагаете, это связано с приближением оглашения приговора по делу 13 января?

— Безусловно. Я вижу две основные причины. Первая: нужно создать фон для приговора, который станет известен в феврале 2019 года.

Хотя только для фона раскручивать эту историю рановато. Было бы логичнее приурочить раскрытие заговора как раз к 13 января или ближе к дате объявления приговора. Тщательно лелеемый литовской властью миф о советской агрессии разрушен во многом благодаря Палецкису и его знаменитой фразе «Как теперь выясняется, свои стреляли в своих».

12 свидетелей, открыто выступившие в суде, и последующие события на киевском Майдане только подтвердили его правоту. У общества появились вопросы. Вот литовские власти и пытаются теперь перенести акцент на новый политический процесс, чтобы связать все в один клубок: советскую агрессию, шпионаж в пользу России и два искусственно придуманных заговора, которых в реальности не было.

Есть и вторая причина. Давайте не забывать, что в Литве не за горами выборы президента. У премьер-министра Саулюса Сквернялиса, который нацелился на этот пост, дела очень плохи — рейтинги низкие.

— Да, мы недавно писали о том, что забастовка учителей сильно бьет по позициям главы правительства, который наверняка станет кандидатом от «Союза "зеленых" и крестьян» Литвы (СЗКЛ).

— А ведь все эти службы, представители которых 19 декабря давали изобличительную пресс-конференцию, подчиняются Сквернялису. Эта карта вполне могла быть разыграна для повышения его рейтинга.

Почему ее разыграли перед праздниками? С одной стороны, это странно, потому что перед Рождеством в Прибалтике обычно наступает рождественский мир и начинается самый приятный месяц в году, когда люди стараются быть вежливыми по отношению друг к другу.

С другой стороны, просматривается излюбленная технология прибалтов. По опыту работы в Таллине я знаю, что о самых взрывоопасных вещах или самых резонансных посадках там обычно объявляли по пятницам, в 16.00, чтобы не было возможности немедленно выяснить обстоятельства и оспорить решение.

— Дело о штурме телебашни в Вильнюсе расследуют с 1991 года. Почему оно тянется так долго?

— Литовские власти собирались превратить этот процесс в Нюрнберг — 2. Что у них было изначально? 37 томов уголовного дела, которые российские демократы из ельцинского окружения передали Литве в сентябре 1991 года (в России копий не осталось).

Военная техника на улицах города Вильнюса, 13 января 1991 года / Фото: baltnews.ltВоенная техника на улицах города Вильнюса, 13 января 1991 года / Фото: baltnews.lt

За эти годы 37 томов превратились в 700. В число потерпевших попали не только родственники четырнадцати погибших у телебашни людей, но и те, у кого 13 января 1991 года от звуков стрельбы заложило уши, из-за чего они потом будто бы всю жизнь страдали… Все это тщательнейшим образом собрано и систематизировано.

Но в деле много нестыковок, которые не замаскировать и не выбросить. Например, заключение судебной экспертизы о том, что в тело литовца Игнаса Шимулёниса стреляли из семи видов оружия, причем уже в мертвое тело. Или гильзы от ППШ и винтовок Мосина, которыми спецназовцы не могли быть вооружены точно.

Процесс начали затягивать именно из-за того, что в нем слишком много белых пятен.

— Какой приговор, на Ваш взгляд, будет вынесен обвиняемым Геннадию Иванову и Юрию Мелю?

— Все мы понимаем, каким будет приговор. Едва ли судьи откажутся идти на поводу у государства. Хотя они в какой-то мере уже продемонстрировали свою независимость — ведь изначально предполагалось, что финал «Нюрнберга — 2» будет привязан к какой-то красивой дате: 22 июня или 7 ноября. Но этого не случилось.

Ясно, что этот процесс забуксовал, в том числе и благодаря нашим усилиям.

— В контексте дела 13 января внимание прессы приковано главным образом к Мелю и Иванову. Не получается ли так, что на их фоне СМИ и общественность забывают о других политзаключенных в Литве?

— Геннадий Иванов не политзаключенный. Он пребывает на свободе, проживает в Литве и добросовестно ходит в суд.

Главным заключенным является Юрий Мель, который сидит уже три с половиной года. И я не могу сказать, что средства массовой информации уделяют ему много внимания. По сути, только я, Вы да Regnum о нем иногда вспоминают.

Есть еще [бывший рижский омоновец Константин] Никулин, который является скорее жертвой истории, чем политическим узником режима. Ему тоже приписали преступление, которого он не совершал, и вынесли пожизненный приговор. К сожалению, перспектив для него я пока не вижу.

Что ж, теперь к Мелю и Никулину добавляется Палецкис. Как видим, Литва не устает подкидывать дровишки в этот огонь.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Мы вырезали всех своих евреев и коммунистов, стреляли в спину красноармейцам, а немцы нас за людей не считают»: Литва в период нацистской оккупации
17 декабря 2018
В 1940–1941 годах многие из них уповали на приход немцев, хотя было ясно, что Гитлер никогда не признает литовцев арийцами и никогда не признает Литву независимым государством, достаточно вспомнить его выступление в Мемеле.
«Звери, а не люди, пробы ставить негде»: как советские спецслужбы ловили нацистских литовских преступников
12 декабря 2018
По всем карателям из полицейских батальонов поначалу не было достаточного количества документальных материалов, позволяющих изобличить и доказать участие каждого полицая в массовых убийствах.
В Литве идет «зачистка» инакомыслящих перед приговором советским военным
20 декабря 2018
Накануне вынесения приговора советским военным по «делу 13 января» Литва начинает масштабные репрессии против инакомыслящих.
«На Понары дорога есть, а с Понар — нет»: Понары — литовский Бабий Яр
16 декабря 2018
Местечко Понары было литовским Бабьим Яром. Здесь нацистами и их пособниками из числа местных националистов были уничтожены десятки тысяч невинных людей. Перед отступлением нацисты попытались скрыть следы своих преступлений; в Понарах запылали костры, на которых жгли трупы.
Обсуждение ()
Новости партнёров