Политика Политика

Украина ставит ультиматумы Польше: могила бандеровцам в обмен на эксгумацию жертв резни

Источник изображения: ua.news
 

Польша уже много лет тщетно добивается от Украины разрешения на эксгумацию находящихся на ее территории останков жертв Волынской резни. Накануне последнего визита Анджея Дуды в Киев польские власти даже восстановили могилу УПА (запрещенная в России организация — прим. RuBaltic.Ru) на горе Монастырь. Таким образом было исполнено требование Украины, которая жестко увязала разрешение на эксгумацию с восстановлением надгробного памятника своим «героям».

Во время визита польский президент всячески демонстрировал украинской стороне свою лояльность и приветствовал почетный караул бандеровской кричалкой «Слава Украине!», чем, кстати, вызвал возмущение значительной части польского общества. По итогам встречи в совместной декларации Анджей Дуда и Владимир Зеленский подчеркнули «необходимость обеспечения возможности поиска и эксгумации жертв конфликтов и политических репрессий на Украине и в Польше».

Казалось бы, все препятствия устранены и Варшава, наконец, может приступить к проведению поисковых работ на территории Незалежной.

Однако, как выяснилось, все старания Дуды оказались напрасными, и не помогло даже бандеровское заклинание.

Киев не устроила новая табличка на могиле, на которой на польском и украинском языках была сделана надпись: «Братская могила украинцев, которые погибли в битве с советским НКВД в Монастырских лесах в ночь с 2 на 3 марта 1945 года». Недовольство украинской стороны вызвал тот факт, что с таблицы исчезли фамилии 62 «героев» УПА и фраза «Полегли за свободную Украину». Именно такая надпись присутствовала на надгробной плите до того, как ту разбили неустановленные лица.

Одним из первых свое возмущение выразил экс-глава украинского Института национальной памяти (УИНП) Владимир Вятрович, который назвал произошедшее «грубым шагом, являющимся нарушением соглашения между Польшей и Украиной». Вслед за ним и нынешний руководитель УИНП Антон Дробович заявил, что необходимо привести памятник в прежнее состояние.

А в начале декабря эта история получила продолжение после того, как Дробович на встрече с председателем польского Института национальной памяти Ярославом Шареком в ультимативной форме потребовал восстановления таблицы на могиле УПА (*запрещенная в России организация — прим. RuBaltic.Ru). По мнению главы Института национальной памяти Украины, она была отреставрирована «не в том виде», который устраивает украинскую сторону.

— Поэтому я рассчитываю на то, что польская сторона восстановит памятник на горе Монастырь в первоначальной версии. Взамен украинская сторона выдаст неограниченное количество разрешений на поисковые работы на территории Украины, — заявил он.

Однако на этот раз польский ИНП неожиданно проявил твердость и выразил свое категорическое несогласие на восстановление таблицы в первозданном виде до тех пор, пока окончательно не будут сняты все сомнения по поводу количества и идентичности похороненных там людей.

— ИНП стоит на позиции, что государство серьезно трактует свои обязательства в отношении граждан, которые стали жертвами войн и репрессий, не может отказаться от стремления к установлению их судеб, поиску и устройству места захоронения. Принятие украинского решения с вытекающими из документов существенными расхождениями в количестве захороненных в могиле на Монастыре было бы таким отказом, — говорится в коммюнике, опубликованном после переговоров.

По сути, польский ИНП подтвердил свою позицию, которая заключается в том, что необходимо провести эксгумацию могилы, чтобы можно было установить количество похороненных и идентифицировать останки.

Следует отметить, что у Варшавы есть все основания не доверять Киеву в этом вопросе. Так, в 2017 году в ходе раскопок на месте демонтированного надгробного памятника УПА в селе Грушевичи не было найдено никаких захоронений бандеровцев.

То есть надгробный памятник оказался абсолютно фейковым, несмотря на то, что украинские националисты сделали из него объект поклонения и регулярно устраивали поминальные мероприятия в честь якобы похороненных там «12 партизан».

Вполне вероятно, что такой же фейковой может оказаться и могила на горе Монастырь.

В частности, корреспондент польского государственного телеканала TVP пообщался по этому поводу со старейшими местными жителями. Лесник на пенсии Францишек Табака считает, что под памятником вообще нет захоронений:

— Рассказывала мне такая пани, по происхождению украинка, которая уже умерла, что эти люди, как их убили, не были там похоронены, только вывезены на кладбище в Верхрату. А памятник — не знаю, кто его поставил, — заявил он.

В то же время другой старожил, Казимеж Вуйцик, «вообще не припоминает, что здесь когда-то была какая-то большая могила», и полагает, что тут захоронено всего около десяти человек.

Очевидно, что раскопки на горе Монастырь могут выявить несостоятельность украинской версии о данном захоронении, поэтому предложение о проведении эксгумации очень не понравилось Антону Дробовичу, который в интервью агентству «Укринформ» сравнил проведение таких работ с открытием ящика Пандоры.

Кроме того, Дробович напомнил о том, что «на территории Украины польских захоронений значительно больше, чем украинских в Польше», и таким образом фактически пригрозил ответными эксгумациями.

В свою очередь, ультиматум Дробовича о восстановлении памятника в первоначальном виде вызвал возмущение польских националистов, кресовян и всех антибандеровски настроенных поляков.

Так, Общество увековечивания памяти жертв преступлений украинских националистов (SUOZUN) предложило провести эксгумацию и раз и навсегда покончить с «некрофильским культом ОУН(б) в Польше».

SUOZUN напомнило о том, что похороненные члены ОУН-УПА (запрещенные в России организации — прим. RuBaltic.Ru) были гражданами Польского государства, и, таким образом, у Украины нет никаких юридических оснований рассматривать эту могилу как «место памяти Украинского государства».

Следовательно, польской стороне не нужно беспокоиться о том, «дает украинский ИНП или не дает свое согласие на эксгумацию».

«Провести эксгумацию и закрыть тему раз и навсегда», — резюмировало SUOZUN.

По мнению историка и общественного деятеля Анджея Запаловского, польский Институт национальной памяти в ответ на требования Украины должен сделать «три вещи»:

1. Естественно, провести эксгумацию места и установить, действительно ли там есть какие-то могилы.

2. В том случае, если там есть останки, проверить, не состояли ли эти люди как украинские полицейские на службе Третьего рейха, не участвовали ли в Холокосте евреев и геноциде поляков.

3. Если это подтвердится, возвести памятник, на котором при каждом указанном на таблице лице должно быть написано, сколько им убито поляков, евреев и украинцев.

Издание Nasz Dziennik опубликовало интервью с политологом Кшиштофом Кавенцким, в котором тот констатировал, что «трудно избавиться от ощущения, что новый глава украинского ИНП продолжает политику уволенного в сентябре прошлого года Владимира Вятровича — одного из архитекторов украинской исторической политики и из-за своего непримиримого отношения не без причины именуемого в Польше апологетом деятельности ОУН-УПА».

Кавенцкий также обратил внимание на то, что украинская сторона не ценит поддержку со стороны польских властей, которые «в последние годы неоднократно выступали в защиту целостности границ Украины, вставали на защиту Украинского государства против незаконной агрессии со стороны России».

— В ответ со стороны Киева мы имеем дело с односторонним подходом, чтобы не сказать с враждебностью, — отметил он.

По мнению политолога, запрещая эксгумацию, Украина намеренно хочет стереть память о преступлениях украинских националистов:

— Украинцы делают все, чтобы стереть память о преступлениях, которые ОУН-УПА совершила против мирного населения, против поляков, жителей Восточной Малопольши, Волыни, а позже и на Расточье и Люблинщине. Можно сказать, что с каждым последующим годом останки жертв геноцида будет все труднее идентифицировать, — подчеркнул он.

Профессор Вроцлавского университета Богуслав Паж следующим образом прокомментировал ультиматум Дробовича:

— Наглость уровня Гималаев — зверски и полностью безнаказанно убить двести тысяч человек, потом разграбить их дома и землю, жертв назвать в учебниках «оккупантами», похоронить их в коллективных могилах без какого-либо обозначения, в 21 веке запрещать их эксгумацию и требовать памятников для их убийц! — написал он на своей странице в Facebook.

Подобное негативное отношение к украинским «героям» присутствует у значительной части польского общества, в том числе и у граждан Польши, поддерживающих правящую партию «Право и справедливость» (ПиС).

По этой причине польские власти, вынужденные считаться с мнением своего электората, пока что отклонили ультиматум Дробовича и продолжают настаивать на проведении эксгумации останков в могиле на горе Монастырь.

Тем не менее принятие польской стороной требований Украины, скорее всего, является вопросом времени, так как внешняя политика Польши уже давно определяется в Вашингтоне, в интересах которого, собственно, и создается нынешний украинский исторический нарратив.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Историческую политику Польши и Украины объединил организатор еврейских погромов
26 ноября 2020
К 100-летию Варшавской битвы в Польше установили памятник в городе Скерневице, одной из фигур которого является Симон Петлюра. Неловкость ситуации в том, что Петлюра был организатором еврейских погромов, и именно такого представители Украины в последнее время героизируют власти Польши.
Скандал в Польше: президент страны кричит бандеровское «Слава Украине!»
27 октября 2020
Недавний визит президента Анджея Дуды на Украину был негативно воспринят значительной частью польского общества. Возмущение поляков в первую очередь вызвал тот факт, что их президент во время церемонии в Киеве приветствовал почетный караул криком «Слава Украине!», на который украинские военнослужащие ответили слоганом «Героям слава!»
Почему поляки нападают на украинцев в Польше
14 октября 2020
Работающие и проживающие на берегах Вислы украинцы все чаще сталкиваются с недружелюбным отношением со стороны местных жителей, при этом случается, что негативную реакцию вызывает даже украинская речь.
Украинские полицаи из 118-го батальона: убивали в Бабьем Яре, сжигали белорусские деревни, а потом составили костяк УПА*
30 октября 2020
В УПА бывшие полицейские активно пользовались полученным опытом. «Спасающиеся бегством военизированные формирования имели в своем распоряжении немецкое оружие и опыт жестокой тактики, которой они научились во время массовых казней», — писала Кейт Браун.
Обсуждение ()
Новости партнёров